Восточное Средиземноморье всегда занимало важное место в системе международных отношений, прежде всего, в транспортном, экономическом и военном аспектах. Вместе с тем в последнее десятилетие стратегическое значение региона растет еще и из-за обнаружения там значительных запасов нефти и газа. Это открытие повлияло как на военно-политическую обстановку, так и на ситуацию на рынках энергоносителей в Турции и в странах ЕС. 

В то время как Анкара активно проводит разведку месторождений в восточной части Средиземного моря, в Афинах, Никосии, Париже и других европейских столицах копится недовольство: там уверены, что турецкая сторона посягает на не принадлежащие ей районы. В результате «бряцания оружием» Турция и Греция впервые с момента войны на Кипре 1974 года находятся на пороге нового военного конфликта. 

В 1982 году Турция отказалась подписывать Международную конвенцию ООН по морскому праву, которая позволяла Греции расширить свою зону с 6 до 12 миль. Кроме того, она настаивает на уменьшении роли островов в вопросах разграничения территориального шельфа и создания исключительных экономических зон, ссылаясь на практику уже подписанных двусторонних соглашений между рядом государств. В целом же, Анкара и Афины спорят по поводу разграничения территориальных вод, континентального шельфа и воздушного пространства еще с 20-х годов прошлого века. Так, Анкара уже давно рассматривает возможное расширение греческой границы в Восточном Средиземноморье до 12 миль как повод для войны. 

Антитурецкий альянс

10 сентября, во время саммита Европейских средиземноморских государств, президент Франции Эммануэль Макрон призвал Европу выступить единым фронтом против «неприемлемого» поведения Турции в восточной части Средиземного моря. Французский лидер добавил, что хоть Турция пока еще остается союзником по НАТО, она больше не может считаться партнером европейских средиземноморских государств — Франции, Италии, Мальты, Португалии, Испании, Греции и Кипра (часто неофициально называемых Club Med). 

Макрон заявил: «Мы должны создать Pax Mediterranea, потому что видим, как региональная держава возвращается с некоторыми фантазиями о своей собственной истории, — я имею в виду Турцию». Далее он обвинил Анкару в «усилении провокаций, не достойных великого государства». «Турецкий народ — великий народ, и он заслуживает чего-то другого», — заявил президент Франции. 

В министерстве иностранных дел Турции воинственный настрой Макрона не оценили. Там комментарии французского лидера назвали «высокомерными» и сочли их за «признак его собственной слабости и отчаяния». Пресс-секретарь президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана Фахреттин Алтун и вовсе назвал Макрона «подражателем Наполеона» в средиземноморской кампании.

Тем не менее именно в лице Франции Греция обрела защитника своих интересов в Восточном Средиземноморье. Париж помог Афинам сформировать стратегические альянс против Турции, в который также вошли Кипр, Египет, ОАЭ и Израиль. Афины и Каир недавно подписали меморандум о разграничения морских границ, а этот документ прямо направлен против интересов Турции и Ливии. 

Еще одним важным сигналом для Анкары стало то, что 13 сентября премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис заявил, что страна получит 18 новых истребителей Rafale французского производства, призванных заменить устаревшие Mirage 2000, купит четыре вертолета ВМС, четыре новых фрегата и модернизирует еще четыре. По его словам, вооруженные силы получат новое противотанковое оружие, торпеды и управляемые ракеты, а в течение следующих пяти лет на службу будет принято еще 15 тыс. человек.  

18 сентября Турция все-таки отозвала свое исследовательское судно «Орук Райс» из Восточного Средиземноморья. Пусть, по словам Эрдогана, «это вовсе не означает, что турецкие операции в этом регионе завершены», очевидно, что Анкара пошла на такой шаг из-за давления со стороны США и чтобы избежать санкций ЕС, введение которых было вполне возможным.

«Мы согласовали подход, который открывает двойную стратегию. Мы решили, что хотим дать шанс политическому диалогу в общих интересах. С другой стороны, мы выразили приверженность нашим ценностям и полную солидарность с Грецией и Кипром», — мотивировал отсрочку санкций глава Евросовета Шарль Мишель.

Турецкая доктрина «Голубой родины»

В 2001 году академик Ахмет Давутоглу (впоследствии ставший министром иностранных дел и далее премьер-министром) опубликовал книгу «Стратегическая глубина», в которой нашла отражение внешнеполитическая концепция Турции. Она предусматривала превращение страны в 21 веке в мировую державу благодаря снижению зависимости от Запада и за счёт установления системы балансов (т.е. выстраивания отношений со всеми ключевыми международными игроками). Концепция эта вскоре была отвергнута, и ей на смену пришла военная доктрина «Голубой родины» (Mavi Vatan), введенная в оборот турецким адмиралом Джемом Гюрденизом еще в 2006 году. 

Гюрдениз считается одним из идеологов современной политики Турции в Средиземноморье: именно он отстаивал идею демаркации границ с Ливией. 

Смысл доктрины заключается в расширении водных владений Турции в Средиземном, Черном и Эгейском морях до 462 тыс. кв км через заключение ряда международных договоров по типу ливийского и отстаивание своих претензий на международном уровне. 

В рамках реализации этой доктрины Турция развернула масштабное строительство нового военного флота, прежде всего, для защиты своих интересов в Восточном Средиземноморье и подписала два важных меморандума с Правительством национального согласия Ливии — о разграничении морских границ и о военном сотрудничестве.

Создала Турция и свой альянс, в который вошли Катар, Ливия и Алжир, а после неудачного госпереворота в 2016 году начала сближение с Россией по всем направлениям и заключила контракт на покупку систем ПВО С-400 за 2,5 млрд долларов. Этот контракт, к слову, привел к расколу внутри НАТО и к обострению отношений с США: Вашингтон даже исключил Турцию и ее промышленность из проекта по созданию Ф-35. Зато на форуме «Армия-2020» Турция заключила с Россией договор на покупку еще одного дивизиона С-400. Впоследствии поступила дополнительная информация о том, что страна заключила еще и контракт на покупку сорока истребителей Су-35Т (стоимость сделки — 4 млрд долларов). 

Турки намереваются частично использовать технологии Су-35 и Ф-35 для проектирования и создания собственного многофункционального  истребителя пятого поколения TF-X. Россия, к слову, уже предложила обеспечить им поставки критически важных элементов TF-X. В целом же, с помощью систем С-400, Су-35Т, собственных беспилотников и ракетного вооружения Анкара намеревается реализовать концепцию A2AD, то есть обеспечить сдерживание противника путем создания зоны повышенной опасности. Такой «зонтик» позволит ей спокойно начать бурение и добычу нефти и газа со дна Средиземного моря.

Развал Южного Фланга НАТО

На данный момент национальные интересы Турции и ее внешняя политика расходятся с интересами США и НАТО на Ближнем Востоке. Между тем с момента вхождения в альянс в 1952 году Турция была одним из самых важных союзников Америки на ближневосточном направлении: по сути страна держала весть южный фланг НАТО. На авиабазе Инджирлик в Турции США разместили свое ядерное оружие, через тот же Инджирлик Вашингтон постоянно вел наблюдение за южными границами СССР. Однако после того как в ходе текущего спора между Турцией и Грецией американцы открыто встали на сторону Афин, отношения Анкары с Вашингтоном и НАТО вступили в критическую фазу. Южный фланг альянса начал распадаться на наших глазах.

Так, в 2019 году Штаты уже вводили санкции против Турции из-за ее военной операции против курдов на севере Сирии, а ЕС вводил запрет на поставку туркам оружия и технологий. 1 сентября США сняли санкции на поставку оружия Кипру, что вызвало осуждение в Анкаре: там заявили, что это приведет к эскалации напряженности в регионе. 13 сентября Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что трения между Грецией и Турцией играют на руку противникам Североатлантического альянса, и призвал решить эту проблему дипломатическим путем. 

«Усиление военной напряженности служит на пользу только нашим противникам, которые хотели бы увидеть раскол в трансатлантическом единстве», — заявил Помпео журналистам по итогам переговоров с президентом Кипра Никосом Анастасиадисом. Видимо, «чтобы лучше контролировать ситуацию», США решили усилить свое военное присутствие в Греции: развернуть там свои БПЛА и продать Афинам эскадрилью Ф-35.

В ответ на это Анкара рассматривает возможность закрыть Америке доступ на авиабазу Инджирлик, а при самом худшем сценарии — выйти из НАТО. 

«Мы не знаем, что произойдет с Инджирликом, — рассказал изданию Washington Examiner Рон Джонсон, возглавляющий комитет Сената по международным отношениям по Европе. — Надеемся на лучшее, но мы должны готовиться и к худшему».

Между тем уход США из Турции обернулся бы ударом для Реджепа Тайипа Эрдогана, считают в Вашингтоне. Однако теперь американцы рассматривают Грецию как новый вариант для размещения своих самолетов вместо Инджирлика.


И для Турции, и для Греции газ, нефть и другие ресурсы Средиземного моря — это один из немногих способов преодолеть последствия кризиса, предотвратить или замедлить падение уровня жизни и создать необходимые условия для сохранения экономического суверенитета. Турция рассматривает Восточное Средиземноморье как основной плацдарм для реализации своих национальных интересов и намерена отстаивать его в том числе и военными мерами. И тут Эрдоган не станет отступать: он уже поставил на карту слишком многое.