Now Reading
США на Балканах спустя 20 лет после бомбардировок

США на Балканах спустя 20 лет после бомбардировок

Какую стратегию сегодня реализует США на Балканах, кто является их основными соперниками в регионе и каково место нашей страны в архитектуре балканских взаимоотношений, обсудили участники круглого стола Российского совета по международным делам «США на Балканах спустя 20 лет после бомбардировок».

Анализ американского военного и политического присутствия в регионе за последние 20 лет представил старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Александр Пивоваренко. По мнению эксперта, в этот период оно носило неравномерный характер. Первый пик активности пришелся на 1993-1994 годы – на время Боснийской войны, где американское участие носило интервенционистский характер. Следующее появление произошло в 1999 году с началом бомбардировок НАТО Югославии. В нулевые годы военное присутствие США снизилось, но в последние пару лет оно снова начинает активизироваться, что особенно заметно на примере Албании и Македонии.

«Уже в 2016-2017 годах Америка перехватила политическую инициативу и Евросоюза и начинает разворачивать ситуацию в пользу Вашингтона, — отмечает Александр Пивоваренко. «Практически во всех балканских странах картинка повторяется: лидеры оппозиции посещают в американские посольства, представители дипмиссий США ведут активную культурную работу. Например, буквально на прошлой неделе они провели конкурс кантри-музыки в районе Прешево и Буяновца, где проживает смешанное сербско-албанское население и который, возможно, войдет в проект по разграничению территорий между Сербией и Косово», — рассказал эксперт, добавив, что сегодня Белграду и Приштине американцы ставят в пример две другие столицы – Скопье и Афины, намекая на сговорчивость македонцев и греков, подписавших Преспанское соглашение.

Структура американского присутствия в Балканском регионе в начале ХХI века была фрагментарной и очаговой. После саммитов НАТО в 2015 году мир увидел, что ПРО появились сначала в Прибалтике и Польше; затем в Греции и Албании возникли новые военные базы, а те, что были в Румынии и Болгарии, начали модернизировать. «Таким образом США формирует свой “Юго-Восточный бастион”, пользуясь текущей слабостью Евросоюза», — говорит Александр Пивоваренко. Сейчас, по его мнению, стабильность Балкан будет зависеть от того, с кем США будет формировать в регионе тактические союзы. При этом к первоочередным потенциальным партнерам Штатов он относит ЕС и Турцию.

Несмотря на то, что внешне политика Америки в регионе выглядит достаточно монолитной, внутри страны не прекращается полемика между приверженцами подчас полярных стратегий присутствия. О разнице подходов рассказал доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО МИД России Максим Сучков.

Говоря о первом подходе – подходе вашингтонского истеблишмента, эксперт отметил, что он тяготеет к стратегии американской мировой гегемонии, которая проявила себя в 90-е годы прошлого века. Вторая позиция – администрации действующего главы государства – прагматическая: «Что мы можем получить?». Дискуссии между двумя этими лагерями, по мнению Максима Сучкова, отражают три основные тенденции.

Первая из них – это страх Америки потерять свое «хозяйское» положение на Балканах: в 90-е годы США использовали пространство бывшей Югославии как полигон для экспериментов и площадку для демонстрации своего военного превосходства. Несмотря на то, что спустя 20 лет мировая политическая конъюнктура сильно изменилась, инерция великодержавного доминирования по-прежнему сильна.

Вторая тенденция – это озабоченность тем, что политическое, экономическое и идеологическое влияние Штатов в регионе может снизиться ввиду активизации других игроков. Среди основных соперников Америки на киберинформационном поле политолог выделяет Россию, которая после 2014 года успела стать «очень удобным инструментом принуждения стран к сотрудничеству с Альянсом». Экономическим конкурентом выступает Китай, активно инвестирующий в транспортную и промышленную инфраструктуру региона, а в перспективе имеющий шансы стать и политическим «доминатором». Именно поэтому, например, США приветствует экономическое появление на Балканах Японии.

Что касается идеологических соперников, то здесь Максим Сучков говорит, прежде всего, о Турции и Саудовской Аравии. Ранее Америка, «чтобы разбавить просербскую повестку», наоборот, приветствовала их активность. После известных событий на Ближнем Востоке Балканы (прежде всего, Босния и Герцеговина и Косово) стали транзитным коридором перемещения террористических контингентов и местом организации тренировочных лагерей, что вызывает беспокойство.

Эти вызовы вынуждают администрацию Трампа вырабатывать стратегию балканского партнерства нового типа. По словам эксперта, в США обсуждается как идея создания так называемого «альянса националистов» (трамповское “Make America Great Again” перекликается, например, с «великоалбанскими» националистическими воззрениями), так и идея развития проверенной стратегии военно-политического присутствия, которая требует поддержания уже отстроенных военных, политических и идеологических платформ. 

О том, каким образом при сложившейся конъюнктуре региональных интересов Россия может реализовать свои, рассказала доцент НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Европы РАН и эксперт портала «Балканист.ру» Екатерина Энтина. Эксперт обратила внимание на то, что помимо крупных игроков (НАТО и ЕС) в регионе активно ведут работу отдельные страны Европы, чьи интересы на Балканах порой конфликтуют, и этот факт Москве игнорировать нельзя.

«На Балканах Россия опирается преимущественно на Сербию и Республику Сербскую, но это не комплексный подход. Посмотрите: США везде присутствуют равномерно, за 20 лет им даже удалось выровнять отношения с Белградом. Эта стратегия позволяет им создавать образ сильного актора, несмотря на минимальное экономическое присутствие, – считает Екатерина Энтина. – Балканы – очень “удобный” регион, хотя и далеко не первостепенный для Америки. Но здесь при минимальных ресурсах они получают максимальные результаты».

Москве, по мнению Екатерины Энтиной, сейчас необходимо активно возвращаться в ареал своего традиционного влияния, откуда наша страна в 90-е годы добровольно ушла. Причины для этого вполне осязаемы: активное региональное присутствие позволит предотвратить возможную дестабилизацию проекта «Турецкий поток», что может обернуться как имиджевым уроном, так и потерей вложенных ресурсов.

«Мы уже очень многое “завезли”  на Балканы под предыдущий проект “Южного потока”. Банки, инфраструктура, РЖД – это наши самые большие за последнее десятилетие инвестиции в регион», – говорит эксперт.  

Самым подходящим поводом для активизации России в регионе Екатерина Энтина считает переговорный процесс вокруг Косово. «Косовары подают нам сигналы, что не против подключения Москвы к переговорам: чего стоит встреча Тачи и Путина в Париже», – предполагает политолог. По ее мнению, Москва способна вывести переговоры по Косово на совершенно новый уровень и вовлечь в процесс представителей США, ЕС, возможно, Китая, Турции и отдельных европейских стран, и это – самый оптимальный способ сохранить и укрепить позиции нашей страны на Балканах.

Отметим, что ранее Екатерина Энтина, Александр Пивоваренко и Максим Сучков подготовили для Российского совета по международным делам отдельный доклад «США на Балканах: эволюция присутствия, приоритеты, перспективы», ознакомиться с которым можно на сайте РСМД.

Также по теме: