fbpx
Now Reading
США на Балканах спустя 20 лет после бомбардировок

США на Балканах спустя 20 лет после бомбардировок

Аватар

Какую стратегию сегодня реализует США на Балканах, кто является их основными соперниками в регионе и каково место нашей страны в архитектуре балканских взаимоотношений, обсудили участники круглого стола Российского совета по международным делам «США на Балканах спустя 20 лет после бомбардировок».

Анализ американского военного и политического присутствия в регионе за последние 20 лет представил старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Александр Пивоваренко. По мнению эксперта, в этот период оно носило неравномерный характер. Первый пик активности пришелся на 1993-1994 годы – на время Боснийской войны, где американское участие носило интервенционистский характер. Следующее появление произошло в 1999 году с началом бомбардировок НАТО Югославии. В нулевые годы военное присутствие США снизилось, но в последние пару лет оно снова начинает активизироваться, что особенно заметно на примере Албании и Македонии.

«Уже в 2016-2017 годах Америка перехватила политическую инициативу и Евросоюза и начинает разворачивать ситуацию в пользу Вашингтона, — отмечает Александр Пивоваренко. «Практически во всех балканских странах картинка повторяется: лидеры оппозиции посещают в американские посольства, представители дипмиссий США ведут активную культурную работу. Например, буквально на прошлой неделе они провели конкурс кантри-музыки в районе Прешево и Буяновца, где проживает смешанное сербско-албанское население и который, возможно, войдет в проект по разграничению территорий между Сербией и Косово», — рассказал эксперт, добавив, что сегодня Белграду и Приштине американцы ставят в пример две другие столицы – Скопье и Афины, намекая на сговорчивость македонцев и греков, подписавших Преспанское соглашение.

Структура американского присутствия в Балканском регионе в начале ХХI века была фрагментарной и очаговой. После саммитов НАТО в 2015 году мир увидел, что ПРО появились сначала в Прибалтике и Польше; затем в Греции и Албании возникли новые военные базы, а те, что были в Румынии и Болгарии, начали модернизировать. «Таким образом США формирует свой “Юго-Восточный бастион”, пользуясь текущей слабостью Евросоюза», — говорит Александр Пивоваренко. Сейчас, по его мнению, стабильность Балкан будет зависеть от того, с кем США будет формировать в регионе тактические союзы. При этом к первоочередным потенциальным партнерам Штатов он относит ЕС и Турцию.

Несмотря на то, что внешне политика Америки в регионе выглядит достаточно монолитной, внутри страны не прекращается полемика между приверженцами подчас полярных стратегий присутствия. О разнице подходов рассказал доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО МИД России Максим Сучков.

Говоря о первом подходе – подходе вашингтонского истеблишмента, эксперт отметил, что он тяготеет к стратегии американской мировой гегемонии, которая проявила себя в 90-е годы прошлого века. Вторая позиция – администрации действующего главы государства – прагматическая: «Что мы можем получить?». Дискуссии между двумя этими лагерями, по мнению Максима Сучкова, отражают три основные тенденции.

Первая из них – это страх Америки потерять свое «хозяйское» положение на Балканах: в 90-е годы США использовали пространство бывшей Югославии как полигон для экспериментов и площадку для демонстрации своего военного превосходства. Несмотря на то, что спустя 20 лет мировая политическая конъюнктура сильно изменилась, инерция великодержавного доминирования по-прежнему сильна.

Вторая тенденция – это озабоченность тем, что политическое, экономическое и идеологическое влияние Штатов в регионе может снизиться ввиду активизации других игроков. Среди основных соперников Америки на киберинформационном поле политолог выделяет Россию, которая после 2014 года успела стать «очень удобным инструментом принуждения стран к сотрудничеству с Альянсом». Экономическим конкурентом выступает Китай, активно инвестирующий в транспортную и промышленную инфраструктуру региона, а в перспективе имеющий шансы стать и политическим «доминатором». Именно поэтому, например, США приветствует экономическое появление на Балканах Японии.

Что касается идеологических соперников, то здесь Максим Сучков говорит, прежде всего, о Турции и Саудовской Аравии. Ранее Америка, «чтобы разбавить просербскую повестку», наоборот, приветствовала их активность. После известных событий на Ближнем Востоке Балканы (прежде всего, Босния и Герцеговина и Косово) стали транзитным коридором перемещения террористических контингентов и местом организации тренировочных лагерей, что вызывает беспокойство.

Эти вызовы вынуждают администрацию Трампа вырабатывать стратегию балканского партнерства нового типа. По словам эксперта, в США обсуждается как идея создания так называемого «альянса националистов» (трамповское “Make America Great Again” перекликается, например, с «великоалбанскими» националистическими воззрениями), так и идея развития проверенной стратегии военно-политического присутствия, которая требует поддержания уже отстроенных военных, политических и идеологических платформ. 

О том, каким образом при сложившейся конъюнктуре региональных интересов Россия может реализовать свои, рассказала доцент НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Европы РАН и эксперт портала «Балканист.ру» Екатерина Энтина. Эксперт обратила внимание на то, что помимо крупных игроков (НАТО и ЕС) в регионе активно ведут работу отдельные страны Европы, чьи интересы на Балканах порой конфликтуют, и этот факт Москве игнорировать нельзя.

«На Балканах Россия опирается преимущественно на Сербию и Республику Сербскую, но это не комплексный подход. Посмотрите: США везде присутствуют равномерно, за 20 лет им даже удалось выровнять отношения с Белградом. Эта стратегия позволяет им создавать образ сильного актора, несмотря на минимальное экономическое присутствие, – считает Екатерина Энтина. – Балканы – очень “удобный” регион, хотя и далеко не первостепенный для Америки. Но здесь при минимальных ресурсах они получают максимальные результаты».

Москве, по мнению Екатерины Энтиной, сейчас необходимо активно возвращаться в ареал своего традиционного влияния, откуда наша страна в 90-е годы добровольно ушла. Причины для этого вполне осязаемы: активное региональное присутствие позволит предотвратить возможную дестабилизацию проекта «Турецкий поток», что может обернуться как имиджевым уроном, так и потерей вложенных ресурсов.

«Мы уже очень многое “завезли”  на Балканы под предыдущий проект “Южного потока”. Банки, инфраструктура, РЖД – это наши самые большие за последнее десятилетие инвестиции в регион», – говорит эксперт.  

Самым подходящим поводом для активизации России в регионе Екатерина Энтина считает переговорный процесс вокруг Косово. «Косовары подают нам сигналы, что не против подключения Москвы к переговорам: чего стоит встреча Тачи и Путина в Париже», – предполагает политолог. По ее мнению, Москва способна вывести переговоры по Косово на совершенно новый уровень и вовлечь в процесс представителей США, ЕС, возможно, Китая, Турции и отдельных европейских стран, и это – самый оптимальный способ сохранить и укрепить позиции нашей страны на Балканах.

Отметим, что ранее Екатерина Энтина, Александр Пивоваренко и Максим Сучков подготовили для Российского совета по международным делам отдельный доклад «США на Балканах: эволюция присутствия, приоритеты, перспективы», ознакомиться с которым можно на сайте РСМД.

Также по теме:

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top