2020-й — год многих юбилеев и памятных дат. Большинство из них связаны с 1945-м годом, а между тем 29 ноября исполнится и 75 лет со дня провозглашения Федеративной Народной Республики Югославия. Социалистическое государство, возникшее после Второй мировой войны, с первых дней своего существования строилось по образцу Советского Союза вплоть до знаменитого конфликта Тито и Сталина 1948-1953 годов. Помимо политики и экономики, попытки соответствовать Советам затронули и культуру народов, проживавших в Югославии, в том числе и хорватов.

— Подробнее: Конфликт Белграда и Москвы. Ссора красных Иосифов

Решения, связанные с проведением новой культурной политики, принимались, конечно, союзным руководством. Ответственным за нее был государственный и партийный деятель, писатель и будущий диссидент Милован Джилас, ставший впоследствии известным благодаря своим мемуарам «Новый класс» и «Встречи со Сталиным». В 1945 году он возглавил созданный по советскому образцу Отдел агитации и пропаганды ЦК компартии Югославии (Агитпроп ЦК КПЮ) и стал автором документа, определившего развитие югославской и хорватской культуры на долгие годы вперед. Система к тому времени была уже давно создана и опробована в СССР, а в 1945 году она была скопирована Югославией. По всей стране учреждались агитационно-пропагандистские комиссии по различным направлениям. Так, например, за создание новых театров, оркестров, литературных и певческих обществ, издание литературных журналов отвечали главы культурных секторов, за контроль над уже созданными произведениями искусства, кинематографа, литературы – начальники организационно-технических.

Милован Джилас

Партийный актив Хорватии всячески поддерживал вводимые меры. Однако именно здесь усвоение новой модели управления культурой проходило с определенными трудностями (но об этом чуть ниже). 

Непосредственные культурные связи СССР и Хорватии развивались в эти годы более чем активно. Во всей Югославии свободно распространялись советские фильмы, журналы, музыка, литература, в школах изучался русский язык. Непосредственно в Загребе было создано Общество культурного сотрудничества Хорватии и СССР, где были секции русского языка и литературы, музыки, изобразительного искусства, общественных наук, техники и урбанизма, сельского хозяйства, медицины. Оно организовывало выставки советских художников, выступления лекторов из СССР и показы советских фильмов, располагало собственной библиотекой, в которую было записано полторы тысячи читателей. Помимо Загреба, подобные общества были и в других хорватских городах. Издавались журналы «Югославия — СССР» и «Хорватия — СССР».

Как и в Советском Союзе, основным инструментом агитации и пропаганды в культурной сфере в Югославии стало кино. И именно образцы советского кинематографа в первые послевоенные годы смотрели в Хорватии и во всей Югославии. Уже в 1945-м году из 217 завезенных в страну кинолент 93 фильма были советскими, в 1946 году таковых было уже 102 из 169, а два года спустя – 113 из 122-х. Импорт советского кино был прекращен только в 1951 году, но уже ввезенные картины продолжали показывать на экранах страны. Хорватские и югославские режиссеры ориентировались именно на соцреализм советского кинематографа как на образец. Достаточно сказать, что одним из первых советских фильмов, снятых в ФНРЮ, стала лента Абрама Роома «В горах Югославии», посвященная совместной борьбе югославских партизан и красноармейцев против немецких войск и коллаборационистов во время Второй мировой войны. 

— Подробнее: Партизанское кино Югославии: от «Славицы» до «Андеграунда»

Литературная жизнь страны также проходила под большим влиянием СССР. Хорватский журнал «Республика» весь 1946 год публиковал переводы работ основоположника социалистического реализма Максима Горького и советских критических статей о западных философах. В то же время начали публиковаться хорватские авторы, также работающие в рамках соцреализма (Зденко Штамбук, Весна Парун, Марин Франичевич).

В том же журнале был опубликован текст выступления поэта, бывшего партизана и члена Агитпропа ЦК КПЮ Радована Зоговича «Обзор наших литературных возможностей и задач», в котором  соцреализм провозглашался «единственно верным направлением в культуре и искусстве». Сложно в этой связи не вспомнить о первом съезде советских писателей в 1934 году, где впервые и был утвержден этот метод литературы и искусства. Надо сказать, что в Югославии он достаточно быстро был усвоен местными литераторами. Вот лишь некоторые термины и обороты, активно использовавшиеся в хорватской публицистике того времени: «советская литература – самая демократичная литература в мире», «декадентство – реакционное течение в литературе», «героическая борьба», «партийность», «идейность», «реакционность», «оппортунизм» и так далее. По тематике социалистического реализма защищали диссертации, ему посвящали многочисленные публицистические статьи. 

Советское влияние сказалось даже на топонимике Хорватии. К концу 1940-х годов в Загребе были улицы Красной Армии, Московская, Ленинградская, площадь генералиссимуса Сталина и площадь Октябрьской революции, парк Максима Горького. И хотя после конфликта Сталина и Тито многие объекты были переименованы, до начала 1990-х  в Загребе «дожили» парк Горького, Ленинградская улица и площадь Сталина, правда, переименованная в 1948 году в честь Ленина. 

Советское влияние нашло свое отражение и в области монументального искусства: так, в 1947-м в Восточной Хорватии на месте Батинской битвы 1944 года был воздвигнут величественный Памятник благодарности Красной Армии скульптора Антуна Августинчича. Он сохранился до наших дней.

Памятник благодарности Красной Армии

Между тем именно в Хорватии процесс утверждения социалистического реализма проходил далеко не без проблем. Не все деятели культуры были довольны новыми коммунистическими властями. Даже многие из тех, кто был к ним лоялен, испытывали разочарование установившимся государственным диктатом в области культуры и отсутствием творческой свободы. Поэтому в первое время после установления новой власти далеко не все представители хорватской творческой элиты хотели включаться в проходившие процессы. Так, в одном из докладов Агитпропа ЦК компартии Хорватии сообщалось: «Общество писателей Хорватии, как и сами писатели, не показывают своей активности. В обществе ее проявляют всего 10-12 человек. Принято решение, что в подобных организациях, где это возможно, начнут формироваться партийные ячейки, которые и будут организовывать работу этих обществ». 

Но и после активизации литературной жизни в Хорватии тот же журнал «Республика» подвергался критике, к примеру, «за преуменьшение роли ЦК компартии Хорватии в деле воспитания кадров народно-освободительной борьбы народа Югославии в 1941-1945 гг.»  Прочими хорватскими журналами и газетами  Агитпроп также был недоволен ввиду «отсутствия должного энтузиазма» в пропаганде социалистического реализма, советских достижений в различных областях жизни и т.д. Подвергалась жесткому контролю и научная жизнь в стране. Ярким примером может послужить письмо хорватского историка Фердо Чулиновича в Агитпроп, который рассматривал к публикации его работу о народно-освободительном движении в Югославии во Второй мировой войне. Историк писал: «Как вы видите, из рукописи вычеркнуто все то, что могло бы быть неправильно истолковано… Я просматривал с товарищами каждое предложение и каждое слово с целью, чтобы моя книга не стала предметом дискуссии, которая могла бы повредить автору».

Конфликт между Сталиным и Тито свел на нет активное сотрудничество СССР и Хорватии (и Югославии в целом) в сфере культуры, да и во всех иных областях. Лишь после прихода к власти Хрущева и начала в СССР «оттепели» отношения стали улучшаться, хотя им и не было суждено выйти на уровень первых послевоенных лет. Но все же те годы оказали огромное влияние на хорватскую и общеюгославскую культуру, развивавшихся фактически по образцу Советского Союза (безусловно, со своими характерными особенностями) еще не одно десятилетие.