«Россия должна быть сильной, но нам нужен мир»: эксклюзивное и первое международное интервью самого молодого кандидата в президенты РФ Владислава Даванкова сербскому изданию «Политика»

Сербия и президент Вучич поддерживали Россию во многих вопросах, и мы это ценим, он заслуживает уважения за то, как отстаивает сербский суверенитет, цитирует Даванкова редактор «Политики» Боян Билбия. Текст интервью, которое состоялось в Москве при содействии «Балканиста», публикуем в целости.

Самого молодого, но по мнению многих, и самого серьёзного оппонента Владимира Путина на предстоящих президентских выборах, которые состоятся в воскресенье, — Владислава Даванкова из партии «Новые люди», москвичи останавливают на улице, просят вместе сфотографироваться, интересуются его мнением, и, прежде всего, ответом на главный вопрос — когда закончится война? Это неслучайно, ведь Владислав Даванков — единственный кандидат проевропейского типа — на выборы идёт с программой мира и окончания конфликта с условием, что Россия выйдет из него с достоинством и соблюдением всех её прав и требований.

Пока говорю с этим молодым историком (Даванкову всего 40 лет), который годами работал на высшем уровне российского и международного бизнеса и только в 2020 году занялся политикой, замечаю, что и в его штабе работают исключительно молодые и энергичные люди, и это лежит в основе его политической стратегии. Он чётко даёт понять о границе между властью и оппозицией, которую представляет, но подчёркивает, что не является оппозицией своей стране. На Западе о нём существует смешанное мнение: с одной стороны, его видят единственным антивоенным кандидатом, но он даёт понять, что для него Россия и её интересы на первом месте. И именно это стало причиной включения Даванкова в санкционные списки.

Вы первый кандидат на президентских выборах, который даёт интервью западным СМИ, с учётом того, что Сербия для России тоже в некотором смысле представляет Запад. Ваша партия «Новые люди» — действительно новое явление для российской политики, и именно поэтому интерес западной общественности к вам будет велик. Тревожны события на Украине, и существует угроза безопасности всего континента. Президент Франции Макрон заявил, что может отправить армию на Украину, а Германия рассматривает возможность поставки на Украину ракет большой дальности…

— Отношения с Западом сейчас находятся на самом низком уровне за последние тридцать лет. Моё поколение заинтересовано в сотрудничестве. Я несколько лет работал в Европе и знаю, как ведётся бизнес, но, как уже неоднократно говорил, заявления лидеров западных стран не способствуют завершению военного конфликта. Наоборот, они лишь повышают ставки. К чему заявления, что Макрон пошлёт свою армию? Это приведёт лишь к нашим ответным мерам. Когда кто-то упоминает ядерное оружие, он должен осознавать ответственность, которую несёт. Сейчас очень много безответственных заявлений, личных оскорблений, хотя во внешней политике мы должны руководствоваться прагматизмом. Прежде всего, в сотрудничестве на выгодных для обеих сторон условиях. Это единственный способ создать сильные и настоящие союзы на десятилетия вперёд. А с Сербией нас связывают отношения с давних времён, бабушка Ивана Грозного была сербкой, она его воспитала.

Ана Якшич. Вы слышали о ней?

— Конечно, я историк по образованию. Но для меня важнее говорить о будущем. В Европе появляются новые политики, которые заявляют, что нужно работать над улучшением отношений с Россией. У нас в России есть поговорка: плохой мир лучше хорошей войны.

«Новые люди» появились более трёх лет назад, но вы уже добились больших успехов. Вам удалось подвинуть старые партии в Госдуме, где Вы являетесь вице-спикером. Ваши кандидаты побеждают в разных регионах России. Вы были кандидатом на выборах мэра Москвы, а теперь стали кандидатом на выборах президента России. Чего могут ожидать от вас европейцы?

— Прежде всего, партия «Новые люди» — это совершенно новая партия, потому что общество требовало перемен, новых молодых политиков, а в 2021 году мы стали первой новой политической силой, которая впервые за 17 лет прошла в Госдуму. Наша фракция — самая молодая и включает в себя в процентном отношении самое большое количество женщин.

Мы — партия будущего. Мы говорим об экономике. Сильная страна со счастливыми людьми — это прежде всего результат экономической политики. Мы думаем о том, каким будет мир через 5, 10, 20 лет. Мы много говорим о будущем образования, о здравоохранении. Моя программа содержит 170 пунктов, и почти треть посвящена образованию и здоровью.

На Западе, в Европе, и особенно в Сербии не у всех партий есть программа. У многих программа состоит всего из двух-трёх слов: «Я ненавижу того и того…»

— Таким план не может быть, вы не можете выступать «за всё хорошее и против всего плохого». Вы должны знать, что точно собираетесь делать в каждой сфере жизни. Моя программа заключается в том, как сделать людей довольными, счастливыми и чтобы они жили в мире.

Мы сейчас сидим примерно в 300 метрах от Кремля, откуда ведётся российская политика. Что вам нравится и не нравится в сегодняшней российской политике?

— Критика, конечно, существует. Проблемы есть в каждой стране, но я бы говорил не о проблемах, а о том, какой вижу Россию в будущем. А если говорить о плохих дорогах или том, как распределяются должности, то эти проблемы существуют, как и в любой другой стране.

Вас однажды спросили, что вы выберете: Северную Корею, т.е. изоляцию, или революцию, т.е. насильственную смену правительства. Вы ответили по-другому: Южная Корея и эволюция.

— Будучи историком, я бы никогда не выбрал революцию, потому что знаю, что она плохо кончится.

Многие считают, что, раз ты в оппозиции, то ты должен быть за революцию. У нас была революция 1917 года, а затем Гражданская война, в которой погибло не менее 10 миллионов человек, и я, конечно, не хочу, чтобы это повторилось. Я за эволюцию. Коммунисты возвращают нас в Советский Союз. Тогда действительно было много хорошего, но нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Почему я упоминаю Южную Корею? Например, в России сегодня на 10 тысяч человек приходится 7-10 роботов. В Южной Корее — тысяча! Речь идёт о производительности труда, промышленности, образовании. Я хочу, чтобы Россия была современной страной и примером для других, чтобы люди приезжали и оставались жить у нас, получали образование, заключали браки, чтобы наша страна была открытой.

Когда мы гуляли по улицам, у меня была возможность увидеть, как к вам подходят люди, желающие познакомиться и сфотографироваться с вами. Честно говоря, я был поражён. Как поднять уровень жизни людей, которые ждут от вас многого? Не только на этих выборах, но и в будущем.

— Для меня в первую очередь важно услышать людей, а они хотят видеть горизонты, возможность планировать жизнь своей семьи, рассчитывать на хорошие условия кредитования, иметь возможность рожать детей в собственном доме. Люди к нам подходят с надеждой. Мы несём энергию молодости, но наша программа включает и заботу о старшем поколении, пенсионерах, инвалидах. Нам управлять Россией, мы передадим эту страну нашим детям и внукам. У нас существуют различные госкорпорации — как эффективные, так и неэффективные. А там, где что-то работает неэффективно, управление надо передать бизнесменам. Например, государство тратит большие деньги на содержание пустующих объектов, вместо того, чтобы, хотя бы и бесплатно, передать бизнесменам, которые будут использовать их, развивать свой бизнес — зарабатывать, а не тратить.

Для этого в первую очередь надо победить коррупцию. На Западе существует мнение, что в России царит коррупция.

— Я бы не сказал, что в России коррупция больше, чем в других странах.

Конечно, они лезут в чужой огород.

— Так всегда, это нормально. Они замечают вещи, которых якобы у них не существует. Но они есть. Например, цифровизация, безусловно, может победить коррупцию. Робот не берет взяток. Это эволюция. Мы должны усовершенствовать систему государственных закупок, предоставить возможность частным лицам участвовать в ней, создать более прозрачную систему. Так мы победим коррупцию.

В вашей программе много пунктов про миграцию.

— Это актуальная проблема, иностранцы приезжают массово. Но даже её можно решить с помощью роботизации. Люди действительно недовольны, но это не только российская проблема. Европа полна мигрантов. Я недавно посетил компанию, которой раньше управлял. Люди, которые работали там 15 лет назад, продолжают работать, но зарабатывают больше, потому что повысили свою трудовую квалификацию, освоили новое, современное оборудование. С моей точки зрения, именно так выглядит будущее.

На Западе не могут понять, насколько санкции действительно повлияли на жизнь людей, и оправдывают ли они надежды на то, что смогут, как и было задумано, обрушить российскую экономику.

— Вначале были опасения, что наша экономика не выдержит санкций. Многие предсказывали крах экономики, даже крах России.

Однако эти ожидания не оправдались, потому что санкции, в чём вы имели возможность убедиться сами, ничего в нашей жизни не изменили. Предприниматели очень хорошо справились с новыми условиями. Санкции, на мой взгляд, ведут Запад только в тупик. Это их выбор. Думаю, многие на Западе уже видят, что санкции не оправдали ожиданий. Во многих отраслях российский бизнес занимает те позиции, которые он утратил в 1990-е годы, и сейчас развивается ускоренными темпами. Я называю это продуманным протекционизмом.

На Западе бытует мнение, что Россия не способна сделать и утюг.

— Российские утюги существуют.

Они хорошие? Я не видел.

— Это хорошие утюги. Есть другие страны, которые помогают нам с запчастями. Мир огромен и не зациклен на Западе. На мой взгляд, главная ошибка Запада заключается в том, что санкции вредят простым людям, и я бы никому не советовал повторять это.

Евросоюз, США, Канада, Великобритания, Новая Зеландия, Австралия ввели против вас санкции. Я знаю, Вы любите слушать Rolling Stones, но теперь не можете поехать на их концерт.

— Это не страшно. Действительно, в юности я мог взять рюкзак, купить билет, съездить на концерт Rolling Stones в Италию. У меня остались прекрасные воспоминания. Сегодня такого нет, но эта ситуация послужила нам сильным драйвером внутреннего туризма. Я сам недавно посетил 30 регионов и знаю, как активно развивается сфера туризма, это первое. Во-вторых, Россия ни для кого не закрывала свои двери. Только что завершился Всемирный фестиваль молодёжи. К нам приехали делегации из более чем 100 стран. Важно не запирать двери изнутри, мы открыты миру.

Почему санкции ввели против Вас?

— Из-за голосования по присоединению новых регионов, а ранее в связи с признанием независимости Донецкой и Луганской республик.

Вы часто говорите, что невозможно быть готовым к большой войне. СССР пытался быть готовым к большой войне годами и десятилетиями, но в конце концов он исчерпал себя, разрушил свои экономические перспективы. Вы не хотите даже думать о применении ядерного оружия. Но как сможет выжить в этом мире такая сверхдержава, как Россия, без атомной бомбы и готовности её применить? Мы живём в очень суровой реальности.

— Да, мы не должны обольщаться. Мы живём в реальном мире, где ядерное оружие является, прежде всего, средством сдерживания агрессии со стороны других государств. Россия не может позволить себе не быть сильной. Она должна быть сильной и иметь ядерное оружие, которое остудит горячие головы во всём мире. Я думаю, это нормально. Да, мы готовились к большой войне, а вместо этого потеряли экономику. Повторю, что Россия будет сильной, когда у неё будет сильная, большая и развитая экономика.

Вы не боитесь, что из-за таких миролюбивых взглядов некоторые избиратели подумают, что вы недостаточно жёсткий для военного времени? Похоже, Ваши оппоненты расходятся лишь в своих представлениях о том, где следует остановить российские танки. Будет ли это Киев, Львов или, может быть, Варшава?

— Даже в России я заставляю замолчать горячие головы, которые угрожают дубинками Варшаве, а может быть, и кому-то ещё дальше. Такая риторика бесперспективна, и я не верю, что избиратели отвернутся от меня из-за этого. Я побывал во многих регионах и могу сказать, что нет таких людей, которые хотят большой войны в Европе. Такая возможность действительно существует, но желающих этого нет. Люди хотят нормальной, спокойной жизни. Любая война заканчивается мирным договором.

Многие в Европе, в России, в Сербии наверняка, я это знаю, надеются, что мир наступит в этом году. Насколько это осуществимо, и при каких условиях этот мир может быть достигнут?

— Мы сегодня это знать не можем. Важно изменить воинственную риторику как с нашей, так и с их стороны. Вместо этого мы должны искать компромисс. Политика — это искусство поиска компромиссов. Мы можем поднимать ставки, но Запад тоже это сделает, а в конце концов нам придётся сесть за стол и провести переговоры. За столом переговоров нужно иметь твёрдую позицию и чёткое представление о том, где проходят ваши границы, какие условия приемлемы. Мы должны сесть за стол переговоров без заранее поставленных условий.

Без заранее поставленных условий, но с намерением отстоять интересы своей страны.

— Обязательно! Но нам нужно сесть и договариваться.

Окончание войны на Украине, безусловно, приведёт к новому политическому порядку, особенно в Европе. Сможет ли Россия защитить свои интересы?

Я уверен, что Россия защитит свои интересы. Для меня важно, чтобы Россия была сильной и процветающей современной страной. Для меня это самое главное.

Все знают, что наши страны близки, наши народы связаны нерушимыми узами.

— Они не прорывались на протяжении многих столетий.

И многие хотели бы разорвать эти связи. Многие полагают, что самый большой удар по мировому порядку после 1945 года был нанесён бомбардировками НАТО по Сербии в 1999 году без одобрения Совета Безопасности ООН. Затем, в 2008 году, западные страны во главе с США, в нарушение международного права, признали так называемое независимое Косово, которое является неотъемлемой частью Сербии. Москва всегда поддерживала позицию Белграда во всех международных инстанциях.

— Но и Сербия также поддерживала Россию, как и президент Вучич, по многим вопросам. Мы действительно это ценим.

Президент Вучич защищает свою позицию, политику суверенной Сербии, единственной, или даже последней, европейской страны, которая не ввела никаких санкций против РФ

— Я был тогда школьником, я помню, насколько на меня это произвело впечатление. Без всяких объявлений, согласований США открыли ящик Пандоры, нарушив все международные законы. На мой взгляд, с этого началось беззаконие, которое творится. Вы знаете, мы всегда поддерживали Сербию, мы говорим о том, что Косово — это неотъемлемая часть Сербии, и тогда было совершено настоящее преступление, которое повлекло за собой целую цепочку событий. Мы много внимания уделяем работе со странами Африки, Латинской Америки, и они тоже видят двойные стандарты и попытки лишить суверенитета многие страны. Я слежу за политикой президента Вучича, и у меня вызывает настоящее уважение то, как он защищает суверенитет. Сербия — наш друг, многовековой! Понимание общих интересов, и того, что важно для каждой страны, есть, и я считаю, что ошибку 1999 года нужно исправлять.

Тот сербский президент, который введёт хотя бы одну санкцию против России, наверняка получит Нобелевскую премию. Пока что держимся. Я не верю, что эта политика изменится, потому что это наша традиционная политика свободы, суверенитета и, конечно же, дружбы с Россией. Мы европейская страна, мы со всеми сотрудничаем. Но мы не забываем наших старых, традиционных добрых друзей.

— Мы стоим на тех же позициях, что и Сербия: каждая страна должна сама определять свой путь, другие страны не должны вмешиваться в её внутреннюю политику, тем более касающуюся таких важных вопросов, как Косово. Я хочу пожать вам руку за то, что ваш президент отстаивает позиции суверенности и продолжает поддерживать Россию. Надеюсь, мы останемся добрыми друзьями, и уверен, что встретимся в Белграде.

Боян Билбия, редактор газеты «Политика»

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх