«Резня» правды резолюциями по Сребренице

8 июля 2015 года в Сербии было очень жарко. В каждом сербском доме и кафе были включены телевизоры. Все смотрели заседание Совета безопасности ООН, на котором британцы обвинили сербов в убийстве 8 тыс. боснийских мусульман и выставили виновными в «геноциде» мусульманского населения в Сребренице. Когда постпред РФ Виталий Чуркин в знак протеста на голосовании вознес руку, наложив вето на принятие документа, тысячи сербских рук по всей стране победно взлетели в воздух. «Спасибо, братья-русские!» — кричали люди. 

После этого в 2017 году в Восточном Сараево была установлена мемориальная табличка «Спасибо за русское „нет“».

Через несколько дней премьер-министр Сербии Александр Вучич прибыл на мусульманское кладбище в село Поточари на 20-ую годовщину событий. Он приехал с миссией примирения, однако бошняки забросали его камнями, сломав очки. 

677z381 2015 07 12T111234Z 1372814366 GF10000156826 RTRMADP 3 BOSNIA SREBRENICA
reuters

Сребреница до сих пор остаётся камнем преткновения на пути к миру.  

В Поточарах захоронены шесть с лишним тысяч мусульман, якобы убитых сербами. Останки опознанных жертв хоронят каждый год, однако есть доказательства, что ради увеличения числа жертв войны там закапывают и тела тех, кто не имел отношения к событиям 1995 года. Так, директор мемориала Сулье Сульягич похоронил здесь своего отца, который погиб за три года до «Сребреницы».

В 2011 году много шума наделал судебный процесс, в котором фигурировал Сельман Алич, похороненный в мемориальном центре как жертва «геноцида». Как оказалось, мужчина жив и даже появился в зале суда с двумя свидетелями. Директор Поточар отказался комментировать эту информацию. 

Президент Организации ветеранов Республики Сербской Пантелия Чургуз утверждает, что в список лиц, пропавших без вести в течение июля 1995 г. в Сребренице, были включены имена 954 солдат Армии Боснии и Герцеговины, погибших до конца января 1994 года.  

«Список — доказательство того, что жертвы в Сребренице использовались боснийскими политиками для достижения своих политических целей, что жертвы были преднамеренно сфабрикованы и, что еще хуже, позже они использовались „не по назначению“ в повседневных политических целях. Теперь точно известно: утверждения о том, что около 8 тыс. боснийцев были убиты в ходе боевых действий в Сребренице (в июле 1995 г.), являются чистой манипуляцией», — сказал Чургуз.

thumbs b c 7442b9a30ef241156d7ce8e8d46d69b8
anadolu

Бошняки не оставляют попыток выжечь на челе сербского народа клеймо палача. Поняв, что в Совбезе ООН больше ничего подобного устроить не выйдет, они решили пойти другим путем.

Постоянный представитель Боснии и Герцеговины в Совбезе ООН Свен Алкалай по приказу министра иностранных дел БиГ Бисеры Туркович предложил уже Ассамблее организации принять Резолюцию о наказании за отрицание «геноцида» в Сребренице и об объявлении 11 июля Международным днем ​​памяти и памяти жертв геноцида в Сребренице 1995 года.

Чтобы предложенная резолюция была принята, необходима поддержка простого большинства 193 стран-членов Организации Объединенных Наций, и ни одна из стран не сможет наложить вето. 

Однако затрудняет его задачу то, что сербский член Президиума Боснии и Герцеговины Милорад Додик не давал своего согласия на подобный документ, а значит, резолюция не является легитимной. Ведь для того, чтобы она была предложена по процедуре, нужно согласие всех трех членов Президиума. Лидер сербов БиГ оповестил Генеральную Ассамблею ООН о том, что страна не имеет отношения к упомянутой инициативе, а против Свена Алкалая возбуждено уголовное дело за нарушение Конституции. 

«Жертвы войны в Боснии и Герцеговине были со всех сторон. Хотя в трагическом конфликте все боролись против всех, жертвы, к сожалению, по-прежнему являются предметом политической манипуляции», — указал Додик в письме к странам-участницам ООН.

О том, что вместо примирения и объединения усилий по преодолению тяжёлого наследия прошлого, мусульмано-хорватская федерация (второй энтитет страны) делает все, чтобы уничтожить Республику Сербскую, «Балканисту» сообщил директор Республиканского центра исследования войны, военных преступлений и поиска пропавших без вести Милорад Койич из Баня-Луки. 

«Бошняки — вместе с частью западных стран, Британией и Америкой — явно хотят любой ценой избежать вето на документ. Особенно ввиду того, что все те, кто реально и объективно смотрит на события той войны, не могут повлиять на принятие подобной резолюции. Пусть она и представляет собой акт, который не имеет обязательной силы, но цель — посредством политических действий бросить вызов легитимности Республики Сербской в ​​ее нынешнем виде. Такие действия и необъективная интерпретация событий прошлой войны не могут привести к примирению. Наоборот, это усугубляет испорченные отношения между народами Боснии и Герцеговины. Очень важно, чтобы мы смотрели на события объективно, потому что таким образом мы можем сделать будущее народов БиГ реалистичным», — уверен Милорад Койич.   

msf41777high

Мусульмане Боснии не заинтересованы в мире и открыто используют эпизод в Сребренице в противостоянии не только Республике Сербской, но христианскому населению Балкан, отмечает политолог и эксперт по военным вопросам Джевад Гальяшевич. 

«Резолюцию предложило одно ​​национальное и религиозное сообщество БиГ, без консультаций и принятия решений в органах власти страны. Подход, который демонстрирует мусульманская сторона, является антиконституционным и антидейтонским актом религиозного самодержавия. Тот факт, что конституционный порядок в стране таким образом нарушается, не вызвал у западных лжехранителей Дейтонской Боснии и Герцеговины никакой реакции. На самом деле, западные механизмы — в лице в офиса Высокого представителя и трех иностранных судей в Конституционном суде БиГ — ослабили Конституцию БиГ. Они играют в пользу мусульманской стороны, ставят под угрозу мир в стране и ухудшают межэтнические отношения», — говорит Джевад Гальяшевич.

Эксперт также подчеркнул, что резолюция, которую мусульманское Сараево направило в Генеральную Ассамблею ООН, является одной из многих по этой теме и формально не имеет юридической силы, однако она может оправдать политическое насилие Запада в БиГ в отношении сербов и хорватов и создать условия для новых насильственных и незаконных мер.

«В то же самое время боснийские мусульмане — которые, наряду с албанцами, являются единственными мусульманами, лояльными к НАТО — таким образом пытаются давить на эмоции в исламском мире и натравить его против православных сербов и русских. Я уверен, что сараевским НАТО-мусульманам не удастся выполнить эту антироссийскую геополитическую миссию. Но в будущем они могут продолжать задействовать юридическую и политическую силу, девальвировать Дейтонское соглашение, вызвать недовольство и сопротивление среди сербов и хорватов и создать условия для новой войны между народами БиГ, которая становится все более реальной и почти неизбежной», — полагает Джевад Гальяшевич.

Бывший посол Югославии в Турции, Азербайджане и Ватикане, а также экс-посол Сербии в ЮНЕСКО, профессор исламоведения Дарко Танаскович уверен, что новая попытка бошняков уничтожить репутацию сербского народа в мире подкреплена украинскими событиями, которые подорвали основы международного права, ранее казавшиеся незыблемыми.  

darko tanaskovic 9Bv3j9O 990x499 1
Дарко Танаскович

«Попытка „продавить“ принятие резолюции, осуждающей „геноцид“ в Сребренице, на уровне Генассамблеи ООН — часть тактики, направленной на максимально широкую международную дискредитацию Республики Сербской и сербского народа, несмотря на лицемерные заявления о том, что „это не является их целью“. Суть запуска данной кампании в том, что она пытается обойти Совет Безопасности ООН, где такие тенденциозные резолюции не могут быть приняты из-за противодействия Российской Федерации и Китайской Народной Республики. При этом с началом событий на Украине мы стали свидетелями инструментализации Генассамблеи ООН и других многосторонних форм и механизмов с целью осуждения и изоляции России на международном уровне. 

Показательно, что инициатива принять антисербскую резолюцию по Сребренице в Генассамблее ООН исходила от мелких политических образований, действующих в БиГ, а не от какого-то иностранного государства или НПО. Подобное говорит о невозможности установления гармоничных межнациональных отношений в „Дейтонской“ Боснии и Герцеговине. Потому что в сознании так называемых „пробоснийских“ сил, среди которых бошняки — самые многочисленные, но не единственные, война продолжается до сих пор. У них нет никакого изобретательного, конструктивного и продуктивного видения того, как могло бы быть построено будущее общего государства трех равноправных народов, составляющих БиГ. Поэтому сторонники ее унитаризации и централизации одержимы проектом морального, а следовательно, и политического оспаривания и дегуманизации Республики Сербской и сербского народа. И делают это они путем проталкивания тезиса о „геноциде“ в Сребренице. Они считают, что атмосфера, созданная войной на Украине, частично им благоприятствует», — заявил профессор Дарко Танаскович.

Он считает, что даже в этой ситуации у сербов тем не менее есть шансы изменить события в свою пользу.

«Нет необходимости говорить о международном праве, потому что в последнее время оно почти утратило актуальность. Теперь речь идет уже не о позитивных положениях международного права, а о „правилах поведения“ в международных отношениях. А их, в соответствии со своими интересами, прописывает и подтасовывает либерально-глобалистская часть международного сообщества во главе с США, Великобританией, а теперь в полной мере и Германией, а также странами ЕС, которые, за редким исключением, послушно следуют за ними. 

Предсказать перспективы инициативы по принятию резолюции о „геноциде“ в Сребренице трудно. На результаты влияет множество пересекающихся факторов. С одной стороны, ситуация раскола, усиление поляризации из-за украинского кризиса и новая конфигурация баланса сил могли бы способствовать принятию такой резолюции. Но, с другой стороны, не факт, что машина для голосования, запрограммированная на осуждение России, подействовала бы так же и в случае с резолюцией по Сребренице. Потому что некоторые государства могли бы проявить большую самостоятельность в принятии решений. Некоторые другие, напротив, поспешат подтвердить „дисциплинированность“, хотя их в основном не интересует вопрос о резолюции по Сребренице. 

Когда-то, во время голосования о приеме самопровозглашенной республики в ЮНЕСКО на сессии Генеральной ассамблеи этой организации (в 2015 г.), все было крайне неопределенно. На этот раз прения — если они произойдут — будут проходить в несравнимо более сложных условиях. Чтобы сорвать эту инициативу, нужна большая, интенсивная, продуманная дипломатическая работа. Но место для маневра есть», — считает Дарко Танаскович.

Между тем страны Евросоюза уже выразили в ООН недовольство предложением резолюции, говорит советник сербского члена Президиума БиГ Ана Тришич Бабич. По ее оценке, вполне возможно, что такие государства не поддержат включение обсуждения резолюции в повестку дня. «Генеральный секретарь еще не высказывался по этому поводу, однако он каким-то образом выразил недоверие к тому, что она будет включена в повестку дня. В соответствии с процедурой он выложил проект резолюции на общедоступную страницу ООН, чтобы увидеть реакцию других членов организации», — отметила Тришич Бабич.

Если резолюция по Сребренице все же будет включена в повестку дня Ассамблеи ООН, это лишь сильнее расшатает основы международного права, Конституции Боснии и Герцеговины и окончательно подорвет без того хрупкое устройство этой страны. 

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх