Ревизия черногорского «переворота»: что Подгорица пытается сказать Москве?

В феврале апелляционный суд Черногории отменил приговоры двоим россиянам по делу о «госперевороте», который якобы был предпринят в день парламентских выборов 16 октября 2016 года. В этом деле, как оказалось, «были выявлены многочисленные нарушения», и апелляционная инстанция отправила его на пересмотр. Можно ли трактовать данный жест как разворот Подгорицы в сторону Москвы?

История о предполагаемой попытке государственного переворота в Черногории осенью 2016 года до сих пор остается крайне запутанной. В день парламентских выборов — 16 октября — правоохранительные органы заявили о задержании «20 иностранных террористов», намеревавшихся устроить покушение на тогдашнего премьера, а ныне президента Мило Джукановича: об этом, в частности, заявили в его Демократической партии социалистов. В центре скандальной истории оказалась и Москва: двоих граждан РФ, якобы имевших отношение к разведке, в 2019 году заочно осудили на 15 и 12 лет тюрьмы. С приходом к власти оппозиционной коалиции суд отменил приговоры россиянам, так как апелляционная инстанция постановила, что вина граждан РФ не была доказана. 

Изначально же, по версии следствия, переодетые спецназовцами «боевики» должны были нейтрализовать органы правопорядка, проникнуть в парламент, захватить само здание, а следом и власть в стране. Победителем выборов, по замыслу заговорщиков, должен был быть объявлен блок «Демократический фронт» (ДФ) — главная оппозиционная сила страны. Также в рамках госпереворота якобы планировалось физическое устранение Джукановича, а целью «боевиков» было сорвать вступление Черногории в Североатлантический альянс.

В декабре 2016 года Подгорица объявила в международный розыск по линии Интерпола двоих граждан России, якобы занимавшихся разведкой (при этом в указании их фамилий были разночтения). Речь идет об Эдуарде Широкове (фигурирующем и под фамилией Шишмаков) и Владимире Попове (которого также называли «Моисеев»). 

Помимо россиян, обвинения получили девять сербов во главе с экс-командиром сербской жандармерии Братиславом Дикичем (его тоже оправдали в феврале 2021 года) и трое граждан Черногории.

Рассмотрение дела в Высшем суде в Подгорице началось летом 2017 года. Генпрокурор Черногории Миливое Катнич заявил о том, что Москва пыталась таким образом воспрепятствовать вступлению Черногории в НАТО. Катнич отметил, что его обвинения «вовсе не беспочвенны»: они подтверждаются показаниями фигурантов дела и данными из их разговоров. Широков и Попов якобы они заплатили сербскому националисту Александру Синджеличу 200 тысяч евро за то, чтобы он собрал преступную группу во главе с бывшим командиром сербской жандармерии Дикичем. Также им вменили в вину подготовку убийства Мило Джукановича «путем подстрекательства».

Обвинительный акт был представлен 129 страницами текста, к нему было приложено 118 вещественных доказательств и 33 записи телефонных разговоров. Граждан России заочно осудили на 15 и 12 лет тюремного заключения. К пяти годам колонии были приговорены лидеры ДФ Милан Кнежевич и Андрия Мандич. Часть сербов осудили также заочно, остальные пошли на сделку со следствием, признали вину и отделались небольшими сроками.

В Кремле категорически отвергли обвинения о причастности России к попытке «госпереворота».

С приходом к власти в Черногории в декабре 2020 года оппонентов партии президента Апелляционный суд в Подгорице отменил приговоры. Как выяснилось, в деле «были выявлены многочисленные нарушения», и апелляционная инстанция отправила его на пересмотр. 

Возникает логичный вопрос: неужто Подгорица готова повернуться лицом к России? 

Впрочем, не все так однозначно. Здесь же нельзя не обратить внимание на интервью нового министра иностранных дел Черногории Джордже Радуловича изданию Vijesti, в котором тот заявил о невозможности отмены санкции против РФ.

«В формально-правовом смысле мы можем сразу отменить санкции, но если мы хотим в ЕС, то должны соблюдать их правила. Мы подписали соглашение, которое подразумевает поддержку всех внешнеполитических решений Брюсселя. От этого зависит ход переговоров о вступлении Черногории в Евросоюз», — пояснил он. 

При этом Радулович выразил надежду, что рано или поздно произойдет разрядка напряженности между крупными геополитическими игроками, и отношения Черногории и РФ «вернутся на уровень, которого они заслуживают после трех веков традиционной дружбы».

Дуальность политики Подгорицы по отношению к России «Балканисту» прокомментировали эксперты-политологи.

По словам директора Института западноукраинских исследований Олега Хавича, для оценки ситуации в Черногории нужно учитывать несколько важных моментов. 

«Во-первых, Мило Джуканович — многолетний властелин этой страны, занимающий ныне пост президента, обладает огромной властью, хотя зачастую и неформальной. Верные ему люди из Демократической партии социалистов [потерявшей кабмин] всё ещё занимают важные посты в органах исполнительной власти, в силовых и судебных ведомствах и так далее. Во-вторых, формальная победа оппозиции на парламентских выборах в августе 2020 года была очень хрупкой: три ранее оппозиционные коалиции имеют всего на один депутатский мандат больше, чем сторонники Мило Джукановича», — отметил он.

Кроме того, как считает Олег Хавич, новое правительство Черногории не выражает волю избирателей. 

«Дело в том, что ядро парламентского большинства — коалиция “За будущее Черногории” (27 мандатов) фактически не получила ни одного места в кабмине, а входящий в эту коалицию “Демократический фронт” демонизируется уже новой властью как “просербская” и ”пророссийская” политическая сила. Да, формальный лидер списка “За будущее Черногории” профессор Здравко Кривокапич стал премьером, но, очевидно, он несет только церемониальные функции. Само же правительство было сформировано в результате компромисса между посольством США и представительством ЕС в Черногории, а реальным “надзирателем” от Запада в нём стал вице-премьер Дритан Абазович, лидер блока “УРА” (4 мандата)», — добавил эксперт.

В свете вышесказанного, по мнению Олега Хавича, нет ничего удивительного в том, «что и после победы на выборах, и после формирования правительства Кривокапич и Абазович повторяют мантры о “верности Черногории своим обязанностям перед НАТО и ЕС”». 

Что же касается решения суда об отмене обвинительного приговора, то оно направлено не столько на улучшение отношений с Россией, сколько на выведение из-под удара лидеров «Демократического фронта» — Милана Кнежевича и Андрии Мандича.

«Дело о “государственном перевороте” в 2016 году было сфальсифицировано подручными Мило Джукановича, и ныне черногорские судьи, освободившись от давления всесильного президента, всего лишь приняли законное решение. Хотя, безусловно, за этим просматривается их желание угодить уже новой власти и её западным покровителям», — указал он.

Резюмируя, Хавич подчеркнул, что реальное улучшение отношений Черногории с Россией возможно только после того, как Мило Джукановича на посту президента сменит «политик, не являющийся его соратником или воспитанником».

Доцент МГИМО Кирилл Коктыш, напротив, считает поведение властей Черногории в отношении России вполне объяснимым.

«Власти Черногории пытаются усидеть сразу на двух стульях и надеются ничего себе не прищемить. Другими словами, Черногория пытается показать, что она и с Западом, и с Россией», — отметил он.

В то же время отмену приговора россиянам он расценивает как сигнал Москве «Нам без вас тяжело».

«Черногория хочет показать России, что готова делать какие-то шаги к  сближению, потому что без экономической дружбы ей приходится непросто,  тем более, что сейчас тяжело всем. Большая часть мира переживает кризис, и нужно выбирать те локомотивы, те рынки, за счет которых можно выжить. А Черногория не имеет такого рынка, ей нужно с кем-то солидаризироваться. В ЕС она занимает третьестепенные позиции, – а на подобного субъекта там полагаться не будут. Вот и приходится обращать взор в сторону России», — указал он.

В то же время сохранение санкций в отношении Москвы эксперт рассматривает как некий инструмент для дальнейшего торга. Однако Кирилл Коктыш убежден, что Россия не простит Черногории такого предательства, как введение ограничительных мер. Несмотря на то, что она все же почувствовала последствия введения Черногорией санкций, рассчитывать на то, что их отмена восстановит дружественные отношения, не приходится.

Глава международной практики правозащитной группы Агора Кирилл Коротеев, в свою очередь, полагает, что отмену приговора в отношении граждан России не следует рассматривать в политическом контексте. Соответственно, этот жест и не следует соотносить с желанием Черногории каким-либо образом улучшить отношения с Москвой.

 «Для уголовного осуждения нужны самые убедительные доказательства, исключающие сомнения. Иногда этих доказательств нет, иногда их не добыть, иногда обвинение может не соблюсти процессуальные нормы. Все это должно вести к отмене приговора. Но для принятия административных или политических мер не требуется доказательств, отвечающих такому высокому стандарту. Поэтому оба решения, принятые Черногорией в отношении РФ, не обязательно противоречат друг другу», — отметил он.

Таким образом, получается, что отмену приговора в отношении россиян по делу о попытке «госпереворота» не стоит рассматривать как некий шаг Черногории навстречу России. 

Подгорица определенно стремится не упустить своей выгоды, и тут рассчитывать на отмену санкций не приходится: уж слишком балканская столица зависима от Запада.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх