Признает ли Словакия независимость Косово?

29-30 сентября в Словакии пройдут парламентские выборы. Для Сербии их итог весьма важен, ведь для неё ключевой вопрос заключается в том, изменят ли словаки своё мнение о непризнании Косово. Надо сказать, что в Словакии нет полного единства по данному вопросу. Однако против признания пока говорит значительно больше, чем «за». И история, и современность склоняют скорее к такому выводу.

Отношения Сербии и Словакии имеют достаточно давнюю историю. Помимо родства языка, их объединяет и общая история. Оба народа (сербы — частично) жили в Австрийской империи и венгерской части Австро-Венгрии, где противостояли мадьяризации рубежа XIX-XX вв. Наследием тех времён является наличие в Воеводине примерно 50-тысячного словацкого национального меньшинства и словацкого языка в качестве одного из официальных в крае. И оно сегодня играет роль своеобразного «моста» между Белградом и Братиславой.

В дальнейшем речь уже шла об отношениях Чехословакии и Югославии, которые тоже носили вполне дружественный характер. Словакия (как и Чехия) помнит, как югославские власти осудили ввод войск Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году, и во время визитов в Белград словацкие руководители это неоднократно подчёркивали. Поэтому неудивительно, что, когда премьер-министр Словакии Микулаш Дзуринда в 1999 году поддержал натовские бомбардировки Сербии и Черногории, словаки вышли на многочисленные демонстрации протеста.

Словацкие политики неоднократно играли заметную роль на Балканах. Можно даже сказать, что югославские конфликты стали «кузницей кадров» для глав МИД Словакии. Так, спецпосланником на Балканах в 1991-2001 гг. работал будущий министр Эдуард Кукан. Светился в регионе по линии ОБСЕ и его преемник Ян Кубиш. А уж многолетний глава словацкой дипломатии Мирослав Лайчак (2009-2010 и 2012-2020 гг.) прекрасно известен сербам как бывший верховный комиссар по Боснии и Герцеговине. Словом, словацкое присутствие на Балканах — давнее и устойчивое.

Дольше других премьер-министром Словакии (2006-2010 и 2012-2018 гг.) был фаворит нынешних выборов, лидер левой партии «Направление — социал-демократия» Роберт Фицо. Он с самого начала дал понять, что выступает против признания Косово. И когда в феврале 2008 года такое признание «запустили», Словакия вошла в число пяти стран ЕС, которые отказались его принять. Солидарность с ним выразил и тогдашний президент Иван Гашпарович (несмотря на то, что сам имеет хорватские корни — прим. авт.).

С тех пор точка зрения Словакии на признание Косово не изменилась. Президент страны в 2014-2019 гг. Андрей Киска попытался было сказать, что надо бы политику изменить, но быстро понял, что остался в меньшинстве. О необходимости пересмотреть словацкий подход говорили бывшие премьеры Микулаш Дзуринда и Ивета Радичова. Однако сделали они это, будучи отставниками. Когда в 2010-2012 гг. они руководили словацкой внешней политикой, идти против общественного мнения и большинства элиты они не решились.

Нельзя сказать, что нежелание Словакии признавать Косово обусловлено исключительно тёплым отношением к сербам. Почти 10% населения страны составляют этнические венгры, которые спят и видят себя в составе Венгрии. Определённая почва для сепаратизма есть и на востоке Словакии, где проживает много русинов (греко-католического и православного, в отличие от основной массы словаков). Так что где-то поведение словаков тут напоминает Испанию и Румынию, где тоже боятся сепаратизма.

Но какими бы вескими ни были доводы противников словацкого признания Косово, есть и противовес. Например, поведение близкородственной Чехии, где с уходом президента Милоша Земана влиятельных противников отделения края от Сербии почти не осталось. Нынешние словацкие президент и премьер Зузана Чапутова и Эдуард Хегер теснейшим образом координируют свою внешнюю политику с чешскими коллегами. А Петра Павла и Петра Фиалу адвокатами Сербии никак не назовёшь.

Кроме фактора чешского руководства, есть и прямое давление на Словакию со стороны США, Германии, Евросоюза и НАТО. И частично страна ему поддалась. Словаки дали согласие на признание в ЕС косовских документов и автомобильных номеров. В прошлом году Хегер провёл встречу со своим косовским «коллегой» Альбином Курти. При голосовании весной 2023 года о приёме Косово в Совет Европы представители Словакии не проголосовали против, а всего лишь воздержались. Так что повод для тревоги у Сербии есть.

Потому в Белграде наверняка будут пристально следить за тем, как проголосуют словаки на парламентских выборах 29-30 сентября. Для того, чтобы попасть в парламент, партия должна получить не менее 5% голосов, а коалиция — как минимум 7%. И в числе сил, способных изменить подход Словакии к косовскому вопросу, наибольшей поддержкой обладают сторонники президента Чапутовой из либеральной партии «Прогрессивная Словакия» с примерно 15%. Она в парламенте точно будет присутствовать, но победит вряд ли.

Большие проблемы с преодолением означенных барьеров есть у либерально-консервативного блока партий «Обычные люди и независимые граждане», «Христианского союза» и «Для народа» (Za ľudí), ведомых экс-премьером Игорем Матовичем и бывшим президентом Андреем Киской. У них пока 5-6%, а блоку надо набирать больше. Ещё хуже шансы у либерально-консервативной партии «Демократы» премьера Хегера. Наконец, партия венгерского меньшинства «Альянс» балансирует на грани 5% и тоже может в парламент не пройти.

Потенциальными партнёрами «Прогрессивной Словакии» по коалиции могут выступить консервативное Христианско-демократическое движение и две партии мягких правых евроскептиков — «Свобода и солидарность» бывшего вице-премьера Рихарда Сулика и «Мы — семья» нынешнего председателя парламента Бориса Коллара. Все они должны пройти в парламент с результатом в 5-7%, но, в отличие от вышеозначенных сил, выступают против признания независимости Косово. Так что даже не все словацкие «атлантисты» готовы изменить линию поведения на Балканах.

Невелика вероятность признания Косово и со стороны левоцентристской партии «Голос — социал-демократия» во главе с бывшим премьером Петером Пеллегрини, которая может рассчитывать на 10-12% поддержки. Тем более против независимого Косово фаворит выборов — партия Фицо, которая может получить около 20%. Картину дополняют две партии националистов-русофилов («Республика» и Словацкая национальная партия), которые в сумме могут набрать до 15%. Они не только Косово признать не готовы, но даже и Евросоюз с НАТО не прочь покинуть.

Тем самым получается, что готовые на подобный шаг партии могут рассчитывать не более чем на 30% голосов в сумме — и часть из них даже в парламент не пройдёт. И уж точно они не смогут создать своё правительство, или хотя бы кабинет, где бы они явно преобладали. Потому вероятность признания Косово со стороны Словакии остаётся небольшой. Разве что Евросоюз, НАТО, США, Германия и Чехия уж очень сильно надавят — хотя до сих пор не додавили.

Да и если говорить о Чехии, внутри её правительства тоже есть противники признания Косово, и тем более они есть в чешской оппозиции, поэтому и в жёсткое давление на Словакию из Праги тоже не верится. Многим чешским политикам такое поведение словаков как раз выгодно.

Вадим Трухачёв, политолог, доцент факультета международных отношений, политологии и зарубежного регионоведения РГГУ

Фото: AFP

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх