Еще в 2011 году в одном своем тексте я выдвинул предположение, что Черногорию можно назвать государством негласного апартеида. Тогда, 8 лет назад, сербов в правительстве Черногории было 4,13%, то есть в 7 раз меньше их общего числа по стране. Согласно переписи населения 2011 года, сербами себя назвали 28,7% граждан Черногории.

С тех пор дискриминация сербов в Черногории стала ещё более выраженной. В отличие даже от сборной Южной Африки по регби, за которую даже во время узаконенного апартеида регулярно выступал хотя бы один темнокожий игрок, в государственной администрации Черногории с осени 2016 года нет ни одного серба. Сербов нет также в министерстве труда и социального обеспечения, министерстве науки, министерстве юстиции, в генеральном секретариате правительства Черногории и в законодательном секретариате. По одному сербу представлено в министерстве культуры, министерстве транспорта, министерстве по правам человека и национальных меньшинств, министерстве здравоохранения и министерстве иностранных дел. В министерстве экономики и министерстве образования заняты «аж» по четыре серба. Та же картина и в судебной сфере. В верховном, административном, апелляционном судах, а также в совете по правонарушениям сербов нет. В коммерческом и конституционном судах представлено по одному лицу сербской национальности. 

Истребление сербов в черногорской государственной администрации

Моё предположение, что процент сербов в государственных органах Черногории, в случае сохранения политического статус-кво, будет и дальше уменьшаться, через восемь лет, к сожалению, подтвердилось. Сотрудники государственных органов, которые получили работу до того, как нынешний президент Мило Джуканович начал антисербскую политику «дуклянства» (черногорского национализма – прим. пер.), ушли на заслуженную пенсию. А сербская молодежь Черногории, по негласным правилам черногорского апартеида, не имеет шансов устроиться на государственную службу. Трудоустройство в частных компаниях, чьи владельцы поддерживают политику правящей партии, для молодых сербов также практически невозможно. Сохранение политического статус-кво и на следующие 8 лет неминуемо приведёт к полной изоляции и истреблению сербов в черногорской администрации. И это при том, что ее работу сербы обязаны финансировать своими налогами и взносами наряду с остальными гражданами.

Фактическая политика апартеида по отношению к этнической общности, которая составляет почти треть населения страны, полностью игнорируется фиктивными защитниками прав человека из неправительственных организаций, представителями международных структур и иностранных дипломатических миссий, включая, к сожалению, и сербское посольство. Сербское меньшинство в Черногории находится в тяжёлом положении уже давно. Кроме того, вызывают беспокойство и нерадостные перспективы в случае сохранения политического статус-кво в будущем, особенно если учесть, что примерно через год в Черногории пройдет очередная перепись населения. Поэтому основной задачей представителей сербов на политической сцене должен стать поиск способов, как изменить соотношение сил на следующих выборах, потому что их результат может повлиять и на результаты переписи.   

Статистика переписи населения Черногории за последние сто лет

Ответственность оппозиции

Значительная доля ответственности за тяжёлое положение сербского народа в Сербской Спарте (так назвал страну черногорский король Никола Петрович) лежит и на лидерах партий, которые делают упор на сохранение сербской национальной идентичности. Их ответственность прямо пропорциональна их парламентскому стажу, в течение которого они ничего не сделали для выполнения предвыборных обещаний и для защиты прав своих избирателей. Но, конечно, в соучастии их обвинить нельзя, потому как вопрос, насколько много в данных обстоятельствах они в принципе могли сделать, остаётся открытым.

Их бессилие, незаинтересованность в решении существующих проблем и неготовность взять на себя личную политическую ответственность породили по меньшей мере три политические тенденции, не выгодные для сербов. Первая – это ощутимый рост числа противников власти, которые потеряли доверие к партиям и перестали ходить на выборы. 

Вторая тенденция – это политические «пляски на костях» сербских избирателей со стороны организаций и политиков, которые ещё не так давно были рьяными приверженцами курса Мило Джукановича и главными соучастниками закладки фундамента нынешней дискриминации сербов в Черногории. Вот, скажем, есть Движение за изменения. Действующая Конституция, которая дискриминирует сербов в Черногории и которую невозможно изменить в ходе обычной процедуры, была принята в 2007 году как раз благодаря его депутатам. Поэтому когда сегодня члены Движения выступают с абсолютно бесполезной и абсурдной инициативой изменить Конституцию, то получается просто дешевый политический маркетинг и пощечина здравому смыслу.   

Возвращение к корням и к традициям предков прекрасно, когда оно становится результатом катарсиса. В случае Движения за изменения и отдельных политических деятелей, которые в течение последних двух лет выдвигали новые политические проекты, внезапное беспокойство о защите черногорских сербов — это, в первую очередь, проявление инстинкта самосохранения, то есть стремление получить парламентский статус и большую финансовую выгоду, которую он несет. 

Преодоление избирательного ценза и формирование депутатского клуба в год приносит более 150 тысяч евро гарантированных дотаций из бюджета, то есть около 600 тысяч евро за один парламентский мандат (все это без учеба зарплаты депутата).

Надо ли сербам вступать в коалицию с правящей партией? 

Третья тенденция заключается в попытках сформировать политические конструкты, которые предполагают появление сербов в правительстве через коалицию с правящей партией ДПС (Демократическая партия социалистов). К счастью, у сторонников капитуляции перед режимом апартеида Мило Джукановича нет никаких шансов вылезти с политических задворок и получить хотя бы 1% голосов избирателей. Нынешняя власть официально и не выдвигала сербам никаких условий вхождения во властные структуры, и для этого нет никаких внешних предпосылок. 

Учитывая, что нет никакой гарантии, что что-то подобное может произойти, «коалиционные инициативы» больше напоминают психологическую игру спецслужб черногорского режима, которые рассчитывают посеять таким образом  дополнительную смуту среди сербских избирателей.

За пустыми фразами о «принятии реальности» и за мифом о «непобедимости ДПС» скрывается не что иное как проверка нашей подлинной идентичности неприемлемыми «ценностями». Такими, как т.н. «черногорский» язык, государственные символы, принятые коллаборационистами во время Второй Мировой войны, и история, написанная на основе мифов и навязанная с помощью инструментов государственного принуждения. Именно сопротивление граждан Черногории, которые унаследовали сербскую идентичность, — вот ключевая причина того, почему ложные античерногорские ценности режима Джукановича остаются не принятыми обществом и сейчас.

Еще большее беспокойство, чем маргиналы, которые призывают к капитуляции перед мафией и режимом апартеида (корыстолюбивые субъекты, внезапно назвавшиеся «защитниками сербов»), вызывает навязывание идеи, что сербы и черногорцы — это два разных народа Черногории. Эту опасную мысль начинают разделять всё больше черногорских сербов. Предположение, что два брата, рожденные от одних родителей, могут принадлежать к разным национальностям, представляет собой политический противоестественный разврат, а именно — принятие идеи режима апартеида, согласно которой сербская национальная идентичность в Черногории — не самобытная, а привнесенная извне. 

Результаты переписи населения Черногории в 2011 году

Миф о непобедимости ДПС

Тот факт, что процент голосов за ДПС на местных выборах 2018 года немного уменьшился по сравнению с парламентскими выборами 2016 года, разрушает миф о непобедимости этой партии. В то же время это указывает на прямую ответственность оппозиции за то, что сегодня в подавляющем большинстве черногорских городов суверенно властвуют те, кого народ всё меньше поддерживает. По последним данным, ДПС поддерживают 34-37% избирателей. 

Но больше всего беспокоит то, что лидеры оппозиции не извлекли необходимые уроки из катастрофы на местных выборах в мае 2018 года. В течение прошедших полутора лет они не только продолжили устраивать стычки, но и повысили их градус, нередко демонстрируя примитивизм, достойный реалити-шоу. Противоречия между оппозиционными партиями стали ключевым фактором, из-за которого почти треть их электората бойкотировала местные выборы, что видно в сравнении с результатами парламентских выборов, прошедших в октябре 2016 года.

Если оппозиция в ближайшее время не образумится и будет продолжать вести себя как прежде, то наметится потребность в формировании новой политической силы, которая будет держаться подальше от внутриоппозиционных столкновений. Только политический субъект, не обремененный прошлыми неудачами и бескомпромиссный относительно сотрудничества с ДПС, сможет вернуть доверие избирателей, которое было потеряно из-за противоречий в среде оппозиции.

Сербская национальная идентичность – ядро сохранения настоящей Черногории

Охраняя сербскую национальную идентичность, настоящая, историческая Черногория тем самым защищается от ложных ценностей, которые придуманы и навязаны режимом апартеида Мило Джукановича. Мы обязаны защищать Черногорию от националистического, «дуклянского» безумия. Прежде всего — в память о наших славных предках, павших в освободительных войнах. Ни в коем случае нельзя соглашаться на гнилые компромиссы с режимом апартеида и отрекаться от исторического наследия Черногории, которая не имеет с «Монтенегро» Мило Джукановича ничего общего, кроме имени. 

Сейчас ведется борьба не только за сербскую идентичность. Это борьба за существование традиционной Черногории, Черногории Негошей (Петровичи-Негоши — династия черногорских правителей XVIII-XX вв. – прим. пер.). Победить в ней можно только с помощью правды. Необходимо акцентировать внимание на ценностях свободы и истины, неоспоримых для каждого разумного черногорца. А объективным изучением вопросов истории и национальной идентичности, которые режим апартеида использует для создания и усиления раскола общества (спекулируя на таких вещах, как объединение Сербии и Черногории в 1918 году и гражданская война 1941-1945 гг.), пусть занимаются историки.