fbpx
Now Reading
Осторожно: «Двери» закрываются?

Осторожно: «Двери» закрываются?

Никита Бондарев

От редакции:

Этой статьей портал «Балканист» открывает серию публикаций о существующих политических партиях в Республике Сербия. Если упоминаемые в тексте политики и партии имеют альтернативную точку зрения на описанные процессы, редакция проекта «Балканист» предоставит им возможность дать развёрнутый ответ.

Почему единственная российскоориентированая партия в сербской оппозиции теряет политиков?

19 февраля из сербского движения «Двери» был исключен член президиума и депутат парламента Срджан Ного. Является ли такой казус, как исключение из партии одного из ее членов, поводом для отдельной статьи? Это смотря какая партия и смотря какой член. Произошедшее с Ного поводом для статьи безусловно является, так как маркирует очень важную тенденцию в сербской политической жизни и проливает свет на внутреннее устройство ведущей сербской оппозиционной партии традиционалистского, консервативного толка. 

Для начала несколько слов о «Дверях» в целом. Откуда это странное название? Оно взято из канона Божественной литургии: возглас «Двери!» произносится диаконом перед чтением Символа веры во время т.н. «литургии верных«. В древности после этого возгласа запирались двери храма, поскольку на чтении Символа веры и дальше до конца Литургии могли присутствовать лишь верные. Здесь сразу вспоминается философская максима из детской книжки про капитана Врунгеля — как вы яхту назовете, так она и поплывет. Руководство движения «Двери» с момента создания и по сегодняшний день с достойным лучшего применения упорством занимается именно, да проститься нам эта аналогия, изгнанием из храма неверных. То есть чисткой своих рядов от коллаборационистов, предателей и прочих людей недостойных. Следствием этих чисток стало возникновение из отбракованного «Дверями» человеческого материала (иначе не скажешь) минимум четырех отдельных новых партий. Но об этом подробнее чуть позже.


Бошко Обрадович избран Председателем Сербского движения Двери

Движение было создано около 1999 года группой патриотически настроенных студентов филологического факультета Белградского университета, среди которых особенно выделялись Данило Тврдишич, Бранимир Нешич и Бошко Обрадович. Первые двое остаются членами узкого руководства движения и сегодня, но лишнего внимания к себе стараются не привлекать, а Бошко Обрадович, начиная с 2015 года, является лидером и лицом «Дверей». Движение изначально задумывалось как сугубо просветительское, не политическое. Собственно издательский дом «Дверей», называющийся Catena Mundi («Цепь мира» — легендарная сербская духовная энциклопедия) все эти годы занимается именно просветительской деятельностью, издавая Достоевского, Солженицына, сербского классика Милоша Црнянского, а также современных авторов, например д.и.н. Е.Ю. Гуськову. А вот движение, формально зарегистрированное в 2003 г. как «Сербский собор Двери», с течением времени все больше и больше политизировалось.          

Еще один важный момент, связанный с руководством «Дверей». До 2015 года они заявляли о себе, как о «движении без лидеров». «Двери» управлялись т.н. Старейшинством, то есть коллегиальным органом, состав которого, согласно уставу, должен был постоянно обновляться, чтобы не провоцировать в людях вождистские амбиции. Как рассказывал автору этих строк один из старых членов движения, изначально в Старейшинство мог попасть только человек, способный оценить тонкую шутку, заключенную в названии — Двери это, прежде всего, православный канон, но, с другой стороны, это и американская группа «TheDoors», и книга Олдоса Хаксли «Open the doors ofperception» (в честь которой и была названа группа Джима Моррисона). Кто мог правильно прочитать все заложенные в названии «Двери» смыслы и аналогии, того и брали в Старейшинство. Не хочется острить, но уж очень тяжело удержаться — сразу видно, что движение основали именно филологи…       

К концу нулевых движение «Двери» очевидно переросло рамки кружка православных филологов, впитав в себя, попутно, лучшие кадры из других студенческих братств, например братства православных студентов юридического факультета «Номоканон» (Срджан Ного выходец именно оттуда). Тогда же «Двери» переходят от просветительства — издания книг и журнала, к более активной борьбе за традиционные ценности. Логотипом движения становится стилизованное изображение Богоматери с младенцем, долженствующее символизировать православные и семейные ценности. Начинается многолетние противостояние «Дверей» с инициативной группой белградского гей-парада. Причем «Двери» в своей борьбе за традиционные ценности пошли единственно правильным путем — вместо того, чтобы закидывать геев и примкнувших экскрементами, они организовали свой собственный Семейный марш (или точнее Семейную прогулку). Предсказуемо, численность вышедших на Семейный марш в разы превосходила число участников гей-парада. На первом Семейном марше отличился главный герой данной публикации Срджан Ного, который, поднявшись на трибуну, обратился к собравшимся со словами — «меня зовут Срджан Ного и я не пи**р» (дословная цитата). В принципе, данный инцидент сообщает нам о Ного все, что нужно о нем знать. Он человек умный, блестяще образованный, но вопиюще неполиткорректный, отвергающий правила сербского политического хорошего тона. По манере поведения его часто сравнивают с Воиславом Шешелем образца начала 90-х гг.

Возвращаясь к «Дверям», необходимо констатировать, что примерно тогда же впервые начинают звучать обвинения в их адрес, касающиеся сотрудничества с тогдашним президентом страны Борисом Тадичем и мэром Белграда, членом тадичевской партии ДС Драганом Джиласом. Якобы, Тадич и Джилас активно способствовали выходу «Дверей» на политическую арену, видя в них естественных конкурентов рвущейся к власти партии прогрессистов во главе с Николичем и Вучичем. Не нам судить, имело ли на самом деле место сотрудничество между «Дверями» и ДС, но даже если и так, это был сугубо  тактический временный союз, а никак не проявление какой-то симпатии со стороны либерала и западника Тадича к ультра-консервативным «Дверям». Поддержать небольшую партию, действующую на том же поле, что и твой главный конкурент, чтобы подпортить ему результаты — это вообще основа основ электоральной политики. Тактический союз между «Дверями» и ДС может быть и был, но оснований называть «Двери» «проектом Тадича и Джиласа», как это некоторые делают, нет ни малейших оснований. 

В 2012 году «Двери» впервые принимают участие в парламентских выборах. По итогам выборов, на которых они набрали менее пяти процентов голосов (и не прошли в Парламент) в «Дверях» состоялась первая большая «чистка». Из рядов движения была вычищена группа товарищей из Воеводины во главе с Мирославом Паровичем и Александром Джурджевым. Парович в ряды этого движения вообще вписывался плохо, отказывался выполнять решения Старейшинства, также Паровича подозревали в картельном сговоре с партией Вучича на местных выборах. Решив создать новую политическую партию, Парович и Джурджев, имеющие очевидные проблемы с политической харизмой, пригласили на должность председателя супер-харизматика, лидера рэп-формации «Белградский синдикат», модельера и кинопродюсера Александра Протича. Правда легенда сербской музыкальной сцены Протич довольно быстро понял, что ему уготована роль зиц-председателя, и «Третью Сербию» покинул. А чуть позже из партии вышел и Джурджев. В итоге, шумно и громко начинавшаяся «Третья Сербия» превратилась в частную лавочку Паровича, проиграла все выборы, которые только можно было проиграть, а в 2015 году слилась с воеводинской аграрной партией «Богатая Сербия», теперь партия официально называется «Третья Сербия — Богатая Сербия» (одно из самых неудачных названий насербской политической сцене). Джурджев, разошедшись с Паровичем, основал движение «Сербская лига», которое запомнилось в основном предвыборным роликом, где Джурджев позирует с куклой Машей из русского мультфильма «Маша и медведь» (что вообще-то является нарушением авторских прав, но ему почему-то сошло с рук). 

Может возникнуть вполне логичный вопрос: а не использует ли президент Александр Вучич Паровича и Джурджева как спойлеров, долженствующих отнимать голоса у «Дверей», то есть в том же качестве, в каком президент Тадич использовал когда-то «Двери» против самого Вучича? Такой вариант более чем вероятен. В частности, и «богатый серб» Парович, и любитель мультфильма про Машу Джурджев всем своим российским визави рассказывают, что «Двери» являются американскими наймитами. Аргументируется это тем, что в политсовет «Дверей» ранее входила Ясмина Вуйич, выдающийся ученый-физик из Сербии, живущая и работающая в США. Вуйич является завкафедрой в университете Беркли и сотрудницей (одно время директором) американского Центра ядерных исследований. Через Вуйич «Двери» планировали выйти на сербскую диаспору в Америке, причем на ее наиболее интеллигентную и образованную часть. Этот расчет не вполне оправдался, зато наличие в политсовете «Дверей» «американского ядерного физика» Вуйич дает основание «третьим сербам», «богатым сербам» и прочим утверждать, что «Двери» (и лично Бошко Обрадович) являются агентами США, ЦРУ и компании «Вестингауз», а в случае своей победы на выборах покроют всю Сербию ядерными реакторами. Оставляем эти утверждения без комментария.

Следующий виток внутренних чисток «Дверей» пришелся на 2015 год, на этот раз «изгнанным из Храма» оказался Владан Глишич, член политсовета движения, в 2012 году — независимый кандидат на президентских выборах. Уход Глишича был связан с регистрацией движения «Двери» в качестве политической организации, что, в свою очередь, было необходимо, чтобы избраться в Парламент. В связи с изменением формата движения, очередной съезд «Дверей» в 2015 году принял решение о роспуске Старейшинства и избрал Бошко Обрадовича председателем. Глишич с этим не смирился, обвинил Обрадовича в узурпации власти и из движения вышел. В отличие от отчисления  Паровича и Джурджева, уход из «Дверей» Глишича стал серьезным ударом по движению и серьезным репутационным ущербом. Глишич на стороннего наблюдателя производил впечатление человека серьезного, умного и грамотного, безусловно обаятельного, хотя и несколько мрачноватого. Но его упорное нежелание видеть Бошко Обрадовича лидером движения приводило к проявлениям подчас курьезным. В частности, в 2013-14 гг. общение движения «Двери» с визитерами из России проходило в таком формате: гостя в ресторане встречают менее амбициозные члены Старейшинства «Дверей» — Срджан Ного, Зоран Радойчич и др., затем к ним присоединяется Глишич, ровно сорок минут дорогой гость из России общается с Глишичем, затем тот, извинившись, компанию покидает, а на его место садится подошедший Бошко Обрадович, который тоже засекает время и ровно через сорок минут уходит. Такой формат общения вызывал у людей неподготовленных по меньшей мере недоумение. В общем и целом, уже тогда было понятно, что период двоевластия Глишича и Обрадовича долго продолжаться не может… Уйдя из «Дверей» Глишич основал собственное движение «Народная сеть», это то ли третий, то ли четвертый политический проект, вышедший «из шинели» «Дверей».

Уход Глишича и группы его сторонников «Двери» ослабил, но ненадолго. На парламентских выборах 2016 года «Двери» с боем прорываются в Парламент, получив семь депутатских мандатов. Депутатами стали Бошко Обрадович (глава фракции), доктор медицинских наук Драган Весович (заместитель главы), доктор сельскохозяйственных наук Иван Костич, Мария Яньюшевич, Зоран Радойичич и Срджан Ного. Сложно сказать, кто из депутатов от «Дверей» за эти два с половиной года привлекал к себе больше внимания, Обрадович или Ного. Оба использовали депутатскую трибуну для нелицеприятных обвинений в адрес действующей власти, оба выступали ярко и эмоционально, особенно на фоне некоторых довольно косноязычных депутатов от правящей партии. На обоих, по их словам, несколько раз совершались покушения, в основном путем намеренной порчи автотранспорта — то тормозную жидкость в сольют, то трансмиссию повредят. Все депутаты от «Дверей» активно участвовали в народных протестах, начавшихся в декабре прошлого года. При этом, Срджан Ного отказался вступать в «Союз за Сербию», объединяющий все участвующие в протестах политические партии и движения, поскольку в Союз входят «предательские», по его мнению партии, прежде всего некогда правящая ДС (и ее бывший председатель Джилас в личном качестве).

Исключен из партии Ного был тоже, судя по всему, из-за особой позиции по поводу протестов. На прошлой неделе в Белграде несколько школьников старших классов вышли на демонстрацию с макетами виселиц, по аналогии с протестами во Франции, где по улицам таскали гильотину. Подростков арестовали, посчитав виселицы призывом к физической расправе с Вучичем, премьером Брнабич и другими представителями правящей партии. Оргкомитет протестов эти аресты осудил, но и только, а вот Ного сам вышел на улицу с виселицей в знак солидарности с арестованными гимназистами. МВД Сербии в связи с этим обратилось в дисциплинарную комиссию Парламента с запросом о снятии депутатской неприкосновенности с Ного, запрос был отклонен, но депутату вынесли строгий выговор. А буквально на следующий день Срджана Ного исключили из «Дверей». Официальные органы «Дверей» подтверждают факт выхода Ного из движения, но пока не дают развернутого комментария, сам Срджан отмалчивается, не отвечая на вопросы любопытствующих и сочувствующих в соцсетях.    

Что расставание «Дверей» и Срджана Ного означает для этого движения в целом? Это завершающий аккорд в эпохе «коллективного управления», эпохе Старейшинства, отныне «Двери» ничем не отличаются от любой другой сербской партии с традиционно выстроенной вертикалью власти. Это возможное знамение грядущих перемен — у Ного в движении было много сторонников, возможно кто-то из них также захочет покинуть «Двери», но для принятия столь ответственных коллективных решений необходимо провести съезд (запланирован на весну). Это, с большой долей вероятности,начало нового патриотического политического проекта, причем Срджан Ного не испытывает ни малейшего пиетета по отношению к Глишичу, а тем более к Паровичу и Джурджеву, он наверняка будет создавать собственную партию или движение, как «Двери», только еще более радикальное. Это косвенное подтверждение популярного в определенных кругах тезиса о том, что Бошко Обрадович сегодня — это то же, что Вучич 10-12 лет назад. То есть харизматичный целеустремленныйоппозиционер патриотического толка, сумевший установить дисциплину и единомыслие в своей партии, надвигающийся на нынешних правителей страны неторопливо, но сокрушительно и неизбежно, как паровой каток… 

Посмотрим, как будут развиваться события. А Обрадовичу и Ного чисто по человечески хочется сказать — не ссорьтесь, ребята. Даже расходясь по разным партиям, постарайтесь сохранить товарищеские отношения друг с другом. В память о старых днях, о Старейшинстве, о Литургии верных, в честь которой «Двери» получили название.  

Никита Бондарев, к.и.н., доцент РГГУ        

iaccenters.com            

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top