Петр Фетисов — русский архитектор хорватской столицы

Не так давно «Балканист» рассказывал о знаменитом архитекторе Николае Краснове, чьи работы сформировали облик не только жемчужины Крыма Ялты, но и Белграда. Между тем он был далеко не единственным российским зодчим, который работал в тогдашней Югославии. К примеру, творения Петра Фетисова — незаслуженно забытого коллеги Краснова — и сегодня украшают центр столицы Хорватии. Русский архитектор и художник перебрался в Загреб в начале 1920-х и прожил в нем до конца жизни.

Фетисов родился в 1877 году в Москве, в старинной купеческой семье. После окончания реального училища поступил в Институт гражданских инженеров императора Николая I, который окончил в 1901 году. Некоторое время он работал в строительном отделении Московского губернского правления, а в 1902-м переселился в Петербург, где поступил в Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств. Здесь его наставником был знаменитый русский архитектор Л.Н. Бенуа (диплом художника-архитектора Фетисов получил в 1907-м). 

portret Fetisova
Петр Фетисов

Параллельно с обучением он некоторое время работал в Техническо-строительном комитете министерства внутренних дел России, однако основной его работой стало преподавание. Знание множества языков, в том числе французского, немецкого, санскрита, арабского и фарси, открыло ему дорогу к переводческой и к преподавательской деятельности в Политехническом институте Санкт-Петербурга, на Высших женских политехнических курсах и в Императорском обществе поощрения художников. 

До революции Фетисов много путешествовал, причем не только по Европе, но и по странам Востока: он каждое лето бывал в Персии, Афганистане, Индии, а также на территории современного Туркменистана, где изучал местную культуру. Для подготовки к получению профессорского звания Фетисов проходил стажировку в Британском музее и в Университете Мюнхена, где защитил работу «Влияние арабской культуры на европейскую науку и искусство». Результаты его исследований широко публиковались в научных журналах и в бюллетенях Российской Академии наук. Одним словом, Фетисову удалось зарекомендовать себя как талантливого и успешного ученого предреволюционной эпохи, а его имя было известно всему образованному русскому обществу. 

П. П. Фетисов (третий слева) во время экспедиции в Среднюю Азию (1913)

Но Фетисов, конечно, посвятил себя не только академическим исследованиям: в 1910-е он занимался проектной деятельностью в городах Малороссии. Так, в Екатеринославе (нынешнем Днепре) по заказу местного инженера-технолога и мецената Владимира Хренникова в 1913 году он построил доходный дом, ставший образцом украинского модерна. Строение было украшено многочисленными фольклорными деталями и элементами, связанными, в частности, с историей Запорожской Сечи. Все это отражало желания заказчика, имевшего репутацию убежденного украинофила. Дом Хренникова, известный как «украинский дом», пострадал во время Великой Отечественной войны, перестраивался, но сохранился до наших дней (сейчас в нем находится гостиница).

Dom Hrennikova Dnepr
Дом Хренникова

Еще одной работой Фетисова должен был стать храм Николая Чудотворца в Киеве, на местном Братском кладбище. Судя по проекту, церковь предполагалось построить в стилистике московской архитектуры XVII – начала XVIII вв., что сделало бы ее уникальным для Киева сооружением. Закладной камень заложила мать Николая II императрица Мария Федоровна, но возведение храма было прервано в 1918-м. Сейчас на его территории располагаются лаборатории одного из киевских научных институтов.

Proekt hrama pamyatnika na Bratskom kladbishhe v Kieve
Проект храма Николая Чудотворца в Киеве

Жизнь Фетисова, как и всей России, изменила Первая мировая война. Сразу после ее начала он отправился на фронт добровольцем, участвовал в боях с австро-венгерской армией в Галиции, дважды был ранен. Некоторое время состоял переводчиком при миссии стран Антанты на Юго-Западном фронте. 

В 1917 году Фетисов переезжает в Киев, возвращается к научным трудам, преподает в Киевском археологическом институте и в Киевской высшей художественной школе. С началом Гражданской войны архитектор сделал однозначный выбор в пользу белых, присоединившись к Добровольческой армии. Довелось ему послужить и британской короне: его знания, как инженера, пригодились в 1918 году британской военной миссии в Закавказье и Второй британской индийской армии. Но именно там Фетисов заболел малярией и был эвакуирован в Салоники. Это событие ознаменовало новый этап в его жизни: после выздоровления Фетисов переехал из Греции в новообразованное Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (КСХС), сначала в Белград, а потом и в Загреб, где решил окончательно вернуться к науке. 

Все эмигранты из России, прибывавшие на территорию Королевства, получали статус «русских беженцев» и официально находились под защитой местных законов (династия Карагеоргиевичей и король Петр I испытывали по отношению к русским признательность за то, что император Николай II вступился за Сербию после сараевского убийства эрцгерцога Франца Фердинанда). Также, по воспоминаниям многих эмигрантов, в КСХС русским было проще получить хорошую работу, чем в Западной Европе. Это подтверждает и судьба Петра Фетисова. В 1920-м он переезжает в Загреб, сразу устраивается на технический факультет Загребского университета (тогда это была Королевская высшая техническая школа), где получает место ассистента известного хорватского архитектора Эдо Шена. Научные и преподавательские таланты Фетисова были сразу же оценены по достоинству. Вскоре он, став преподавателем кафедры теории и истории искусства, начал читать лекции в рамках двух учебных курсов — «Архитектура античного мира» и «История античного искусства». Далее его научная карьера развивалась по нарастающей: в 1921 году Фетисов получает звание доцента, год спустя – ассоциированного профессора. 

Было только одно «но»: иностранцы (даже из России), как правило, не могли получить в КСХС лицензию архитектора, а значит, не могли поставить свою подпись на собственных проектах. Поэтому имя Фетисова оставалось в тени коллег, с которыми ему довелось работать. Одним из них стал Игнят Фишер (1870–1948), чьи работы сформировали архитектурный облик Загреба. Петр Павлович стал одним из главных сотрудников его бюро. Великолепное знание классических образцов архитектуры в Загребе начала 1920-х гг. было востребовано как нигде: заказчики того времени ориентировались, прежде всего, на классику.  

Именно Фетисов спроектировал фасад Югославского банка на углу площади бана Елачича — главной площади Загреба — и Пражской улицы (сейчас там располагается главная хорватская страховая компания Croatia osiguranje). Здание украшают скульптуры, символизирующие торговлю, промышленность, сельское хозяйство, животноводство, рыболовство и другие отрасли хозяйственной деятельности. Оно является неотъемлемой частью архитектурного ансамбля главной площади Загреба.

Zdanie YUgoslavskogo banka
Здание Югославского банка

Еще одним строением, фасад которого спроектировал Фетисов, стало здание фабрики «Нашице» на площади Марулича, в центре хорватской столицы (сейчас оно принадлежит акционерному обществу Exportdrvo). Оно также выстроено в классическом стиле, с ионическими пилястрами и треугольными фронтонами. Эту работу Фетисов выполнял по заданию архитектурного бюро Амадео Карнелутти (1885-1955), потомственного хорватского архитектора итальянского происхождения.  

Zdanie
Здание фабрики «Нашице»

А едва ли не самым известным зданием хорватской столицы, к созданию которого причастен Петр Фетисов, стал отель «Эспланада», который был возведен для размещения пассажиров, путешествовавших знаменитым Восточным экспрессом. Эта гостиница, ставшая в 1920-е центром светской жизни Загреба, и ныне считается лучшей не только в городе, но и во всей Хорватии. В ней останавливались британская королева Елизавета II, американский президент Ричард Никсон, советские лидеры Никита Хрущев и Леонид Брежнев и многие другие известные личности. Увы, сегодня мало кто знает, что фасад этого здания — первого, которое видят путешественники, прибывающие на главный железнодорожный вокзал Загреба, — спроектировал русский архитектор. 

Otel Esplanada
Отель «Эспланада»

Фетисов прожил в столице Хорватии всего шесть лет, но успел полюбить этот город. Свидетельством этого стала серия рисунков под общим названием «Старый Загреб». Мощенные булыжником узкие улочки, средневековые башни, католические соборы и монастыри – все это нашло отражение в его творчестве. 

Зодчий умер в ноябре 1926 года и был похоронен на Мирогое, главном кладбище Загреба и всей Хорватии. Впрочем, могила его не сохранилась…

В наше время мало кто в Хорватии — да и в России — знает о том, какую роль Фетисов сыграл в формировании архитектурного облика Загреба. В 1920-е он был одним из самых известных городских архитекторов, а местная пресса отзывалась о его работах в самых хвалебных тонах. В наше время, увы, имя затерялось в истории и известно, пожалуй, только специалистам. 

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх