В конце января в сербской столице торжественно открыли памятник основателю сербской государственности Стефану Немане. 
Интересно, что расположенный на Савской площади монумент оказался в центре внимания сербской и мировой общественности не только как архитектурный феномен: сегодня стало известно, что крупнейшая криминальная группировка готовила покушение на президента Александра Вучича прямо во время церемонии его открытия. Как заметил глава государства, памятник стал символом свободной и сильной Сербии, — и тут его слова не расходятся с делом: на днях сербские силовики обезвредили эту преступную ячейку, скрывавшуюся под личиной фанатов футбольного клуба «Партизан». 
По словам главы правительства Сербии Аны Брнабич, полицейская акция нанесла самый сильный удар по организованной преступности со времен операции «Сабля», которая была спровоцирована убийством премьер-министра Зорана Джинджича. 
Подробнее о ликвидации банды читайте в новостных материалах «Балканиста», а самому памятнику посвящен отдельный репортаж.


Февральский утренний Белград сонно отряхивает с подошв зимнюю пыль. Официантка из кафе пристраивается с чашкой кофе и сигаретой на ступеньке, задумчиво глядя вдаль, — туда, где виднеется зеленоватая бронзовая статуя сербского царя Cтефана Немани.

— Hу, и как вам? — останавливаюсь я и киваю на памятник. 

Она выдыхает сигаретный дым:

— Mощно…

Я подхожу ближе и с удивлением осматриваюсь. Когда-то, чтобы подойти к зданию старого железнодорожного вокзала, надо было пробежать через всю суетливую, лязгающую трамваями, полную надоедливых таксистов и оборванных попрошаек Cавскую площадь, —  при этом я все время боялась, что меня ограбят, поэтому всегда крепко прижимала к себе сумку. Сегодня об этой атмосфере остались только воспоминания.

Гранитные плиты обрамляют аккуратные клумбы с первоцветами, рабочие бесшумно разматывают между ними тонкие шланги автополива.

Изящные фонари напоминают деревья, которые тут тоже есть. На память о «старой» площади авторы проекта по ее реконструкции оставили фрагменты старых рельсов: их вмонтировали в гранит. 

Часы на здании вокзала, в стенах которого появится музей сербской истории, наконец-то показывают правильное время: их отремонтировали спустя четверть века.

— Памятник, конечно, прекрасен, но сама площадь нас впечатлила гораздо больше. Раньше тут было невозможно гулять, а теперь совсем другое дело! — рассказывают студентки, забежавшие сделать селфи на одной из самых популярных ныне белградских локаций.

Возле памятника, который потрясает своими размерами (23,5 метра — это почти многоэтажный дом), прохожие делятся впечатлениями.  

Памятник сербскому царю Cтефану Hемане создал российский скульптор Александр Рукавишников. Он воплотил в этом монументе державность, которую основатель рода Hеманичей отстаивал в тяжёлых битвах. Символами борьбы за государство стали меч в руке царя, свиток Xиландарской грамоты — средневековой декларации независимости Сербии — и разбитый византийский шлем, который попирает статуя.

Мы стоим внутри шлема, покрытого мозаикой, и рассматриваем необычный постамент: памятник покоится на сложной конструкции в виде жезла Святого Саввы, который уходит под землю. Детали можно рассмотреть сквозь пол. Когда переводишь взгляд из глубины в высоту, даже голова начинает кружиться от размаха творческой мысли архитектора. Стеклянный пол то и дело протирается шваброй. 

— Eго все время мыть будут? — поражаюсь я заботе городских властей. 

— Когда-нибудь люди привыкнут и перестанут ступать туда ногами. Все же можно рассмотреть с краю, — объясняет немолодой охранник, который за короткое время уже стал настоящим «экспертом». 

Посетители степенно переговариваются между собой, всем хочется поделиться мыслями, — а вопросы они адресуют как раз сотруднику охраны.

—  Mеня тут один пенсионер попросил передать архитектору, что памятник слишком высокий и его надо уменьшить. Я говорю: передам, конечно, — рассказывает он, и мы покатываемся со смеху.

— Мы, сербы, — народ ненасытный. Так уж мы устроены, что обязательно найдём, к чему придраться. Был бы он ниже, все бы сказали «А почему он такой маленький?». Задают вопросы, почему в руке меч, а не крест? Всякое пишут. Привыкнут еще. Никогда не видели такой красоты, вот и удивляются, — объясняет один из прохожих.

—  A чем им меч не угодил? Он же был воином, защищал Отечество и Веру мечом. И потом, мне кажется, что тут ещё можно вспомнить русскую пословицу: «Кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет», — говорю я. 

Идея эта вполне укладывается в современную политику Сербии. Страна, настрадавшись в прошлом веке, сейчас с помощью союзников укрепляет оборону. Президент Александр Вучич так и говорит: «Наша сильная армия никому не угрожает. Мы лишь даём понять, что с нами лучше не связываться». 

На торжественном открытии монумента Александр Вучич произнёс речь, где указал, что Сербия в долгу перед своими предками. «Было нелегко дожить до этого момента. Сербия долго пребывала в страхе, была кругом виновата; она стояла, склонив голову перед своим прошлым и будущим.  Нам потребовалось время, мужество, знания, чтобы снова поверить в себя. Нам потребовалось время, чтобы сказать всем: мы здесь не для того, чтобы кому-либо угрожать. Хватит с нас крови и войн. У нас есть имя, история, наши предки. Благодаря им у нас есть свобода. Мы будем расти вверх, как этот памятник, никто и никогда больше не заставит Сербию сдаться и предать свое имя!» — сказал сербский лидер. 

— Потрясающе, правда? — рядом переговариваются двое молодых людей, и так и эдак фотографируя фрагменты колоссальной композиции, которую можно рассматривать часами.

К площади подходит священник в простой чёрной рясе. Это протоиерей Зоран Бубаня, он приехал в Белград из черногорского города Биело-Поле. Он останавливается, издалека смотрит на памятник, и я вижу в его взгляде неподдельный восторг.

— Дааа.. Такой бы памятник следовало у нас, в Черногории, установить. Стефан Неманя же родом из наших мест, — говорит священник. 

Великий сербский правитель на самом деле родился неподалёку от Подгорицы.

— Bам в Черногории, батюшка, не до памятников сейчас. Святыни вы отстояли, сейчас настало время государство строить, — осторожно говорю я. 

Зоран Бубаня кивает. В прошлом году он возглавлял крестные ходы в защиту сербских святынь Черногории и выступал против закона, принятого партией президента Мило Джукановича. Документ легализовывал конфискацию церковного имущества и земель черногорских епархий Сербской православной церкви. 

—  Величественный памятник, потрясающий. Настоящий символ сербского духа. И всё-таки нам такой тоже нужен, — говорит протоиерей и передаёт мне телефон, чтобы я сфотографировала его на фоне Стефана Немани.

Памятник Стефану Немане — это воплощение новой Сербии: открытой, смелой и всегда готовой встать на защиту своих национальных интересов. 

Рядом останавливается пожилая женщина.

—  Я просто онемела, если честно. Полмира объехала, нигде ничего подобного не видела. Но вы про меня не пишите, я связана с Великобританией! — говорит женщина. 

Ей возражает пенсионер:

— Да хоть с Африкой! Какое это имеет отношение к восхищению шедевром! Вечно вы везде политику приплетаете! 

Мы с ним понимающе переглядываемся и оставляем «британку» наедине с её тайным восторгом.

Мы, конечно, же тоже сделали селфи на фоне величественного монумента. Несомненно, он уже стал новым символом сербской столицы и местом притяжения как туристов, так и горожан. Кстати, возле этого памятника уже начали происходить самые важные события в жизни белградцев. Здесь, например, будущий отец узнал пол ребёнка: мальчика предложили назвать Стефаном или Hеманей. 

Cавская площадь стала ещё одним популярным местом для прогулок, позволяющим насладиться атмосферой сербской столицы. Приеду сюда весной, когда зацветут вишни и миндаль, а золотистое солнце, заходящее между строящихся небоскрёбов, бросит луч на правителя.

И увижу я, как это хорошо…

Фото Дмитрия Лане