Человек может всю жизнь прожить, проглотив аршин скучного «надо и необходимо», а может плюнуть на все — и стать королем. Потому что королем быть весело.

Что, не слышали?..

… а между прочим, даже полиция Берлина в начале сороковых так и записала в паспорте уже пожилого и потерявшего гибкость бывшего циркового акробата: «цирковой антрепренер, в свое время — король Албании».

Действительно, в авантюрном тринадцатом году, когда от Оттоманской империи отпочковалось новое государство, нареченное Албанией, возникла насущная необходимость в монархе.

Ну, монархи — товар штучный. Поэтому кастинг был серьезный, политическое жюри бдело, интриговало и с постными лицами профессиональных шулеров делало ставки. На высокое и теплое место метили многие, в том числе и племянник турецкого султана, принц Халим.

И пока жюри втиралo очки, превращая шестерок в тузов, а принц Халим учил албанский, двое немецких проныр — акробат Отто Витте и шпагоглотатель Макс Шлепсиг, ковали план.

Простой, как мычание.

Дело в том, что Макс заметил, что дружище Отто жутко похож на этого самого турка, который мостится на албанский трон «свежей выпечки».

Меткий глаз Макса и шалопаистый дух Отто привели к тому, что в августе в албанском городе Дуррес состоялась явление «принца Халима» народу.

И народ ликовал, как и положено народу.

И начался цирк — правление принца Халима. Увы, недолгое. Шустрый акробат на троне Албании провел всего пять дней.

За это время он крайне полюбился народу. Щедро раздавал милостыню, успел активно попользоваться гаремом (причем патриотически заявил, что гарем должен состоять только из албанок. Мол, нужно поддерживать отечественного производителя местных красавиц, и это подняло уровень любви до точки кипения), оценил сдержанную наивность придворных, которые доверили ему скудную албанскую казну, наградил пару сотню человек и объявил войну Черногории.

Короче, активно работал на благо государства.

Правда, потом вездесущий телеграф жестоко прервал идиллию, которая уже начала закукливаться в будущую бабочку всеалбанского благоденствия, и лже-Халима попросили покинуть трон.

Именно попросили.

Вежливо.

И даже преследовать за обман особо не стали, поскольку королем-то Отто был хорошим.

Настоящим албанским королем.

Жаль, что всего на пять дней.

Зато он до конца жизни носил с собой визитки, где гордо отмечал свою экс-королевское и экс-албанское прошлое…

И умер, кстати, как настоящий король, – 13 августа, в день своего коронования.

…А Халим, кстати, так и не стал албанским королем. Зря только учил албанский, как дурак.