В условиях, когда сербское правительство и лично президент Александр Вучич отчаянно борются за жизнь каждого заболевшего смертоносным вирусом COVID-19, сербская оппозиция, стряхнув пыль со своих старых лозунгов, продолжает бороться с президентом. Олег Бондаренко, директор Фонда прогрессивной политики, прокомментировал порталу «Балканист» новые спекуляции оппозиционеров, заскучавших в условиях политической изоляции.

— С момента активной фазы протестов оппозиции прошёл уже год. Что сейчас происходит с оппозиционной деятельностью в Сербии?

— За этот год оппозиция выдохлась и морально, и физически. Это заметно по количеству людей, которые принимали участие в начале их деятельности. К концу протестов оно заметно истощилось. Нового ничего оппозиция придумать за это время не смогла: нет никаких новых требований, не изобретён новый смысл существования, отсутствуют новые привлекательные для народа лозунги. Интерес сербов к оппозиционной деятельности стал угасать, — указал Олег Бондаренко. 

Он напомнил, что современные сербские оппозиционеры — это люди, некогда весьма комфортно чувствовавшие себя во власти. Исключение составляет лишь лидер движения «Двери» Бошко Обрадович — бывший библиотекарь, который никогда не управлял ни страной, ни правительством, ни хотя бы городом.

— Это бывшие номенклатурщики, а им всем свойственно после долгих лет правления терять хватку, способность к политической борьбе. Обычному человеку это легко заметить невооружённым глазом. Особенно ущербно их отношение к простым людям, — заметил директор Фонда прогрессивной политики. 

— Почему они сейчас, в то время, когда вся Сербия старается выжить, пытаются набрать себе политические очки? 

— Они же понимают, что им нельзя уйти в забвение, им нужно хотя бы что-то говорить. Например, обвинять власть. Причём все равно в чем. Сначала в том, что Вучич не вводит чрезвычайное положение, потом в том, что он его ввёл. Они используют любой повод для критики Александра Вучича. Он у них виноват и в комендантском часе, и в получении гуманитарной помощи. Теперь они подключили ещё и православный фактор, — говорит Олег Бондаренко, напоминая, что сейчас многие храмы в Сербии, как и в России, из-за угрозы распространения эпидемии закрыты для прихожан. Эти обстоятельства, по мнению российского политолога, так же используются оппозицией против лидера Сербии. 

— Говоря про сербскую оппозицию, мы практически всегда имеем в виду деятелей оппозиционного блока «Союз за Сербию». За этот год они растеряли некоторых своих соратников. А появились ли какие-то новые лица среди этой горстки недовольных Вучичем?

— Профессор университета в Косовской Митровице и бывший радикал Деян Мирович на днях высказал свое критическое мнение о политике сербского президента российским СМИ. Я его знаю лично, он был членом Сербской радикальной партии, вернее, заместителем председателя партии. Когда её лидер Воислав Шешель вышел из заключения в Гааге, он снял Мировича с этой должности потому, что тот игнорировал заседания партии и выступал за коалицию с движением «Двери» и с Демократической партией Сербии. Собственно, Мирович потом вошёл в рабочую группу «Дверей» по вопросам Косово и Метохии. Фактически — перешёл в стан малоадекватных неконструктивных критиканов, — напоминает Олег Бондаренко. 

Политолог считает, что наличие такой оппозиции начинает говорить само за себя, когда мы анализируем политику президента Сербии. 

— Судя по тому, кто сейчас критикует Александра Вучича, можно смело заявить, что у сербского президента все в порядке. За исключением отъявленных маргиналов никто из представителей серьезных политических сил страны в этот непростой, тяжёлый период не оказался в стане его врагов. Тем не менее те редкие, писклявые голоса, которые раздаются с задворок политической жизни Сербии, требуют определённого ответа.

— И какого же? 

— В ряде оппозиционных сербских СМИ Вучича совершенно голословно обвиняют в том, что он договорился с Западом по косовскому вопросу. Это не новое обвинение. Такие мы слушаем от оппозиции уже лет пять. Они были ещё во времена работы Александра Вучича премьером. При этом ни разу эти обвинения не подтверждались, — указал Олег Бондаренко. 

Он напомнил, что за это время в косовской проблеме изменилось только одно: количество стран, признающих суверенитет самопровозглашенной республики Косово. Оно резко сократилось и уже не является критически важным для Генеральной Ассамблеи ООН. 

«В очередной раз мы наблюдаем волну обвинений в адрес Вучича о договорённостях с Западом», — говорит политолог. Он предлагает конструктивно взглянуть на положение вещей. 

— Давайте оперировать фактами. Лидер Сербии заявил, что произошёл крах евроиллюзий, Евросоюз в течение месяца, пока длится чрезвычайное положение в Сербии, до последнего не оказывал помощь, отказывая стране в приобретении медицинского оборудования  даже за деньги. Вспомним, как итальянские маски и лекарства мародерским образом были разворованы «партнёрами» Италии по ЕС — Польшей и Чехией, как Франция тормозила грузы, направляющиеся в Испанию и Великобританию.  Я уверен, что после пандемии мы будем наблюдать крах того формата Евросоюза, к которому мы привыкли, — говорит директор Фонда прогрессивной политики. 

Он напомнил, кто активно начал помогать Сербии бороться с коронавирусом. 

— Даже британское издание The Guardian признало усиление позиций Китая и России в Сербии. Потому, когда закончится пандемия, прежних отношений Сербии и Евросоюза, где, как оказалось, каждый сам за себя, не будет. И об этом открыто говорят официальные лица Сербии, в том числе и сам президент. Впервые за 20 лет мы наблюдаем такие заявления на высшем государственном уровне Сербии. Это значит, что сербские розовые очки евроинтеграции не только упали, но и были растоптаны, — указал Олег Бондаренко. 

Политолог отмечает, что на этом подорванном эпидемией геополитическом фоне заявления о том, что Вучич договорился с Западом «сдать Косово» , мягко говоря, вызывают недоумение. 

— Кому он и что «сдал»? Евросоюз распадается на глазах, прежнего Запада больше нет. Да, в Вашингтоне были проведены определённые встречи. Но то, о чем договорились Белград и Приштина, — о продолжении переговоров, невозможно без полной и окончательной отмены таможенных пошлин на сербские товары. Кроме того, в самопровозглашенной республике Косово мы наблюдаем сейчас кризис власти. С кем продолжать эти переговоры?! — задаётся вопросом директор Фонда прогрессивной политики. 

— Насколько целесообразно вообще поднимать эту тему до парламентских выборов в Сербии?

— Парламентские выборы в Сербии были назначены на 26 апреля, но введённый 15 марта режим чрезвычайного положения отодвинул все электоральные процедуры на тот срок, сколько продлится режим ЧС. Согласно Конституции страны, избирательный процесс может быть запущен как минимум через полтора месяца после даты окончания карантина. Исходя из информации от моих источников, вряд ли парламентские выборы в Сербии состоятся раньше осени. Таким образом, можно смело говорить о том, что вопрос Косово и Метохии вряд ли будет актуален до конца парламентских  выборов и последующего формирования нового правительства. А именно, косовский вопрос до конца этого года решён не будет. Надеюсь, что за это время и Приштина разберётся со своим кризисом власти, — говорит российский политолог, указывая на беспочвенность обвинений о «сдаче Косово» в адрес президента Сербии. 

— Как Вы прокомментируете спекуляции оппозиции на тему разграничения как одного из вариантов решения косовской проблемы?

— Тот вариант разграничения, который обсуждался во время переговоров, касался севера Косова, а именно возврата косовских сербов домой, в Сербию, но не путем изгнания их из своих домов, а установления фактической власти над сербскими поселениями этой территории. Что же касается сербских святынь, о которых так «беспокоится» оппозиция, то обсуждался вариант, что они попадут под управление структур ООН и ЮНЕСКО, при получении сербскими монастырями и храмами экстерриториального статуса. Невозможно себе представить, что Печская Патриархия подчинялась бы Приштине. И этот вопрос ни с кем не обсуждался и вряд ли будет, — заключил Олег Бондаренко.