Сербский Майский переворот на самом деле Июньский… Июня, 11 числа по новому стилю окончательно ушла в небытие династия Обренович. 

Собственно, к самому Милошу Тодоровичу, взявшему фамилию по имени полубрата Обрена, династия давно отношение имела косвенное.

Но окончательно угасла она в эти грозовые Майские/Июньские дни.

Итак, история о королеве Драге, которую никто не любил

…особая фантазия не нужна, чтобы представить старосветскую сербскую семью. Отец Панта — окружной начальник прелестного городка Горни Милановац. Местный божок, но, конечно, добрый и справедливый, а если и берет, то исключительно борзыми щенками. Мать Анджелия – изумительная хозяйка, уравновешенная женщина, все у нее в меру, даже детей родила в той пропорции, сколько унций приправ отмеряла для восхитительного варенья из слив: 2 мальчика, 4 девочки.

Дети родителей тоже не огорчали: в меру шалили, в меру учились.

Старшенькая Драга прелестно грассировала по-французски и даже рассказы Стендаля переводила. Что-то там о том, что «…любовь — восхитительный цветок, но требуется отвага, чтобы подойти и сорвать его на краю пропасти…»

Драга Луневица

Эх, если бы знала Драга Луневица, что именно ей придётся доказывать, что «..женщина, большей частью заурядная, становится неузнаваемой и превращается в исключительное существо, когда ее любят».

… Эту женщину не любил никто. Ее терпеть не могли король и королева, министры, военный штаб, банкиры, журналисты, заграничные дипломаты, извозчики, уличные мальчишки, бородатые торговцы, почтенные матери семейств, священники, модистики, легкомысленные певицы. Ее не любили историки и писатели. Поэты тоже не любили. Ее не любили даже ближайшие родственники… Ее не любил в Сербии никто, но ей на это было плевать.

Потому что был один человек, который ее любил.

Звали его Александр. И был он престолонаследником.

Королева Наталья Обренович и престолонаследник Александр

…Ах, сколько написано о любви. Тот же Стендаль, которого Драга переводила в ландышевой молодости, целый том написал, рассуждая о кристаллизации и других химических процессах, но так ничего не объяснил. Да и как объяснить то, что логике не поддается, не подчиняется нормальному здравому смыслу.

Поскольку простой, как хозяйственное мыло, смысл говорит, что никак не мог полюбить престолонаследник уже слегка увядшую вдову, камеристку своей матери старше его на целых двенадцать лет.

Злые языки твердили, что она качала маленького Александра на коленях. Ох, уж эти злые языки. Врут, конечно, поскольку Драга (носящая фамилию Машин по уже покойному инженеру Светозару Машину, который прожил с ней недолгих три года) познакомилась с Александром, когда ей был 31 год, а ему – ландышевых 19. А согласитесь, что в 31 год довольно неудобно качать на коленях достаточно крупного престолонаследника.

Знакомство произошло романтично. Драга спасла наследника, который чуть не утонул в пруду. Спасенному не оставалось ничего больше, как в благодарность полюбить спасительницу. Королева Наталья была в отчаянии. Эта проницательная дочь одесского торговца Кешко просто волосы на себе рвала, проклиная бывшую камеристку. Но кристаллизация уже пошла, а остановить химические процессы даже лукавым одесситам не под силу. Министр полиции лично составил рапорт о любовниках Драги Машин, надеясь, что престолонаследник с презрением отвернется от блудницы, но… Наивные, где там… Многие вонь старого рокфора считают предпочтительней, нежели нежный молочный запах творога. 

Король Александр и Драга Машин

Тогда решили химию изгонять физикой. Вспомнили про клин, который клином вышибается, и решили престолонаследника женить. Но пока решали и искали, Александр показал, что он уже не мальчик, а муж, и повел избранницу под венец. Молодая была уже не молода. Сербское общество этот факт крайне будоражил. Все бы еще ничего, но молодая оказалась еще и бесплодной смоковницей. Короче, нельзя было наедяться, что она сможет продолжить род Обреновичей. Ай…!

Король Милан в знак протеста покинул страну: уйду, мол от вас, злые вы…!

Министры в знак протеста дали отставку.

Королева лично умоляла митрополита не венчать окаянного сына, а когда он отказался, прокляла его публично. Но… сыну на все было плевать.

Он дал амнистию политическим противникам короля Милана, сформировал свое правительство и стал с женой жить-поживать.

Более того, через год после венчания народу сообщили радостную весть: королева Драга ждет наследника.

Заметка о переносе путешествия королевской семьи ввиду беременности королевы Драги. 25 августа 1900 года

Русского императора на радостях позвали быть крестным отцом младенчика. И он согласился, даже колыбельку прислал в подарок. 

Злые языки поутихли, а сама Драга засела за написание мемуаров «Это я –Эдичка» (зачеркнуто) «Я — Драга». Уже и король Милан скончался в Вене, запретив свой прах переносить в страну, где правит бывшая камеристка его жены. А Драга — писала. Уже и зиму сменило лето, а потом и осень подоспела, а Драга писала, писала… Уже и мемуары подошли к концу, а благословенное, но чаще всего не особенно длинное состояние все длилось, длилось и длилось…

Пока наконец русский император не почувствовал себя дураком: мол, пора колыбельке подаренной и содержимое иметь. И послал он доктора Снегирева и профессора Губарева. В разведку. Они приехали и установили, что королева от бремени разрешиться решительно не может, поскольку не беременна и никогда беременной не была.

Королева Драга в национальном костюме

Молодой король Александр чуть не убил двух разведчиков-гинекологов из пистолета. Гонялся за ними по дворцу. Ужас, короче… Едва спаслись. После этого прорусский курс Сербии сменился на австро-венгерский… Когда бы знали, из какого сора растет иногда политика…

…Наследника Александр не приобрел, а вот проблем в стране было хоть ложкой ешь: левые, правые, социалисты, радикалы, митинги, коррупция, денег в казне кот наплакал, министры грубят, военные мрачно из-под бровей смотрят, полицейские с таким разбойничьими рожами, что самих сажать нужно в первую очередь. Ужас, только на коленях у королевы хорошо — тихо, спокойно… Спасай меня, Драга, как из пруда…

И спасала. Братьев своих поставила порядок в стране наводить. Сестер – мир во дворце. Эх, всему учили старосветские Панта и Анжелия своих детей, но ведь порядок в стране наводить — не варенье варить. А братья не сколько варенье варили, сколько пенки воровали. Густые, сладкие, халявные… Но пенки пенками, а вот когда убил Никола Луневица (да, пьяный был, веселый) жандармского начальника (сам под руку лез… ага), и потекла густая смородиновая кровь, то тут уж не до пенок…

Королева Драга брату попеняла, мол, я тебя в престолонаследники задумала произвести, своих-то нет… будешь ты, мол, продолжать династию Обреновичей, а ты вздумал жандармов убивать, не дело это.

Попеняла, но не сильно. Ей не до убийства было. Наступил ландышевый май.

Вечерами она и Александр сидели молча, наслаждаясь покоем. Драга перечитывала любимого Стендаля. Когда она была на 80 странице, в дверь ворвалась… «Черная рука».

…В сербскую историю убийство короля и королевы войдет под названием «Майский переворот». И в учебниках истории нет данных экспертизы, говорящих, что убиты король и королева были с особой жестокостью (около 40 колото-резаных ран, и это не считая огнестрельных). И что на руках у королевы, в отличие от короля, были глубокие порезы —  она защищала Александра до последнего. И первую пулю получила тоже она – защищая его своим телом. Учебники истории сообщают, что был совершен переворот, и на престол возвращена династия Карагеоргиевичей. А во главе переворота стоял Драгутин Димитриевич Апис и созданная им организация «Черная рука».

Созданная в свое время именно для убийства ненавистной королевы, «Черная рука» снабдит позже оружием организацию «Молодая Босна», которая и совершит нападение в Сараево, в корне изменившее мировую историю. А все начиналось с нее. С женщины, которую в Сербии никто не любил…

…Никто не любил эту женщину. Никто ее не жалел. Никто не вспомнил добрым словом. Никто ее не знал такой, какой она представлялась Александру. И только он до конца любил ее — свою драгу Драгу….

Королева Драга и король Александр Обреновичи