Ничто не истинно, все позволено: «Аламут» Владимира Бартола

Вы слышали о «горном старце», который одурманивал наркотиками молодых воинов и отправлял их в чудесный сад, срисованный из Корана? Об этой истории еще в 1273 году написал Марко Поло после посещения Персии. 

Старец Хасан ибн Саббах всего за один год создал государство Аламут, которое не только подняло восстание и ослабило власть династии Сельджукидов, но и стало наводить ужас на европейских правителей. Ужас этот был так велик, что в английском языке слово ассасин, изначально обозначавшее члена конкретного религиозно-военизированного образования, стало использоваться в более общем значении – убийца. 

Действие романа словенского писателя Владимира Бартола «Аламут» развивается в конце XI века в одноименной крепости, которой правит Саббах. Горный старец стремится освободить свою родину от правящей династии и для осуществления плана собирает вокруг себя приверженцев исмаилизма, захватывает крепость, провозглашает себя пророком и создает школу фидаиев (араб. — «обреченный, жертвующий собой»). Молодых людей, не знавших чувственных наслаждений, тренируют, обучая многочисленным боевым техникам, и, конечно, внушают им «правильные» идеи. В награду за первые же успехи в сражении им показывают овеществленный рай на земле, и стремление вернуться в него заставляет их служить своему пророку, не ставя под сомнение ни слова его, ни приказы. Ибо тот, кто владеет ключами от рая, всегда прав. Именно эти хорошо обученные воины станут первыми террористами-смертниками (и в романе, и в мире).

Схема идеальна, если бы не человеческий фактор: то юноша засомневался в реальности рая и не дал себя одурманить, то «райская» девушка, поняв, что больше никогда не увидит возлюбленного, покончила с собой, то смертник вернулся с задания живым… Именно ему Саббах раскроет историю своей жизни, — но не биографию, а скорее путь становления своей личности, процесс создания государственной идеологии и ее внедрения.  

Хасан ибн Саббах – фигура более чем неординарная. В обществе, где власть традиционно передается по наследству, он сумел создать независимое государство и возглавить его, не являясь при этом ничьим наследником и фактически не объявляя войны другим странам. Он создал государство нового типа: Аламут не обладал никакими территориями (состоял из нескольких укреплений на землях ряда государств) и носил тоталитарный характер. С помощью сети осведомителей Саббах умело пользовался междоусобицами и разрухой при дворе шаха, плел интриги, убеждал и манипулировал. Он создал вокруг себя ореол тайны, фактически вылепил из себя полубога, которого боятся противники и которому преклоняются последователи, готовые по первому его слову броситься в пропасть.

Роман «Аламут» опирается на историю Ближнего Востока, но выходит далеко за пределы этого конкретного эпизода. Он затрагивает ряд проблем, которые не теряют актуальности с самого момента публикации: неограниченная власть, сконцентрированная в руках одного человека; терроризм; манипулирование массовым сознанием; роль личности в истории; соотношение цели и средств ее достижения…

Интересна и судьба самого романа. Во-первых, сюжет автору подсказал его друг, литературовед Видмар. Следующие 10 лет Бартол изучал исторические документы, философские трактаты, ислам, и вот в 1938 году роман был издан. Сначала его не оценили: ни критика, ни публика не были в восторге от столь далекой и во времени, и в пространстве истории. Однако со второй половины XX века интерес неуклонно рос: в 1946-м роман переведен на чешский, в 1954-м на сербохорватский, в 1980-е – на английский, французский, немецкий, испанский, итальянский и др. Во Франции «Аламут» стал настоящим бестселлером (по популярности переплюнул Кундеру). После 11 сентября ожидаемо возникла новая волна интереса к книге. 

Казалось бы, этот сюжет просто создан для экранизации. Бартол предлагал сценарий по мотивам романа кинокомпании Metro Goldwyn Mayer еще перед Второй мировой войной, но его отклонили. Тем не менее следы этого романа есть и в современном кинематографе, и в мире компьютерных игр: вселенная Assassin’s Creed вдохновлялась в том числе романом «Аламут».   

Бартол писал в своем дневнике: «В воскресенье я закончил “Аламут”. Доволен. Последнее время я постоянно боялся, что кто-то его украдет, что произойдет пожар или случится еще что-то подобное. В конце концов, я, было, думал, что меня могут убить или произойдет несчастный случай. Я отдохнул только тогда, когда написал последнюю букву. И пусть меня убьют. В “Аламуте” я обрету бессмертие». 

И он оказался прав. 

Читать по-английски

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх