В середине декабря, почти сразу же после встречи с Владимиром Путиным в Бочаровом ручье, сербский президент Александр Вучич отправился с официальным визитом в Грецию. В отличие от пребывания в Сочи, эта поездка Вучича не была столь широко известна российской аудитории. Между тем, она достаточна любопытна.  

В рамках своего визита в Афины Александр Вучич встретился с греческим коллегой Прокописом Павлопулосом, премьер-министром Кириакосом Мицотакисом, мэром столицы Костасом Бакояннисом (тот вручил сербскому лидеру медаль за заслуги перед Афинами), лидером греческой оппозиции Алексисом Ципрасом и с предстоятелем Элладской православной церкви архиепископом Афинским и Всея Греции Иеронимом II. А ещё в эти же дни прошло заседание Высшего совета по сотрудничеству между двумя странами.  

Итак, уже из программы пребывания сербского президента в Греции можно сделать вывод, что обсуждался, как это принято называть, широкий спектр вопросов – от политических и экономических до гуманитарных и культурных. По большей части встречи носили закрытый характер. Но были выходы к прессе. К тому же, пресс-служба президента Сербии и информационное агентство Tanjug сообщили и некоторые подробности, упущенные другими СМИ.  

Официально президенты Сербии и Греции говорили о «европейской семье». Сербия, по словам Вучича, туда всеми силами стремится, Афины стремления Белграда поддержали.

Однако Греция — как раз самый показательный пример, что может произойти со страной, если что-то пойдёт не «по-европейски». Помнится, Грецию для продолжения финансирования по линии ЕС так обложили разного рода ограничениями, что в народе надолго улетучилось осознание того, что греки живут в «единой европейской семье». 

Сокращения в бюджетной сфере, отмена многих социальных выплат, повышение цен и налогов привели к уличным выступлениям, переросшим в стычки с полицией. Флаги Евросоюза в Афинах и других греческих городах не жгли. Зато на тех, которые были у протестующих, либо была вырезана, либо замазана краской одна звезда. Объяснять, что хотели этим сказать демонстранты, не надо. Дошло до того, что греческие политики очень высокого ранга заговорили о «второй немецко-итальянской оккупации», подчёркивая, что от первой (во времена Второй мировой войны) Грецию освободили не союзные войска, а тамошние партизаны. К слову, в Югославии была схожая ситуация.

Так, первым пунктом пребывания Александра Вучича в Греции стало совместное с Прокописом Павлопулосом возложение венков к Могиле неизвестного солдата. Потом на камеру сербский и греческий президенты скажут, что их страны были союзниками в обеих Балканских войнах и обеих Мировых. А ещё они вспомнят, что в 1999 году Греция, будучи членом НАТО, ни свои базы, ни свою авиацию альянсу для бомбардировок Югославии не предоставила. 

Отдельно в присутствии представителей средств массовой информации была затронута косовская проблематика. Подчёркивалось, что Греция – одна из пяти стран Евросоюза, отказавшихся признавать независимость самопровозглашенной республики. Кроме неё эту же позицию заняли Испания, Словакия, Румыния и Кипр. 

У каждого из пяти государств ЕС были свои основания для этого. Испания «переживала», что признание ею Косово станет прецедентом для басков, каталонцев, галисийцев. Словаки опасаются всё ещё имеющихся в стране тенденций к восстановлению федерации с Чехией. Румыния не хотела давать лишний повод для выступлений венгров в Трансильвании, а заодно подчёркивала свою солидарность с Молдовой, которая, в свою очередь, беспокоится о том, что косовским прецедентом могут воспользоваться в Приднестровье и Гагаузии. Тем более что МИД непризнанной Приднестровской Молдавской Республики на первую волну признаний Косово отреагировал официальным комментарием, в котором говорилось, что «косовская модель должна стать образцовой при признании права народов на самоопределение». Кипр сам разделён на две части. К тому же власти признанной ООН части острова всегда следуют в фарватере политики Афин. 

А вот Греция в 2008 году, когда пошла волна признаний Косово, устами своего официального представителя МИД Йоргоса Кумуцакоса заявила, что уважает территориальную целостность Сербии как и любого другого государства. 

Хотя у Афин есть очень весомый повод не признавать Косово ни при каких обстоятельствах, но он нигде не озвучивается. Греции создание «Великой Албании» — куда, несомненно, войдёт Косово — не нужно ни под каким соусом. К слову, независимость этого сербского края признала Македония, которая, по идее, должна была бы противостоять попыткам албанской экспансии в регионе: эта страна не понаслышке знает об Армии освобождения Косово. Но Скопье под нажимом Запада стало очень мягким. Оно даже проигнорировало волю своего народа, который по сути бойкотировал референдум о переименовании страны. И в Северную Македонию государство переименовал местный парламент — по требованию ЕС и, в первую очередь, всё той же Греции.

«Европеизированность» Греции и Сербии всячески подчёркивалась Александром Вучичем и его собеседниками на пресс-конференции. При этом вскользь промелькнуло, что обе страны договорились о контрактах, которые способны повысить товарооборот между ними в разы. 

В своё время Греция присоединилась к международным санкциям против Союзной Республики Югославии. После их отмены прошло 18 лет, но торговые отношения в полном объёме до сих пор не восстановлены. В современных условиях стоит кому-нибудь однажды потерять какой-нибудь рынок, восстанавливать его придется долго и нудно. Афины и Белград договорились об этом… 

Наконец, за скобками, скорее всего, остались переговоры по газу. Недавно на «Балканисте» вышел материал о затягивании Болгарией строительства ветки газопровода «Турецкий поток» до границы с Сербией. Белград, напомним, свою ветку уже практически достроил. После недавней встречи в Сочи с Александром Вучичем Владимир Путин заявил, что в случае если Болгария будет и далее упорствовать в прокладке продолжения «Турецкого потока», то Москва найдёт альтернативный путь доставки газа. Таким вариантом может стать Греция (предыдущий премьер страны Алексис Ципрас в феврале этого года заявлял об желании страны присоединиться к проекту). То, что после Сочи Александр Вучич сразу же решил съездить в Афины, и говорит о том, что газ на повестке дня всё-таки тоже был. 

Фото: predsednistvo.rs