Now Reading
Не в стиле Бондстила. Репортаж из Российско-сербского гуманитарного центра в Нише

Не в стиле Бондстила. Репортаж из Российско-сербского гуманитарного центра в Нише

+70
View Gallery

Съезжая с федеральной трассы Белград-Ниш в направлении аэропорта «Константин Великий», ты попадаешь на городской перекрёсток, с одной стороны которого высятся обшарпанные нишские многоэтажки, а с другой стоят огромные белые бензиновые хранилища «Газпрома».

Российско-сербский гуманитарный центр расположен неподалеку.

Горячий пыльный ветер полощет на ветру трехцветные флаги. Пока охранник проверяет документы, мы с любопытством осматриваемся. 

Возле огромного чёрного ангара гуманитарного центра высится нагромождение грузовых контейнеров. Олег Ганиев, спасатель, награжденный медалью «За заслуги перед Отечеством», рассказывает, что это «Штурм» — уникальный тренажер для пожарных. Внутри него темно и жарко, на экзамене спасателям ещё и включают дымовую машину, сирены сигнализации, крики «пострадавших», и пожарный должен пробираться в этом чаду по лабиринту, сделанному из панелей, а выбравшись наружу через кровлю, обязан пройти испытания по эвакуации через канализационный люк. 

— На самом деле не все справляются, — говорит Олег.  

— Если пожарный не проходит экзамен на «Штурме», его не допускают к работе, ему придётся идти водителем в пожарную часть. У сербских пожарных таких тренажёров нет и поэтому они занимаются тут у нас, — рассказывает спасатель.

Рядом со «Штурмом» совершенно кинематографическая сцена: разбитая машина полиции «врезалась» в бензоколонку, рядом стоит ещё один раскуроченный автомобиль. На этих машинах спасатели тренируются извлекать пострадавших, разрезая железо специальными инструментами.

Через пять минут понимаю, что недостроенная многоэтажка рядом — это тоже тренажер для спасателей. Олег с гордостью показывает на одной из ее стен скалодром, который он делал сам. Тут тренируются альпинисты. Внутри недостроя натянуты воздушные переправы, и даже шахта лифта — тоже тренажер. Кроме того, на подобных объектах спасатели учатся долбить и резать бетон. 

От высоты у меня кружится голова, поэтому решаю, что в спасатели меня точно не возьмут. 

Олег Ганиев, за плечами которого десятки спасательных операций по всему миру, рассказывает, что Российско-сербский гуманитарный центр сотрудничает с нишским аэропортом «Константин Великий» и учит его сотрудников ликвидировать горящий самолёт со взлетно-посадочной полосы, а также многому другому, связанному с чрезвычайными ситуациями.

Внизу нас встречает директор РСГЦ Виктор Гулевич. Вместе с сербским коллегой Бояном Гламочлия он руководит центром уже два года. Мы идём в ангар, который, собственно, и представляет собой хранилище гуманитарной помощи. 

— Тут у нас оборудование для палаточных лагерей, можем разместить полторы тысячи человек и дать им все, начиная от палаток, заканчивая посудой, — рассказывает Виктор Гулевич, показывая на стеллажи упакованных раскладушек с матрасами, ряды электрогенераторов, дровяные печи для отопления, ящики с походной мебелью, керосиновые фонари.

— Когда Сербия несколько лет назад столкнулась с миграционным кризисом, мы у границы разбивали такие лагеря, помогая сербам организовывать размещение людей, — вспоминает директор РСГЦ . 

В ангаре много оборудования и инструментов для пожарных, среди них попадаются интересные вещи. Кроме ранцев для тушения пожаров есть кевларовые хлопушки, которыми тушат траву. Хлопушка выглядит как метла, завернутая в тряпку. Кевлар не горит, хотя с виду похож на обычную мешковину. Виктор Гулевич говорит, что оборудование центр будет раздавать в качестве гуманитарной помощи добровольным пожарным дружинам небогатых сербских районов. 

Неподалеку стоят ящики с инструментами. Когда спасатели из России приезжают помогать сербским, они не везут с собой тяжёлые инструменты, а берут их тут. Огромные ножницы и пилы для бетона и железа покрыты царапинами. 

Мимо резиновых лодок и припаркованной «Нивы» идём в офисную часть гуманитарного центра. Тёмные коридоры пусты, лишь только поблескивают многочисленные дипломы и награды на стенах. 

— А где все у вас? — спрашиваю Виктора и Олега. 

— Кто все? У нас тут всего шесть человек русских и семеро сербов, — говорит директор. 

— А вы думали, у нас тут отряды?, — смеются спасатели. 

— Да, я думала, у вас тут Бондстил, — говорю я. 

— Да какой там Бондстил, — машет рукой Виктор Гулевич. 

Мы идём по тёмным коридорам. За матовым стеклом маячит силуэт секретаря Татьяны — сербки, идеально говорящей по-русски. Она готовит чай. 

Виктор Гулевич включает свет в одном из кабинетов.

— Мы сейчас не занимаемся спасательными операциями: планируем получить лицензию образовательного учреждения международного образца и начать тут обучать специалистов, — рассказывает директор. 

— В принципе, здесь одновременно может учиться шестьдесят человек, — говорит Виктор Гулевич, окидывая взглядом просторные классы, заполненные компьютерами, на которых установлены разного рода симуляторы. 

Напротив парт стоят ряды ящиков с инструментами, пользоваться которыми будут учить будущих спасателей. Беру в руки кусачки для железа. 

— Если на ногу уронишь, мы сможем прямо тут тебе её оперативно ампутировать, — шутит Виктор Павлович. 

— Они тяжеленные! — удивляюсь я. 

— А представь, спасатель с ними бегает, — говорит директор. 

Нет, спасатель из меня точно не получится.

Кроме четырёх учебных классов здесь есть ЦУКС — центр управления в кризисных ситуациях. Он похож на обычный зал заседаний. Олег Ганиев рассказывает, что в случае чрезвычайной ситуации, например, с разливом реки, Центр по запросу Сербии может начать наблюдение затопленной области с российского спутника, который также предоставит и прогноз развития событий. 

Кроме того, в Российско-сербском гуманитарном центре есть конференц-зал, который активно использовали во время русско-сербских учений, проходивших в Нише с 25 по 28 июня. В этом зале проходила выставка разного рода товаров, связанных со спасением людей. На стеллажах все ещё остались наборы грибника, рыбака и охотника, банки с тушенкой и сухие пайки. В будущем помещение можно будет использовать для массовых лекций, которые смогут дистанционно проводить и преподаватели из России, общаясь по интернету с сербскими студентами.

Российско-сербский гуманитарный центр в Нише сотрудничает с санкт-петербургским Университетом МЧС, куда периодически ездят на повышение квалификации специалисты со всех Балкан. 

— Отправляем каждый год несколько групп из 15 округов Сербии учиться в Санкт-Петербург и Москву. Для детей устраиваем в Сербии лагеря, у них же ОБЖ в школах нет, — рассказывает Олег Ганиев.

Сейчас можно сказать, что Российско-сербский гуманитарный центр постепенно преобразовывается из логистической организации в учебное заведение. Перспективы хорошие, считает директор. 

— В Россию сербов отправлять на учёбу все же дорого: перелёты, гостиницы. Тут им учиться будет дешевле и удобнее. Это будет эффективнее для всех: тут больше людей сможет учиться. Тем более что сербская сторона обещает построить здесь общежитие для будущих слушателей. Мы будем приглашать преподавателей, и сами преподаём. Так что надеемся, что все получится, — говорит Виктор Гулевич.

Мы прощаемся со спасателями, стоя возле двух огромных генераторов. Каждый из них может обеспечить электричеством целую больницу. А это значит, спасти десятки человеческих жизней. 

— Спасибо за работу и гостеприимство, — говорю на прощанье. 

— Понравилось вам у нас? — спрашивают они. 

— Понравилось, — отвечаю. 

— А вот американский посол Кайл Скотт уехал разочарованный, сказал, что ожидал большего, — смеются спасатели. 

— Он, наверно, думал, что у вас тут шпионы сидят в каждом кабинете, — говорю я. 

— Своих газет начитался, видимо, — смеемся мы и жмём друг другу руки.

Катарина Лане,
фото Дмитрия Лане