Этой весной исполнился 21 год с начала агрессии военного блока НАТО в отношении Союзной Республики Югославии. Сербские города, в том числе и наиболее пострадавшие, с тех пор разительно изменились, отстроились заново и расцвели. Напоминают о тех страшных днях только некоторые разрушенные здания. Самое известное из них это, конечно, генштаб министерства обороны Югославии на улице Князя Милоша в Белграде. 

wikimedia.commons

Вспоминая 1999 год, сербы и сейчас с гордостью говорят, что их маленькая и уже побитая в кровавых балканских войнах страна выстояла в схватке с сильнейшим военным блоком на планете. 

Сербия потеряла до двух с половиной тысяч своих граждан, в том числе мирных жителей и детей, лишилась дорог, мостов, военных объектов, производств. До сих пор население ощущает на себе последствия использования снарядов с обедненным ураном. 

Непобежденные

Но при этом сербы заслуженно гордятся и боевыми победами. Ярчайшая из них – эти сбитый 27 марта 1999 года американский бомбардировщик-«невидимка» F-177. Широко разрекламированный самолет, выполненный по технологии «Стелс» и предназначенный для обмана ПВО противника, был сбит ракетой 5В27Д, выпущенной из российского зенитно-ракетного комплекса С-125М «Нева», управляемого 3-й батареей 250-й ракетной бригады ВВС и ПВО Вооружённых сил Союзной Республики Югославии. Командовал ею полковник Золтан Дани. 

ЗРК С-125 были на тот момент самой современной системой, которая имелась в распоряжении югославской армии, хотя сама технология, конечно, давно устарела: в СССР они были приняты на вооружение еще в 1960-х годах. Поэтому, анализируя достижения югославских ПВО, обязательно надо отметить мастерство офицеров, которые смогли разработать грамотную тактику ведения боя при столь слабом техническом оснащении. Некоторые младшие офицеры, к слову, проходили обучение в России и тренировались на комплексах «Бук». В НАТО, вероятно, не рассчитывали столкнуться с противником, способным дать отпор лучше, нежели это было на Ближнем Востоке. 

ЗРК С-125 «Нева», из которого был сбит F-117 / wikimedia.commons

К слову, обнаруживать самолеты с пониженной заметностью в югославской армии могли радары П-12 «Енисей» и П-18 «Терек». Они работают на длинных волнах (до 2 м), и потому способны вычислять самолеты, «замаскированные» в радиолокационном спектре по стелс-технологии. В НАТО, разумеется, об этом знали. Именно потому первостепенной задачей альянса с первых дней агрессии было уничтожение батарей ПВО.

«Мы просто не знали…» 

Сейчас значительная часть обломков сбитого в 1999 году самолета хранится в Музее авиации в Белграде, который расположен в десяти минутах ходьбы от аэропорта «Никола Тесла». Их может увидеть любой желающий. Американцы неоднократно предпринимали попытки их вернуть, но им и по сей день не удалось этого сделать. 

То событие породило массу юмористических комментариев и «народного творчества» в адрес ВВС США. Самой популярной фразой стало сербское шутливое извинение: «Мы не знали, что он был невидимый».

Сам пилот сбитого американского самолета, подполковник Дэйл Зеко, впоследствии вспоминал, что не сразу увидел ракету, потому что в тот день была густая облачность. Всего же по нему было выпущено две ракеты. Первая в цель не попала, но пролетела совсем рядом. Вторая нанесла точный сокрушительный удар.

Один сбитый самолет не ознаменовал конец войны, но показал сербам, что противник не является непобедимым, как ни пытался он себя  таковым представить. А для ВВС США этот провал спровоцировал корректировки в развитии военной авиации.

Reuters

«Мы сбили самолет, который до 2025 года планировалось использовать в ВВС США»

Отставной подполковник 250-й зенитно-ракетной бригады армии Сербии Джордже Аничич, который сбил «Стелс» и подготовил отчет об успешном выполнении задания, отмечает, что ракетный удар серьезно пошатнул репутацию подававших большие надежды F-117. Как известно, уже в следующее десятилетие он был полностью снят с вооружения. По официальной информации — в связи с заменой многоцелевым истребителем F-22 Raptor.

«Каждый самолет, против которого мы открывали огонь, должен был быть сбит за 25-27 секунд, и это была грань жизни и смерти для боевой единицы, которая участвовала в задании. Наша ракетная дивизия фактически единственная, которая все 78 дней боролась за безопасность Белграда. За время войны мы перемещались 22 раза, то есть каждые 2-3 дня. Мы прошли со всей техникой около 100 тыс. км, по нами били антирадарными ракетами „Харм“. Можно сказать, мы нашли системное решение для противоракетной обороны. Очень малое количество единиц понимало, как выполнять боевую задачу», — гордится он.  

В интервью «Российской газете» Джордже Аничич в 2014 году рассказывал, что системы С-125 могли вести огонь на расстоянии только до 20 километров. Поэтому сербы ждали, пока противник приблизится менее чем на 15 километров, и только тогда включали системы. «Затем мы пускали ракеты, направляли их в район цели, а после их подрыва сразу выключали основной радар и одновременно включали имитатор, установленный в 300 метрах от наших позиций. Если противник успевал выпустить по нам свои ракеты, то они попадали в имитатор радара. На тот момент это было системное решение в противовоздушном бою», — отметил он.

«Как я себя чувствовал, когда мы сбили F-117? Знаете, в такой ситуации не осознаешь, что ты сделал. Для вас каждый самолет — это точка на радаре. При наведении огня вы — машина, которая работает согласно многолетнему отточенному военному опыту. Когда пройдут эмоции, тогда становится немного понятно, какого успеха мы достигли. Ведь речь не только о самолете. Была обессмыслена программа. 3-й дивизион с устаревшей советской техникой и тактикой сербских офицеров смог обессмыслить технологию „Стелс“. И в этом весь масштаб события. Мы сбили самолет, который до 2025 года планировалось  использовать в ВВС США», — подчеркнул подполковник. 

Twitter @Nebesny_strazhy

В цифрах нет единства

Согласно официальным данным сербского Генерального штаба, всего за время бомбардировок было зафиксировано 61 попадание в самолеты противника. Два из них потерпели крушение на территории страны.  

В Альянсе признают лишь потерю двух самолетов в бою, а также двух самолетов и двух вертолетов по небоевым причинам. Помимо F-117, который стал, пожалуй, символом успеха югославской армии, НАТО потерял в небе над Сербией «боевого сокола» F-16. Этот самолет был сбит 2 мая 1999 года. 

Сербские военнослужащие также заявляют об уничтожении американского тяжелого стратегического бомбардировщика B-2 «Спирит», который, к слову, ранее сбросил бомбы на посольство Китая и на здание генерального штаба МО. Согласно югославским данным, B-2 упал на территории Хорватии, но этот факт в Североатлантическом альянсе уже не признают. При этом интересно отметить, что производство «Спиритов», самых дорогих самолетов за всю историю авиации, было все же прекращено именно в 1999 году. 

Югославские авиационные потери в этой войне были, конечно, несоизмеримо серьезнее. Страна потеряла в общей сложности более сорока истребителей МиГ-21 и МиГ-29, четыре военно-транспортных самолета Ан-2 и Ан-26. 

Обороноспособность армии, подорванную в том числе и во время натовской агрессии, Сербия по крупицам восстанавливает до сих пор. 

Потому-то так ценят в Белграде нынешнюю российскую помощь в сфере военно-технического сотрудничества, одним из ярких примеров которой стали поставка МиГ-29, приобретение зенитно-ракетного комплекса «Панцирь» и регулярные совместные учения.