Новейшая история черногорской независимости началась в 2006 году, когда состоялся референдум о выходе Черногории из Государственного Союза с Сербией. Мило Джуканович (тогда — премьер-министр) сделал все возможное, чтобы голосование завершилось с «нужным» результатом – «за» высказались 55,5% при необходимых 55-ти. Изначально отделение было мотивировано экономическими интересами. Однако с тех пор страна успела войти в НАТО, сербский язык был заменен на черногорский, а новое поколение, воспитанное в рамках идеологии Джукановича, считает себя уже не сербами, а черногорцами (представителями другой национальности). Теперь, спустя 13 лет, начались гонения и на Сербскую православную церковь.

Вера — чрезвычайно важный элемент самосознания сербского народа. Поэтому на безбожный закон президента Черногории Мило Джукановича православное население страны ответило величественными молитвенными шествиями. С конца декабря во всех городах идут литургии и протестные демонстрации. На улицы выходят тысячи человек, что очень много для небольшой Черногории.

Протест в Подгорице / Владо Павичевич

Поэт Матия Бечкович на праздновании Сербского Нового года в Нови-Саде подчеркнул, что в эти дни одновременно с Рождеством Христовым состоялось возрождение Черногории: «народ восстал и показал, что не может без самого светлого и самого важного в жизни – своей Церкви и веры в Бога». 

«Они молчали, когда отрицали их историю и переименовывали язык, но встали на защиту Церкви, понимая, что если заберут ее, то заберут все. А если они защитят Церковь, то никто ничего им не сможет сделать», — подчеркнул он.

В сербском эпосе живет легенда, что перед Косовской битвой 1389 года князю Лазарю Хребеляновичу было ниспослано откровение, что он может выбрать либо царство земное, либо Царство Небесное. Если выберет земное — выиграет сражение, но благополучие народа гарантируется только до тех пор, пока князь будет жив. Если же выберет Царство Небесное, то Сербия проиграет бой, но никогда не потеряет православную веру и сохранит свое место в Царствии Небесном.

Косовский завет – это образец того, как надо умирать за веру. А завет первого архиепископа автокефальной Сербской православной церкви Святого Саввы — это образец того, как надо верить. Это краеугольный камень идентичности сербского народа.

В 1219 году в Никее Вселенский патриарх Мануил рукоположил Савву в архиепископа. С тех пор Сербская православная церковь стала автокефальной и получила благословение на то, чтобы владыку избирал и посвящал в сан собор сербских иерархов. В том же году архиепископ Савва создал свое знаменитое Законоправило — первый сербский сборник церковных правил и светских законов.

Признав в свое время самопровозглашенную республику, власть отреклась от Косовского завета. Начав наступление на святыни Сербской православной церкви, она отрекается и от Святосавского. Для сербов Черногории это немыслимо, ведь именно православная вера, соблюдение традиций и обычаев, почитание крестной славы и уважение к кириллице позволили сербскому народу сохранить свою идентичность на протяжении пяти веков под османами.

Когда во время Балканских войн начала XX века Косово было отвоёвано, родители, видя своих изрубленных сыновей, смиренно принимали эту жертву, ведь потомки исполнили великий долг и вернули этот край Сербии. 

Провожая сыновей на Первую мировую, матери давали им напутствие: защита православия и Отечества – Божье дело. В 1916 году, когда король Никола I Петрович уже капитулировал перед Австро-Венгрией, черногорские войска во главе с Янко Вукотичем приняли жестокий бой под Мойковцом и отдали жизни за сербскую идею. Это сражение осталось в истории под названием «Кровавое Рождество». 

Сербская армия в Первую мировую войну

Вот и в эти рождественские дни люди были готовы защищать свою Церковь и свои святыни с оружием в руках. Но уже не от иноземных захватчиков — турок, австрийцев или итальянцев, — а от собственного правительства. 

Выступая в конце прошлого года в монастыре Подластва, недавно отметившем 1500 лет со дня основания, митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий провел параллели между давними событиями и последними трагическими днями. Восставшая против Австро-Венгрии Бока (регион Которского залива) боролась за сербский язык, сербскую веру, за сохранение храмов, за свою культуру. В те дни бокели (жители Которской бухты) и Паштровичи (приморские племена) восстановили разрушенные церкви и монастыри. Вот и теперь народ должен подняться на защиту веры, храмов, языка, культуры, идентичности.

Так и происходит. На службы в Подгорице, Жабляке, Никшиче, Белом Поле, Плевле, Даниловграде, Баре, Которе, Герцег-Нови, Тивате люди собираются целыми семьями, они приходят на молебны с церковными знаменами и поют сербские патриотические песни. Представители местной власти и полиции принимают участие в крестных ходах вместе с народом.

Крестный ход в Жабляке

14 января более десяти тысяч верующих прошли через Будву с молитвами от церкви Святой Троицы до храма Святой Петки вместе с председателем общины Марко Царевичем и представителями всех приморских сербских племен – героическими Паштровичами, Майне, Грбалями. Представители племени черногорских сербов Кучи – наследники великого воеводы Марко Милянова (борца за освобождение Черногории от Османской империи и первого градоначальника Подгорицы после освобождения региона) — пришли пешком из своих сел на величественную службу в Подгорице. В Беране пустеют все дома, когда начинается литургия в монастыре Джурджевы Ступови – задужбине (храме, построенном во спасение души) сербской династии Неманичей. 23 января крестные ходы по всей Черногории собрали самое большое число участников с начала народных протестов: в одной только Подгорице собралось около 50 тысяч человек.

Крестный ход в Никшиче

Ректор Цетиньской семинарии отец Гойко Перович отмечает, что поднялся не только сербский народ — даже атеисты и представители других конфессий встали на защиту права на свободу вероисповедания и поддержали Сербскую православную церковь. 

Гражданам Черногории в эти дни особенно важна поддержка и России. У нас многоконфессиональная страна, это необходимо помнить. Но история Российского государства зиждется на православной вере, общей для нас и наших братьев-сербов. Православные в России должны поддержать их и привлечь внимание общественности к сложной кризисной ситуации, угрожающей благополучию храбрых и стойких защитников православия. Нельзя не отметить, что ситуация в Черногории опасна тем, что если Запад сможет «продавить» свой сценарий (а в его вмешательстве нет сомнений), то вслед за прецедентом в Черногории последуют события в Косово и в Северной Македонии.

Народ Черногории сегодня чувствует себя единым целым, словно войско князя Лазаря перед боем на Косовом поле. И он примет этот бой. Не во имя царства земного, но Царства Небесного.

Евгений Осенков, Юлия Пудовкина

На обложке митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий.
Фото: Ivan Petrovic-Ipe