Now Reading
«МИД» Косово: пока Белград не будет наказан за преступления, миру не бывать

«МИД» Косово: пока Белград не будет наказан за преступления, миру не бывать

«Заместитель министра» и «министр иностранных дел» самопровозглашенной республики Косово Беджет Паколли заявил, что примирению Приштины и Белграда не бывать, пока Сербия не понесёт наказания за многочисленные военные преступления в Косово.

Поводом для высказывания стало выступление https://balkanist.ru/albantsy-davyat-na-zhalost-v-kongresse-ssha-chtoby-prodavit-nezavisimost-kosovo/ в американском конгрессе (в присутствии американского лобби албанцев) бывшего «президента» Косово Атифете Яхьяги и двух жертв якобы сербского насилия. Паколли заявил, что косовары не были агрессорами, а наоборот, стали жертвами, которые до сих пор ищут правду.

В фейсбуке Паколли выразил благодарность конгрессмену Элиоту Энджелу, известному албанскому лоббисту, за поддержку Васфие Красничи Гудман, албанской «жертвы» двух сербских полицейских-насильников, «которая нашла в себе силы рассказать о всех ужасах, которые пережила во время косовской войны».

«В своем эмоциональном и сильном выступлении Красничи Гудман рассказала, как миру нужна правда о 20 тыс. женщин и девочек, которых насиловали во время войны в Косово. [Илир] Битичи [брат троих убитых наемников] рассказал о том, как режим в Белграде покрывает убийц его семьи», — написал Паколли.

По его словам, международные правовые организации недостаточно расследуют военные преступления в Косово.

«Безнаказанность Белграда, оставшиеся без наказания военные и политики, которые напрямую участвовали в совершении военных преступлений против косоваров, — все это делает невозможным примирение. Изнасилованные женщины, братья убитых, вырезанные семьи до сих пор не знают истины, и это должно стать приоритетом для международных организаций!», — заявил «шеф косовской дипломатии», «дипломатично» умолчав о том, что нынешние лидеры Косово Хашим Тачи и Рамуш Харадинай — полевые командиры «освободительной армии Косово»(UCK).

Вот как о ее деятельности вспоминает филолог и историк Ирина Антанасиевич, которой пришлось бежать из Косово, чтобы остаться в живых.

«Война — это “летчики-пилоты, танки-пулеметы“?… Нет… Война — это соседка-албанка, позвавшая меня “на минуточку“ к себе, и лязг ее двери и моих зубов, когда я в прихожей наткнулась взглядом на нашивку UCK… И пустота, и ее ровный голос: “Знаешь, это война, тебе лучше уехать. Сегодня. Полчаса, надеюсь, хватит“. И мой – гулкий, чужой, глупый: “…Мы же никому ничего плохого не сделали“. И чужой, мужской, насилующий слова: “…Поэтому и отпускаем“.

…Это когда проклинаешь соседку-албанку, выгнавшую тебя как ты думаешь. Пока сразу после твоего отъезда не узнаешь, что другую соседку-сербку, шестидесятилетнюю Станку, изнасиловали, а восьмидесятилетнюю бабу Лепку избили, и понимаешь, что она, эта албанка, выгнав тебя, тебя… спасла… или нет?

…Это когда в свою квартиру, в бывшую свою квартиру, входишь под охраной КФОРа, и албанец, встающий из-за стола и деловито вытирающий руки о полотенце, и глаза албанчат твердят об одном: эта наша квартира. И ты уже не уверена в том, а жила ли ты здесь вообще…».

Паколли также умолчал о том, что цифра в 20 тыс. жертв сербского насилия никак не подтверждена документальными данными или другого рода фактами. Расследованием занималась международная комиссия ООН, которая смогла подтвердить только около пятисот реальных случаев насилия.