Now Reading
Кто виноват в срыве проекта «Южный поток»

Кто виноват в срыве проекта «Южный поток»

8 апреля с.г. в «НГ-энергия» была опубликована статья Сергея Правосудова «Нелегкий выбор партнера», в которой автор, признанный эксперт в вопросах российской энергетической политики, фактически обвиняет власти Сербии, и конкретно президента Александра Вучича, в срыве проекта «Южный поток». В предисловии к статье Правосудов назван директором Института национальной энергетики, но всем заинтересованным хорошо известно и основное место его работы: Сергей Правосудов является главным редактором журнала «Газпром». Несмотря на то, что в данной публикации он выступает в сугубо личном качестве, за каждым сказанным Правосудовым словом, за каждой написанной им строчкой просматривается позиция «Газпрома». Соответственно и критика сербского президента Вучича, высказываемая в этой статье, в Сербии была воспринята именно как официальная позиция «Газпрома».

Хотелось бы успокоить сербских товарищей. Во-первых, в данном конкретном случае Сергей Правосудов представляет исключительно собственную точку зрения, поэтому в публикации и не упомянут корпоративный журнал. Во-вторых, даже публикация в журнале «Газпром» не тождественна официальному мнению руководства этой корпорации. Во всяком случае, не всегда тождественна.

Особый подход

Теперь по существу вопроса. Статья выдержана в популярной на ура-патриотических форумах манере «сербы нам не братушки». «Сербию в нашей стране многие любят», – констатирует Правосудов и далее объясняет, что делают это россияне совершенно напрасно: именно в Сербии случилась первая цветная революция; Сербия формально не входит в НАТО и ЕС, но руководители этой страны постоянно говорят о своем стремлении влиться в состав Европейского союза; военнослужащие НАТО обладают на территории Сербии дипломатическим иммунитетом в отличие от сотрудников российского центра МЧС в городе Ниш; многие СМИ Сербии находятся под зарубежным контролем; Запад активно работает с сербскими общественными организациями. Так за что же нам любить сербов? «Мне приходилось часто бывать в Сербии, – пишет Правосудов. – Первое время пребываешь в эйфории. Сербы постоянно говорят о том, как они любят Россию. Правда, вскоре они пытаются свести разговор к теме: «Я люблю Россию – дайте мне денег». Не будем отрицать, среди русофилов в Сербии, как и в любой другой стране, есть определенная прослойка, которой в России больше всего импонируют бюджеты госкорпораций. Но есть и другие люди, если Правосудова с ними судьба не свела, то, возможно, ему стоит чаще бывать в этой стране и общаться там не только с представителями «Нефтяной индустрии Сербии».

Также отметим, что из статьи абсолютно невозможно понять, каким именно образом нехорошие национальные качества наших «небратьев» сербов привели к провалу строительства «Южного потока». Революция, о которой Сергей Правосудов вспоминает, имела место в 2000 году, санкции против России Сербия, несмотря на желание вступить в ЕС, не поддержала, а находящиеся «под западным контролем» СМИ в 2016–2018 годах изо всех сил пропагандировали строительство «Южного потока». Судьба регионального центра МЧС в Нише, безусловно, не может не печалить, но имеет ли он хоть какое-то отношение к газотранспортным вопросам?

Болгария против

На самом же деле у срыва строительства «Южного потока» есть совершенно конкретный виновник, и искать его надо не в Сербии. Никто не внес в коллапс «Южного потока» более весомый вклад, чем болгарский премьер-министр Бойко Борисов. Его же стараниями в Болгарии не были реализованы еще два совместных с Россией проекта в сфере энергетики, АЭС «Белене» и нефтепровод Бургас–Александруполис. Три этих проекта в совокупности в экспертном сообществе были известны как «большой энергетический шлем». Фактически первое, что сделал Борисов, вступив в должность 10 июля 2009 года, – потребовал от министра энергетики в уходящем правительстве социалистов остановить все переговоры и все совместные проекты с Россией. Речь шла о поставках природного газа, о нефтепроводе Бургас–Александруполис, строительстве болгарского участка магистрального трубопровода «Южный поток» и АЭС «Белене», а также о подготовке Болгарского энергетического холдинга (БЕХ) к участию в проекте строительства ТЭЦ в македонской столице Скопье.  Таким образом, Борисов высказал намерение перечеркнуть все договоренности предыдущего кабинета с Россией в сфере энергетики.

Отметим, что за десять лет, прошедших с июля 2009 года, в болгарской политической жизни изменилось многое, но не судьба «большого энергетического шлема» – все совместные с Россией проекты в сфере энергетики или перечеркнуты, или остаются замороженными, будущее новых проектов туманно. Очень характерны в этом смысле переговоры Бойко Борисова и Владимира Путина в Гданьске 1 сентября 2009 года. Десять лет назад Путин разъяснил своему болгарскому коллеге смысл энергетической политики России на Балканах, а затем в весьма эмоциональной форме сформулировал свое кредо в отношении энергетического сотрудничества с болгарским правительством. «Все проекты, которые мы разрабатывали до сих пор, направлены в том числе на то, чтобы поднять статус Болгарии как крупного энергетического центра в Европе, как крупного транзитера. По сути, чтобы изменить геополитический статус страны и дать возможность дополнительно заработать на транзите», – заявил Путин. «Если в силу каких-то причин болгарское правительство посчитает, что тот или иной проект не отвечает интересам Болгарии, то Россия решит эти проблемы, но другими способами. А мы с вами найдем другие возможности для сотрудничества, причем будем искать и делать это без всяких проблем и обид, исходя из интересов друг друга», – констатировал премьер-министр России. 

Наиболее жесткую позицию Путин продемонстрировал в отношении нефтепровода Бургас–Александруполис. «Нефтепровод мы обсуждаем уже много лет. А делов-то там – 280 километров. Мы уже построили нефтяную трубопроводную систему из Восточной Сибири до китайской границы, это 1500 километров, и скоро достроим до берега Тихого океана. А начали только два года тому назад. А Бургас–Александруполис обсуждаем семь лет! Скажите просто «нет», и все – и закроем тему. Так же и по другим проектам», – заявил Путин. Транслировавшаяся по центральным каналам телевидения запись встречи двух премьеров дает возможность проследить за реакцией Борисова на заявления своего российского коллеги – от протокольной, дипломатически корректной улыбки к удивлению, растерянности и даже, пожалуй, испугу.

Тем не менее болгарское руководство продолжало держать Бургас–Александруполис в подвешенном состоянии (ни да ни нет) в течение почти года, пока 11 июня 2010 года, во время встречи с послами Европейского союза, Б. Борисов не заявил абсолютно неожиданно о закрытии проектов нефтепровода Бургас–Александруполис и АЭС «Белене». Однако позднее Борисов опроверг свои слова, сказав, что судьба нефтепровода зависит от доклада экологов, результаты которого предсказуемо негативны. Лишь 7 декабря 2011 года последовало заявление об окончательном и бесповоротном закрытии проекта нефтепровода Бургас–Александруполис. В качестве причины отказа от строительства была названа экономическая невыгодность проекта для Болгарии и опасность, которую он представляет для экологии страны, а следовательно, и для туристической отрасли в Болгарии.

28 марта 2012 года на заседании болгарского Народного собрания был зачитан доклад вице-премьера и министра финансов, в котором говорилось, что Болгария выходит из проекта строительства АЭС «Белене». Уже собранный специалистами Росатома реактор предлагалось разместить в качестве 7-го энергоблока на старой, социалистических еще времен АЭС «Козлодуй». На подготовленной для АЭС «Белене» площадке предлагалось установить теплоэлектростанцию. Премьер-министр Борисов выступил с комментарием этого доклада. Основными причинами закрытия проекта он назвал огромную стоимость, финансировать его своими силами страна не в состоянии. Помимо сложностей, связанных с выплатами по долгу, он упомянул гипотетическую возможность повреждения АЭС в ходе землетрясения, что оставило бы страну с огромным ущербом, но без доходов. Предложение российской стороны взять финансирование проекта целиком на себя Бойко Борисов категорически отверг.

Партия Бойко Борисова сильно потеряла в числе голосов из-за повышения цен на электроэнергию, которое произошло в январе 2013 года. Как следствие этого, весной 2013 года Болгарию накрыла волна демонстративных самосожжений. Только за март-апрель в Софии и других крупных болгарских городах произошло шесть самосожжений, из которых пять имели летальный исход. Возможно, предвидя, во что может вылиться народное негодование, премьер-министр Борисов ушел в отставку 20 февраля 2013 года, в самом начале протестных событий. Около года власть в стране принадлежала коалиционному кабинету Пламена Орешарского, а 7 ноября 2014 года во власть вернулся Бойко Борисов. Вскоре после этого, в декабре 2014 года, президент Российской Федерации Владимир Путин заявил о прекращении строительства газопровода «Южный поток». По его словам, данное решение было принято из-за неконструктивной позиции Европейской комиссии, а также руководства Болгарии, которая, по мнению российского президента, не реализует свой суверенитет. Чрезвычайно важно то, что заявление Путина последовало в момент, когда смена болгарского правительства только что произошла, работать новый кабинет еще не начал. То есть самого факта возвращения во власть Бойко Борисова для российской стороны хватило, чтобы поставить крест на «Южном потоке».

Сотрудничество с Турцией

Затем со стороны России последовала серия энергичных действий по продвижению совместного с Турцией проекта, по сложившийся традиции названного «Турецкий поток». В январе-феврале 2015 года прошли две встречи Алексея Миллера с министром энергетики и природных ресурсов Турции Танером Йылдызом, на которых были согласованы сроки и маршрут альтернативного «Южному потоку» газопровода.

В январе же глава «Газпрома» заявил, что строящийся газопровод должен стать заменой не только «Южному потоку», но и поставкам через Украину. 7 апреля 2015 года в Будапеште главы МИД Греции, Сербии, Македонии, Венгрии и Турции подписали декларацию об энергетическом сотрудничестве в создании «экономически оправданного пути диверсификации маршрутов и источников» для транспортировки природного газа из Турции в страны Европы, таким образом подтвердив желание участвовать в проекте на базе маршрута, обнародованного Путиным в ходе визита в Венгрию.

В ответ на это 12 октября 2015 года болгарский премьер-министр Бойко Борисов сделал исключительное по своей откровенности политическое заявление, признав, что три крупнейших в истории современной Болгарии инвестиционных проекта – АЭС «Белене», нефтепровод Бургас–Александруполис, газопровод «Южный поток» – были остановлены решением болгарских властей ради партнерских отношений с США. «Мы остановили три крупных российских проекта. Мы остановили летящие в Сирию российские самолеты над морем. И если это не партнерство, то тогда что?» – осведомился Борисов у членов Американской торгово-промышленной палаты. Слова Борисова, очевидно, были инспирированы прогрессом проекта «Турецкий поток» и стагнацией «Южного потока».  

Это заявление вполне предсказуемо вызвало определенный резонанс в российских СМИ и властных кругах, в частности, российский министр иностранных дел Сергей Лавров отреагировал на заявление Борисова в довольно резкой манере. Однако истинное значение этой фразы, вероятно не подготовленной заранее, сказанной в сердцах, для политической карьеры Борисова, равно как и для будущего российских энергетических проектов в Балканском регионе, трудно переоценить. На фоне этого сенсационного заявления Болгария вступила в период неминуемого, неизбежного энергетического кризиса, связанного с постепенным отключением отработавших свой срок реакторов АЭС «Козлодуй» (начиная с 2016 года) и отсутствием адекватной замены мощностям этой станции.

Сегодня Бойко Борисов обещает, что трансъевропейское ответвление от «Турецкого потока» через территорию Болгарии будет построено, несмотря ни на что, этому не помешают ни США, ни Еврокомиссия. С одной стороны, на фоне отключения старой АЭС, канувшего в Лету проекта газопровода «Набукко», на который Болгария возлагала определенные надежды, а также кризиса в отношениях России и Украины у Борисова просто нет иного выхода – без российского газа Балканы накроет тьма египетская, а единственный способ получить его – это подключиться к «Турецкому потоку». С другой стороны, Борисов показал себя не просто противником, а целеустремленным и последовательным ликвидатором, киллером, если хотите, всех совместных болгаро-российских проектов в области энергетики. Мы не говорим здесь о культурном сотрудничестве, но и там Борисов оставит после себя выжженное поле. Так что любые заявления и инициативы этого человека надо принимать с большой осторожностью.

На этом фоне сербский президент Александр Вучич не смотрится такой уж западной креатурой и врагом России, не правда ли? По большому счету единственное, что останавливает Сербию от более активного сотрудничества с Россией в сфере энергетики, – это географическая удаленность. У Сербии нет с Россией ни сухопутной, ни даже морской (как у Болгарии) границы, равно как нет у нее общей границы с Турцией. Идет ли речь о «Южном потоке» или «Турецком потоке», Сербия оказывается поставлена в зависимость от своих соседей, прежде всего Болгарии. Но это не вина Сербии, а ее беда, и упрекать сербские власти за отсутствие инициативы, как это делает Сергей Правосудов, по меньшей мере странно…

Никита Бондарев, кандидат исторических наук, доцент РГГУ.

Источник: «Независимая газета» http://www.ng.ru/ng_energiya/2019-05-13/15_7571_en9.html

Мнение редакции «Независимой газеты»

Разворачивающаяся схватка вокруг южного направления газоснабжения Европы пока остается вне поля зрения американских стратегов и европейских противников «Северного потока – 2». Однако на самом деле именно это направление позволит России в существенной мере оказать конкуренцию имеющимся проектам газоснабжения юга Европы и снизит потребности в использовании украинской газотранспортной системы. Как отметил на днях американский журнал Foreign Policy в статье Russia’s Gas Web Ensnares Europe, создание транзитной сети поступления энергоносителей через Ближний Восток позволит Москве остаться в газовой игре (несмотря на все ухищрения ее противников в ЕС. – «НГ-энергия»).

Именно Турции в этой новой сети отводится важнейшая транзитная роль. Российский «Газпром», пишет журнал, уже эксплуатирует трубопровод «Голубой поток», через Турцию из Москвы в Европу поступает примерно 16% газа. Второй трубопровод, «Турецкий поток», как ожидается, вступит в строй до конца этого года. По нему из Москвы в Европу пойдет 14% газа – через Турцию и Грецию. Эти два трубопровода дополнят «Северный поток – 2», и втроем они не только усилят зависимость Европы от российского газа, но вобьют клин между США и Европейским союзом еще глубже. Совокупной мощи этих трех трубопроводов будет более чем достаточно, чтобы полностью заменить транзит через Украину. Но есть и дополнительный вариант, в котором Россия уже будет играть роль влиятельного посредника. Планируемая сеть «Турецкий поток» и его продолжение будет дополнена новой газопроводной системой, которая пройдет через полуавтономный Иракский Курдистан и подключится к трубопроводной сети Турции для дальнейшего экспорта в Европу. Но главным игроком на этом поле будет уже не «Газпром», а «Роснефть». В сентябре 2017 года, отмечает журнал, за несколько дней до того, как региональное правительство Курдистана (КРГ) провело неудачный референдум о независимости, российская государственная энергетическая компания «Роснефть» подписала с КРГ соглашение о финансировании газопровода из Курдистана в Турцию стоимостью 1 млрд долл. Ожидается, что газопровод удовлетворит примерно 6% годового спроса на газ в Европе. Это показывает, что болгарское направление с учетом данных обстоятельств может оказаться решающим для выбора продолжения «Турецкого потока». В этом плане возникает вопрос о судьбе трансбалканского газопровода, который является ответвлением от украинской ГТС и снабжает газом и Болгарию, и Турцию. Болгария перестанет быть транзитером российского газа в Турцию с 1 января 2020 года. Как сообщила министр энергетики Болгарии Теменужка Петкова в интервью болгарскому каналу BTV, из-за этого болгарская сторона теряет 110 млн долл. в год. Однако урегулировать этот вопрос в правительстве Болгарии рассчитывают за счет прокладки второй нитки «Турецкого потока» через территорию страны. По этому направлению газ из РФ может поступать через Болгарию в Сербию и Венгрию.