Now Reading
Кто есть кто в сербском оппозиционном оркестре?

Кто есть кто в сербском оппозиционном оркестре?

Россия обеспокоена нестабильной ситуацией на Балканах. Протестные выступления движения «Один из пяти миллионов» продолжаются несколько месяцев, они уже покинули пределы Белграда и собирают новых участников в провинции. Ядро протестующих, тем не менее, составляют все те же политики, известные народу с прежних времён. Кто есть кто внутри оппозиционных течений и каковы тенденции протестной волны, порталу «Балканист» рассказал российский историк и писатель Никита Бондарев.

По его мнению, протестная активность в Сербии вырождается на глазах. В рамках ее жизненного цикла исследователь выделяет три этапа. Первый этап был ознаменован «кровавыми рубашками» Борко Стефановича: основной контингент протестующих тогда, по словам Никиты Бондарева, составили «левые» и либералы, а основная их претензия к власти состояла в отсутствии свободы слова. На втором этапе в протесты вклинилась Косовская тема, причем привнесли ее не те или иные партии, а, в основном, дезорганизованная общественность. Главным лозунгом тогда стал «Один из пяти миллионов», отсылающий нас к известному заявлению Вучича. Третий этап начался недавно – с попытки захвата РТС и «осады» Президентского дворца: протесты стали радикальней, а первую скрипку в этом оркестре начали играть «системные» националисты Бошко Обрадовича и бывший мэр Белграда Драган Джилас.

По мере развития событий, как отмечает Никита Бондарев, внутри «Дверей» стала набирать обороты внутрипартийная чистка, причем избавляется Обрадович как раз от идейных сербских патриотов, отвергающих альянс с либералами и западниками: депутат Срджан Ного уже исключен, депутат Зоран Радойчич опубликовал открытое письмо о поддержке Ного и своем потенциальном выходе из партии. «Я эти кадровые чистки в “Дверях” расцениваю однозначно: Джиласу, которого называют главным дирижером протестов, удалось, наконец, убедить “условный” Запад, что Бошко Обрадович – это “хороший плохой парень”, хоть и националист, но националист контролируемый и управляемый. Запад таких не любит, но терпит, потому что понимает, что без их участия серьезные общественно-политические подвижки в странах Центральной и Юго-Восточной Европы невозможны», – говорит эксперт. Участников демонстраций – сербских патриотов, озабоченных проблемой сдачи Косово и членства Сербии в НАТО, по мнению аналитика, будут просто использовать для массовки.

Зачем протесты в Сербии нужны Западу, и прежде всего – руководству Евросоюза? Здесь Никита Бондарев говорит о том, что демонстрации могут стать как катализатором ситуации вокруг Косово, так и наоборот – ингибитором. «Если президент Александр Вучич замораживает переговоры с Приштиной по Косово и блокирует так называемый “Брюссельский процесс”, то оппозиционная активность направляется на президента. Таким образом, произойдет временный паралич власти, Сербия погрузится в “переходный” период или вообще в полную анархию. Пользуясь этим, албанцы введут войска на север Косово. Сербия останется вообще ни с чем, даже без тех малых “уступок” в виде Звечан и Зубин-Потока, на которые был готов Хашим Тачи в обмен на Прешевскую долину», – размышляет историк.
Пока же протесты используются не для того, чтобы «обездвижить» Вучича, а наоборот, чтобы сделать его более сговорчивым в вопросе признания независимости Косово, считает Никита Бондарев.

Что касается сравнений с «Майданом», которые часто звучат в российских СМИ, то, по мнению эксперта, они надуманны: «Майдана» в Белграде не было и в ближайшее время не предвидится. «Несмотря на то, что президент Вучич назвал Обрадовича “фашистом”, Обрадович, конечно, никакой не фашист. Когда-то он был сербским патриотом, сейчас ведет себя скорее как хитрый циничный прагматик. Можно сказать, что он повторяет путь Вука Драшковича, который когда-то был крестным отцом всего сербского политического национализма, в том числе и Воислава Шешеля, а затем стал западником и либералом», — утверждает эксперт.

«Как бы то ни было, Обрадович не тот человек, который готов проливать кровь своих сограждан. Я таких среди сербской оппозиции вообще не вижу. Как говорится, “настоящих буйных мало”. Человека, которого по харизме и степени безбашенности можно было бы сравнить с Воиславом Шешелем на пике его карьеры, сегодня в сербской политике нет. И это, наверное, хорошо», — заключает Никита Бондарев.