Кто добивается уничтожения национальной идентичности Молдавии?

Пока Черногория (и даже Косово) стремятся к строительству собственной государственности, на другом конце Балканского полуострова ситуация развивается совершенно противоположная: Румыния может «поглотить» Молдавию, тем более что в Кишиневе у власти стоят заинтересованные в этом лица.

Позиции прорумынского унионизма в Молдавии стали отчетливо заметны с момента обретения республикой независимости в 1991 году. Идея растворения государственности Молдавии путем присоединения к Румынии отчетливо звучала в начале 90-х годов на традиционных митингах партии «Народный фронт», которая на тот момент являлась самой влиятельной, а также проводилась на страницах тогда популярного местного издания «Литература и искусство». Принятие Молдавией в 1994 году Декларации о независимости и вовсе было воспринято рядом унионистов как первый шаг к объединению с Румынией. О символическом единстве двух государств на тот момент свидетельствовал даже гимн Молдавии Deşteaptă-te, române! («Пробудись, румын!») и государственный триколор, который состоит из тех же цветов, что и румынский. Единственное отличие двух флагов заключается в оттенке синего цвета, а также в размере и наличии герба на молдавском полотнище: авторы создания молдавского триколора руководствовались идеей «единства румынской нации».

Когда в Молдове нарастили влияние коммунисты, количество сторонников объединения с Румынией значительно уменьшилось. Однако Бухарест такое положение дел никак не устраивало – благодаря румынскому финансированию местных политиков, унионизм постепенно из разряда маргинального учения начал становиться модным трендом. 

В 2007 году Румыния вступила в Евросоюз. На тот момент и в Молдавии уже был взят курс на евроинтеграцию. Воспользовавшись этим, румынский лидер Траян Бэсеску предложил Молдавии «совместное вхождение» в Евросоюз — путем объединения двух государств. Молдавское руководство данную идею отклонило, однако со стороны официального Бухареста в ход пошла «ползучая румынизация»: Бэсеску предложил всем желающим получить румынский паспорт, чтобы пользоваться «привилегиями» стран-членов ЕС.

Идея унионизма постепенно набирала обороты, и уже в 2018 году, по случаю 100-летия вхождения Бессарабии в состав Румынского государства, которое отмечается 27 марта, свыше 130 сел Молдавии символически объединились с Румынией путем принятия соответствующих деклараций.

Сегодня дело дошло до того, что в выборах в молдавский парламент, которые пройдут 11 июля, будет участвовать Партия национального единства, открыто выступающая за ликвидацию Молдавии путем вхождения в состав Румынии. Местный ЦИК допустил данную политическую силу до участия в голосовании.

Справедливо заметить, что Партия национального единства далеко не единственная в Молдавии политическая сила, которая жаждет уничтожения государственности Молдавии. С подобными идеями открыто выступали или выступают Либеральная партия, Румынская народная партия Молдавии, Союз спасения Бессарабии и Альянс за объединение с Румынией. 

Вдобавок к этому нынешний президент Майя Санду сама является в каком-то смысле идейной унионистской. Во время предвыборной кампании она открыто заявляла о том, что выступает за объединение Молдавии и Румынии.

«Для Молдавии это решение затянувшегося кризиса. Если бы прошел соответствующий референдум, я бы голосовала на нем ”за”», — уверяла она.

Согласно последнему опросу, который проводился компанией IMAS по заказу Public Media Grup еще в 2019-м году, в случае проведения референдума о присоединении к Румынии, 54% молдаван проголосовали бы «против». «За» высказались бы только 34% жителей.

Румынское руководство, в свою очередь, активно продвигает идею поглощения Молдавии не только на территории соседа, но и на внешнеполитической арене. Недавно глава МИД Румынии Дан Некулэеску во время визита в Киев призывал украинские власти как можно быстрее признать, что молдавского языка не существует.

Корреспондент «Балканиста» пообщался с молдавско-приднестровскими экспертами, чтобы выяснить существует ли угроза уничтожения культурной идентичности молдавского народа в современных реалиях, а также кто и почему хочет «сдать» суверенитет Молдовы среди кишиневского истеблишмента.

По словам председателя молдавского отделения «Изборского клуба» Владимира Букарского, Румыния давно не скрывает своего стремления искоренить молдавскую идентичность.  

«Внутри Румынии они полностью подавили сторонников молдавской идентичности. А сегодня Бухарест не скрывает своего намерения искоренить молдавскую идентичность и за пределами своей страны, в первую очередь, в Молдове. И надо сказать, внутри самой Молдовы у них достаточно много сторонников, отвергающих идентичность собственных дедов и прадедов, в первую очередь, в политическом классе страны, среди творческой интеллигенции, в университетских и академических кругах», — обозначил он.

Букарский не сомневается, что сейчас молдавская национальная культурная и духовная идентичность находятся под угрозой полного уничтожения. 

«Причём эта угроза планомерно воплощается внутри Молдовы  начиная с 1991 года и особенно активно с 2009 года», — добавил он.

Ситуация, по его мнению, осложняется еще и тем, что новый президент Майя Санду, являющаяся гражданкой Румынии и «выращенная» в Гарварде, точно так же отрицает идентичность своего народа. 

В свою очередь, приднестровский историк и публицист Андрей Белоус обращает внимание на то, что румынские дипломаты и чиновники уже довольно давно продвигают на внешнеполитической арене идеи расширения своего государства.

«Последние десятилетия в Румынии достаточно сильны голоса сторонников присоединения и ликвидации Молдовы как государства. Среди адептов унии много политиков, деятелей культуры и науки. Румынский экспансионизм опирается на конкретные геополитические доктрины, разработанные еще в начале прошлого века. Проект Romania Mare предусматривает поглощение не только Молдовы, но и находящихся в составе Украины Бессарабии и Северной Буковины. Для этого в Бухаресте пользуются инструментами “мягкой силы”, которая выражается в том числе в массовой раздаче паспортов жителям той же Одесщины», — обратил внимание он.

В то же время публицист подчеркивает, что молдавские власти «с удовольствием проглатывают такого рода пилюли» из рук «старшего брата». В последнее время уничтожение молдавской государственности негласно стало официальной  целью пока еще официального Кишинева. 

«Молдавия – уникальное государство, в котором Основной закон страны сведен до уровня канцелярской подшивки. В своё время судьи Конституционного суда, обладающие, кстати гражданством Румынии, посчитали что Декларация о независимости, в которой государственный язык называется румынским, имеет главенствующую роль перед Конституцией. Это решение создало определённый правовой вакуум. И язык превратился в инструмент политических спекуляций», — добавил он. 

Белоус с сожалением констатировал тот факт, что процессы планомерного уничтожения национальной  и культурной идентичности молдавского народа в современных реалиях имеют необратимый характер. 

«Пришедшая к власти в 2020 году Майя Санду уже заявила о необходимости поставить точку в языковом вопросе и полностью забыть такие понятия, как молдавский язык, молдавская культура и молдавская история. Также действующий президент говорила о необходимости проведения референдума о присоединении к Румынии. И в случае победы ее партии PAS на грядущих парламентских выборах унионизм, расправивший крылья, полностью подменит государственную идеологию», — констатировал он.

Директор Института социально-политических исследований и регионального развития, бывший замминистра иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики Игорь Шорников, в свою очередь, подчеркивает, что в течение почти 30 лет Бухарест проводил политику румынизации Молдовы «мягкими способами». В первую очередь — через контроль над системой образования, СМИ, систему контролируемых им организаций гражданского общества. 

«Эта многолетняя работа должна была обеспечить плавное вхождение Молдовы в румынское культурное и информационное пространство, что позволило бы в итоге сделать Молдову частью Румынии. Однако румынские амбиции простираются на все территории, населённые носителями молдавского языка, существование которого румыны отрицают. Это касается и отдельных регионов Украины, например, Южной Бессарабии и Северной Буковины, то есть части Одесской и Черновицкой областей», — пояснил он.

Молдавская государственность в нынешнем ее виде является своеобразным буфером на пути румынской экспансии на Восток, считает эксперт.

«В данной связи может показаться странной позиция официального Кишинева, который не просто не противодействует всей работе Бухареста по уничтожению молдавской самобытности, а напротив, целиком ее поддерживает внутри самой Молдовы», — акцентирует внимание он.

Данная ситуация сложилась еще в начале 90-х годов прошлого века, когда к власти в Молдавии пришли национал-радикалы, требовавшие немедленного присоединения к Румынии, напомнил эксперт.

«Одним из результатов их политики стал вооруженный конфликт на Днестре: приднестровцы вынуждены были создавать собственную республику и защищать ее с оружием в руках, они не хотели вместе с Молдовой становится частью Румынии. Конфликт на Днестре, перешедший потом в замороженную фазу, сделал невозможным поглощение Молдовы Румынией. Однако это уже не могло остановить культурной экспансии Бухареста», — рассказал он.

Шорников акцентировал внимание на том, что молдавские дети учатся по программам, согласованным с Бухарестом. 

«Они не знают историю своей страны, потому что в школах изучают курс “истории румын”, в котором игнорируется история других народов, проживавших в Карпатском регионе. В школах Молдовы, вопреки Конституции, учат “румынский язык”, а не молдавский. А после окончания школ многие молдавские абитуриенты поступают в вузы Румынии. Каждый год там учатся больше 5000 студентов из Молдовы. Большинство возвращается на родину, что называется, с “промытыми мозгами”, с замененной идентичностью. Они уже не воспринимают своих родителей, которые продолжают называть себя молдаванами: считают себя более продвинутыми. Интересно, что выпускники румынских вузов пользуются приоритетом при приеме на государственную службу в Молдове. Румынское образование не всегда обоснованно считается более престижным и качественным, чем молдавское», — объяснил он.

Помимо этого, после вступления Румынии в ЕС значительно активизировалась деятельность Бухареста по предоставлению румынского гражданства жителям приграничных территорий, добавил Шорников.

«Был обновлен закон о гражданстве, который не требует даже знания румынского языка для принятия гражданства Румынии. Только в Молдове, по неофициальным данным, число жителей, принявших румынское гражданство, давно превысило миллион человек. На сотни тысяч человек счет идет на Украине. Румынский паспорт позволяет гастарбайтерам из Молдовы и Украины легче находить себе работу в более развитых странах ЕС», — указал он.

Как следствие, в Молдове выросло поколение, которое считает себя румынами, убежден эксперт.

«Эти люди уже сегодня являются костяком госаппарата в Молдове, у них в кармане румынский паспорт, и  этот факт не особенно скрывается. Они полностью утратили национальную самобытность, у них отсутствует иммунитет от иностранного влияния. Могут ли такие чиновники защищать интересы своего народа, его культуру и историю? Ведь тех своих соотечественников, которые продолжают считать себя молдаванами, они считают “отсталыми” и “недостаточно образованными”», — резюмировал он.

Фото: eduction.ru

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх