fbpx
Now Reading
Косово и Крым: единство противоположностей?

Косово и Крым: единство противоположностей?

Платон Беседин

История только начинается

Президент Сербии Александр Вучич объяснил, почему его страна не признаёт российский статус Крыма. По его словам, всё очевидно: «Если бы мы сегодня это сделали, нам бы привели аналогию с Косово. Сказали бы, что по такому принципу Косово тоже является независимым и у нас больше нет права за него бороться». Соответственно, после такого Сербия теряет регион, за который давно и тяжело борется. А оппозиционеры, выходящие на протестные митинги против действующей власти, скандируют: «Не отдадим Косово».

На самом деле, между Крымом и Косово можно и нужно проводить параллели. Для Москвы и Белграда это и болевые точки, и точки сборки одновременно. Утрату Косово и Крыма они восприняли крайне тяжело. Солженицын заявил, что Россия потеряла полуостров за 24 часа — и подобное, даже в тех ревущих условиях, воспринималось как предательство. Правда, случилось это без войны и кровопролития. Сербия оставила албанцам Косово после длительных боёв.

И в этом — при схожести ситуаций — всё же кроется различие: в новейшей — после 1991 года — истории в Крыму и близко не пролили столько крови, сколько в Косово. Но — могли бы, учитывая рост радикальных украинских и крымско-татарских настроений. Полуостров Россия вернула так же бескровно. Сербское Косово — это чудо, коим грезят, и даже за грёзы платят слишком дорого. Крым — чудо уже сбывшееся, давшее России мощнейший энергетический заряд, объединившее, пусть и на время, казалось бы, вечно непримиримые лагеря. Можно только представить, как скрепило и вдохновило бы Сербию возвращение Косово. Но об этом Белграду пока что можно только мечтать…

Меж тем именно провозглашение независимости Косово во многом позволило России признать референдум в Севастополе и Крыму законным, проведённым в полном соответствии с международными правовыми нормами. Ни Вашингтон, ни Брюссель, впрочем, этого никогда не признают. Но во многом именно Косово и Крым являются лакмусом лицемерия Запада.

Там столь настойчиво использовали словосочетание «право на самоопределение», добавляя к нему нечто вроде — «право говорить на своём языке». Разве это не про Крым? Никого на Западе не смущает и ситуация с Голанскими высотами или с референдумом в Шотландии. Всё зависит исключительно от интересов Вашингтона или Берлина. Если это выгодно им, значит, априори правильно. Однако именно Запад, признав независимость Косово, по сути, создал переломный прецедент, изменивший всю систему международных отношений. И в том числе открыл путь для признания отделения Крыма с последующим вхождением в состав России. Однако странным было бы в принципе говорить о том, что Западу можно и нужно пытаться доносить данную позицию с правовой точки зрения. Всё равно что дискутировать с проголодавшимся крокодилом.

Меж тем, по сути, единственный аргумент Запада по Косово и Крыму заключается в том, что независимость первого без всякого референдума признала половина (в основном, западная) стран мира, а во втором — почти никто. Но на этом, собственно, доводы предсказуемо заканчиваются. И, согласитесь, было бы странно, если, к примеру, футболисты не выполняли установку главного тренера, а тем более владельца. Иначе их бы просто разогнали. А Запад действует управляемой командой, пусть и у игроков в ней есть свои — пока что во многом скрытые — амбиции.

Слободан Милошевич

Когда Вашингтон и Брюссель говорят о действиях режима Милошевича в Косово, то тут же широкими мазками рисуют его ужасы — вроде притеснения албанского населения. Но не это ли можно заявлять и о русском населении Крыма? С той, правда, разницей, что на полуостров из-за нахождения там российского флота Украине так и не удалось перебросить войска НАТО (хотя попытки предпринимались) или условных миротворцев. Или с той разницей, что радикально настроенные силы крымских татар не успели развернуться в масштабах косоваров. Удивительна сама фокусировка западных наблюдателей: на одни и те же вещи в Крыму и Косово они смотрят под совершенно разными углами и с противоположными трактовками.

К счастью, на полуострове удалось избежать кровавых столкновений. Однако они были неминуемы после бегства Виктора Януковича и свершившегося государственного переворота в Киеве. И дело тут не в «поездах дружбы» и не в преследовании за русский язык, о котором первым делом после победы евромайдана заявили украинские депутаты, а во вполне прозаических вещах — таких, например, как начало обустройства базы НАТО. Куда бы в таком случае ушёл Черноморский флот? Как бы поступили с русским населением (тут ведь нужно вспомнить, к примеру, трагические события в Одессе 2 мая 2014 года)? Это даже не солженицынское «потеряли за 24 часа», а зафиксированная до удушения национальная трагедия.

Фокус в том, что Крым и в особенности Севастополь несли в себе слишком мало украинского — и материально, и ментально. Неслучайно в начале 90-х они так порывались вернуться в Россию — не дали. С возвращением же полуострова по факту выиграли все. В том числе и Украина, получившая возможность строить более или менее однородное государство. Единственная причина, по которой Киев не признаёт этого — желание спекулировать на болезненной теме, дабы отвлечь внимание народа от реальных внутренних проблем. Но население полуострова было едино — и по этническому составу, и, прежде всего, по настроениям.

Косово, безусловно, менее однородный регион, где-то полвека назад поменявший свою национальную окраску. Но для Сербии в историческом и сакральном плане он имеет то же фундаментальное значение, что и Крым (или Киев, почему нет?) для России, поэтому Белград от идеи его возвращения никогда не откажется. Это произойдёт лишь в том случае, если «европейски ориентированный вектор» станет означать не адекватное партнёрское сотрудничество с ЕС, а фактический отказ от собственной идентичности.

Косово и Крым — важнейшие триггерные точки столкновения цивилизаций. Один вопрос — крымский — уже разрешился. Второй — косовский — ещё предстоит пересмотреть и дать на него внятный ответ. И слово здесь вновь должна сказать Россия. Но и для сербов приходит решающее — переломное — время.

Виктор Янукович

На сегодня в Косово остаётся, по меньшей мере, 100 тысяч сербов (из 2 миллионов населения), преимущественно проживающих на севере края — однако они находятся под постоянной угрозой вторжения косовских албанцев. И договариваться об обмене территорий с ними необходимо уже сейчас. В частности, можно было бы отдать два населенных албанцами района Прешевской долины — Прешево и Буяновац в обмен на пока ещё сербский Север Косово. Для России это выгодно и экономически (с точки зрения «Турецкого потока»), и идеологически. Но самое главное — без фундаментального замирения с албанцами сербы будут находиться под постоянной угрозой изменения границ — ведь национальная демография у них значительно уступает албанской. А незаживающая рана обычно грозит гангреной и новыми ампутациями территорий. Значит, надо скорее лечить!

Источник:
https://regnum.ru/news/polit/2602833.html

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top