С момента проведения в Черногории парламентских выборов прошло уже более двух месяцев. Тогда всем казалось, что лучшее будущее не за горами: объединившей усилия оппозиции удалось взять верх над Демократической партией социалистов (ДПС) президента Мило Джукановича, которая контролировала власть в стране на протяжении долгих лет. Однако эйфория от победы уже спустя две недели сменилась сильным беспокойством: формирование правительства оказалось непростой задачей, у которой нет быстрого решения. Вместе с тем по стране уж было прокатились требования об отставке Мило Джукановича с поста главы государства.

По мере обсуждения состава нового кабинета министров внутриполитическая обстановка стала накаляться, и в стране воцарился разлад, ответственность за который несут все — и лидеры политических партий, которым народ доверил миссию избавить страну от мафиозной хунты Мило Джукановича, и выдвинутый на пост премьер-министра Здравко Кривокапич — лидер оппозиционной коалиции «За будущее Черногории», которая заняла на выборах второе место после ДПС. 

Профессор Кривокапич до последнего года политикой не занимался. Черногорские оппозиционеры пригласили его возглавить их новую широкую коалицию всего за 15 дней до начала избирательной кампании. Поначалу он был очень хорошо принят избирателями и, согласно опросам, оказался самым популярным политиком в стране, что позднее подтвердили и результаты выборов, по итогам которых он получил мандат премьер-министра и теперь должен сформировать кабмин. Впрочем, вследствие некоторых своих действий он рискует растерять быстро обретенную популярность. 

Экспертное правительство — утопия?

Здравко Кривокапич придерживается идеи, что новое правительство должно быть «экспертным» (то есть без политиков). Теоретически — в контексте того кризиса, который переживает страна, — эта идея кажется блестящей, однако на практике ее крайне сложно претворить в жизнь. Будущее правительство должно быть не просто экспертным, но еще и легитимным, то есть поддержанным партиями, прошедшими в парламент. Здесь возникает дилемма: интересы политических сил, которые, увы, нередко противоречат чаяниям простого гражданина и общества в целом, — фактор, который Кривокапичу придется учитывать. 

Вести переговоры в условиях столкновения интересов и влияния извне, без сомнения, непросто, однако Кривокапич все же взял на себя эту ответственность. Впрочем, вместо того, чтобы учесть все факторы и предложить компромиссный вариант, он просто поставил остальных политиков перед фактом, что правительство будет «экспертным». Однако в текущих обстоятельствах, — когда Мило Джуканович еще 2,5 года будет на посту президента, — создавать правительство, не обладающее поддержкой в парламенте, — явно не лучшее решение.

Вместе с тем, спустя лишь пару часов после того, как было заявлено, что в кабмин не войдут политики, фигурировавшие в избирательных списках, будущий премьер внезапно заявил о том, что заместителем председателя правительства и министром обороны будет лидер URA Дритан Абазович, ставший одним из ключевых участников гонки. Таким образом Кривокапич обесценил собственное слово. Еще до того, как формально вступить в должность, он безо всякой необходимости разозлил своих соратников, с которыми вместе шел на выборы, — а без их поддержки правительство не будет сформировано (и, к слову, некоторые их них обладают куда большим политическим весом, нежели Абазович).

Кандидат на пост главы МВД сбежал

Подавляющее большинство кандидатов (тех самых «экспертов»), которых Кривокапич предложил включить в состав кабмина, черногорской публике были неизвестны. И уже спустя неделю возникла странная ситуация: свою кандидатуру на пост министра внутренних дел уже успел отозвать Никола Терзич — никому не известный адвокат из Подгорицы. Это ведомство является ключевым в правительстве: помимо борьбы с преступностью и арестов коррумпированных функционеров предыдущего режима, МВД должно заняться актуализацией списков избирателей, — а в них, по некоторым оценкам, фигурирует порядка 20% мертвых душ и прочих лиц, кого там быть не должно. 

Выдвижение Терзича, чьей главной рекомендацией могло быть кумовство с одним из депутатов, является еще одним примером, как Здравко Кривокапич подрывает авторитет как своего правительства, так и свой собственный. Тот факт, что кандидат на ключевой пост «сливается» еще до своего назначения, косвенно вызывает сомнения в благонадежности других людей профессора Кривокапича.

Функционеры прежнего режима тоже могут войти в правительство

В состав правительства Кривокапича войдет 12 человек. Известно, что двое кандидатов занимали серьезные посты при прежнем режиме. Речь идет о докторе Елене Боровинич-Бойович, которая может возглавить министерство здравоохранения, и Джордже Радуловиче, претендующем на кресло главы МИД.  

Боровинич-Бойович является главврачом отделения пульмонологии Клинического центра Черногории (крупнейшего в стране). Это назначение она получила в тот момент, когда Клиническим центром руководил Евто Еракович — член правления Демократической партии социалистов Мило Джукановича. Широкая общественность впервые услышала о ней, когда после инфицирования коронавирусом в подведомственное ей отделение был госпитализирован ныне почивший митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий. Кандидат на пост министра здравоохранения — супруга Драгана Бойовича, депутата от коалиции «За будущее Черногории». 

Джордже Радулович — дипломат с десятилетним стажем. Интересно, что он называет себя «сербом-черногорцем»: аналогичную национальность в ходе последней переписи населения указали 0,4% жителей страны. Он был поверенным в делах в посольстве Черногории в Румынии, а предложение войти в состав кабмина получил, будучи главой департамента, ответственного за европейское и региональное направление. Его имя не запятнано скандалами и аферами, что делает Радуловича одним из самых достойных кандидатов, предложенных Кривокапичем. Впрочем, стоит иметь в виду, что карьерных вершин Джордже Радулович достиг при министре иностранных дел Срдже Дармановиче, который целенаправленно портил отношения Черногории с Россией: выдворял из страны российских дипломатов, а на международных площадках открыто выступал против интересов Сербии и России, прекрасно зная, как Москва и Белград относятся к НАТО. Конечно, работа под началом Дармановича не добавляет очков его преемнику. А восстановление отношений с Россией в любом случае станет вызовом для потенциального главы МИД, который указывает в своей биографии, что, помимо английского, владеет и русским языком.

Ликвидированное министерство туризма

Количество министерств в новом правительстве будет сокращено с 20 до 12. Здравко Кривокапич уже заявил, что будет формировать его по образцу Нидерландов и Финляндии. Несмотря на то, что, в целом, это неплохая идея, по факту копировать эти модели неверно. Прежде всего, потому, что Черногория не идет ни в какое сравнение с данными странами по ряду экономических и технологических параметров. 

Примечательно, что в новом правительстве не будет министерства туризма, причем эта сфера не упоминается даже в портфелях проектов объединенных министерств. Туризм — ключевая отрасль экономики Черногории, доходы по этой статье составляют 25% ВВП страны, что является рекордом в масштабах Европы. Вместе с тем, потенциал этой области все еще недооценивается.  

Царящий хаос играет на руку Джукановичу

Вечером в воскресенье стало известно, что один из лидеров правящей коалиции Дритан Абазович, чей голос имеет ключевое значение в вопросе формирования кабинета министров, заразился коронавирусом. Ежедневная газета «Дан» на следующее утро опубликовала информацию, что аналогичный диагноз подтвердился еще у пятерых депутатов. По этой причине вопрос формирования правительства в ближайшие 15 дней могут так и не решить. Между тем некоторые депутаты сообщили, что ожидают, что новый кабинет министров будет объявлен 24 ноября, а голосование при необходимости можно устроить и онлайн. 

Почти три месяца волокиты, постоянные пикировки, обвинения и тяжелые переговоры между Кривокапичем и политическими партиями, которые будут утверждать состав нового правительства, оказывают неоценимую услугу Мило Джукановичу, ведь никто теперь уже не требует его отставки, процесс распада его Демократической партии социалистов приостановлен, и никому сейчас уж точно нет дела до его функционеров в органах местного самоуправления.