Времена меняются, уходят в прошлое великие державы. Стираются прежние границы, возникают новые. С трудом, но неизбежно забываются старые обиды. Пепел былых войн превращается в плодородную почву. Старые враги находят новый язык для общения. Новые враги теряют актуальность. Всё это — жернова времени и перемен, логичные последствия глобализации, возникновения иных реалий и других способов общения. Общения между людьми, странами, регионами и континентами. Скорее всего, это — наилучший способ для нахождения компромиссов, когда, казалось бы, их не может быть в принципе. 

В данном случае речь пойдет о Сербии. Осколок былой Югославии, системообразующая единица империи Тито, которая, в силу геополитических трансформаций, стала обычным, скромным государством с весьма скромным потенциалом, но с давней и богатой историей и, что особенно важно, очень стойким и мужественным народом, который, как птица Феникс, неизменно воскресает из руин (в том числе, оставленных после натовских бомбардировок).

Казалось бы, какая разница между Сербией, Хорватией, Боснией, Словенией и другими бывшими членами «великой югославской семьи»? Однако проехав по этим странам, пожив там и пообщавшись с людьми, ты находишь массу различий — ментальных, культурных, исторических и просто экзистенциальных. Не говоря уже о попытках некоторых стран региона сконструировать свой собственный язык, который, невзирая на все лингвистические потуги, в целом остаётся прежним и понятным для всех. Разные миры, разные взгляды, разный ритм жизни — притом, что всех их связывает языковая и традиционная балканская общность, неоспоримое сходство в любви к жизни, маленьким радостям (не говоря уже о кухне, ракии) и другой, типичный для этих мест колорит.

Однако политика, высокая политика: принадлежность Хорватии и Словении к ЕС и НАТО, членство в Североатлантическом альянсе Северной Македонии и Черногории, а равно с этим кажущаяся маргинальность и государственная неопределённость БиГ наряду с открыто нейтральной и пророссийской Сербией, — не оставляет сомнений в том, что регион является частью скоординированного глобального оркестра, в котором хорошо смазанные шестеренки двигают механизмы по распорядку.

Как представляется, у нынешнего политического истеблишмента Сербии есть неплохие шансы стать генератором новых идей и принципов для налаживания внутрирегиональной кооперации в интересах всех сторон. Это касается всех без исключения стран бывшей Югославии и даже шире — Болгарии, Венгрии, Албании и отчасти Греции. 

Президент Вучич обладает уникальным инструментарием и, самое главное, твёрдой волей для установления принципиально новых отношений внутри региона, лишенных идеологической и другой подоплеки. Пока он только в начале этого пути, но потенциал у его начинаний очень большой. 

Конечно, фактор пребывания ряда стран в ЕС и отчасти в НАТО будет иметь существенное значение. Но, с другой стороны, тот же ЕС просто не в силах учесть интересы малых стран, большинство из которых имеют либо средние, либо весьма ограниченные финансовые и экономические ресурсы для развития. 

Сербия, как динамично развивающаяся страна с неплохими для её скромных людских, ресурсных и индустриальных масштабов показателями, могла бы предложить своим соседям совершенно новые и, главное, не противоречащие чувствительным правилам ЕС условия для сотрудничества. 

Например, развитие сферы инноваций, кооперацию малого и среднего бизнеса в рамках совместных сетевых проектов, сельскохозяйственное взаимодействие (что особенно важно, для всех без исключения стран), общую борьбу с новыми вызовами и угрозами, в первую очередь — нелегальной миграцией, которая является весьма чувствительной проблемой для малых и небогатых государств. В перечень сфер сотрудничества и взаимодействия могли бы войти вопросы информационной и государственной безопасности и даже культурного, религиозного и духовного обмена в тех областях, где страны не имеют острых разногласий либо давних споров. 

Естественно, что оппоненты сразу вспомнят давний и глубинный антагонизм между Сербией и Хорватией, который стал печальным эхом недавней (по меркам современной истории) войны на Балканах. Отголоски этой вражды слышны и поныне. 

Сербия находится в очень непростых отношениях и со своим южным соседом — Черногорией, где режим махрового коррупционера Мило Джукановича развернул беспрецедентную борьбу со всем «сербским» в государстве, включая церковь, народ, культуру и язык. 

Но даже в этой ситуации есть возможности для нахождения решений. Конечно, ситуация с Черногорией — самая неблагоприятная для Белграда, но страна вынуждена сохранять цивилизованный диалог с Подгорицей, хотя бы из-за необходимости доступа к морю и транспортной инфраструктуре. 

Совершенно новые и реально широкие возможности предоставил Балканам российский энергетический проект «Турецкий поток». Если удасться преодолеть болгарский обструкционизм и трусливую неповоротливость в плане строительства смешной (по своим размерам) и весьма простой ветки для продолжения газопровода из Турции, то регион, включая все его страны, заиграет всеми красками экономического процветания и выгоды.

Белград, как мне думается, может стать реальным генератором новых идей и программ для сотрудничества в области искусства. У традиционно богатой творческими людьми и кинематографическим прошлым Сербии, где почитаются театральные традиции и культура России, есть большие возможности для инициирования масштабных проектов в сфере духовного общения. Только представьте, Балканский Оскар, фестивали Чехова, декады Достоевского. Это не прожекты, это вполне осязаемые для местного менталитета и состояния умов начинания, которые вполне могут обрести региональные рамки. 

Там есть такой «монолит», как Кустурица, которому не требуется особая реклама либо раскрутка.

Хочу подчеркнуть ещё раз: предпосылки для сотрудничества — совершенно иного, лишённого какого-либо доминирования, национального или религиозного акцента и привкуса, — имеются в регионе уже сейчас. Надо лишь подняться над предрассудками, преодолеть страхи и не оглядываться на мнимых «покровителей». Жизнь даёт шанс лишь однажды, и его надо использовать по максимуму. У Балкан, в самом широком охвате, этот шанс есть. Есть он и у Белграда, без ущемления чьих-то интересов!