Как украинцы вместе с усташами за фюрера воевали

Сегодня на Украине не только предпочитают избегать воспоминаний о коллаборационистах, но и называют их «обманутыми патриотами», которые «ради борьбы с большевиками временно встали на сторону Гитлера». Более того, по версии некоторых современных украинских историков, Украинская повстанческая армия  якобы одновременно воевала и с СССР, и с Вермахтом. Однако попытки оправдать коллаборационизм ненавистью к Советам несостоятельны хотя бы в связи с фактом участия членов украинской диаспоры в войне на стороне режима Анте Павелича — хорватского диктатора, главы фашистского марионеточного Независимого Государства Хорватия (НГХ). Они не только воевали вместе с усташами в составе отдельного воинского подразделения, но и принимали активное участие в их зверствах. 

В своей книге «За Фюрера и Поглавника» историк Олег Романько рассказывает, что украинская диаспора в Хорватии сама проявила инициативу и поддержала хорватских националистов. 

«Летом 1941 года православный священник Василий Стрильчык обратился с письмом к немецкому уполномоченному генералу в Хорватии Эдмунду Гляйзе фон Хорстенау, в котором предложил ему сформировать из украинской молодежи национальный легион, чтобы затем отправить его на Восточный фронт… Вскоре об его инициативе стало известно в украинских кругах Загреба. Местные украинские деятели решили поторопить это дело и обратились к командованию Домобрана (вооруженные силы НГХ). Вскоре войсковода (командующий) Кватерник дал свое согласие на создание Украинского легиона», — пишет Романько.

В июне 1941 г. среди украинских студентов Загребского университета было создано первое отделение будущего Украинского легиона. Активисты планировали собрать дивизию и отправиться на Восточный фронт, «чтобы освобождать Украину вместе с союзным Вермахтом». Однако немцы, в отличие от усташей, относились к украинцам с недоверием и предпочли использовать их для борьбы с четниками (сербскими монархистами) и расправ над местным населением. И хотя изначально Украинский легион создавался как часть 369-го полка, предназначенного для боев на Восточном фронте, германское командование настояло на том, чтобы украинцы остались на Балканах.

Примечательно, что в ряды Украинского легиона вступали исключительно добровольно. За неполный месяц в его ряды изъявило желание вступить около полутора тысяч человек (по другим данным, отбор прошли всего 505 добровольцев). На самом деле, в таком энтузиазме нет ничего особенно удивительного, так как после окончательного разгрома Украинской народной республики (1918–1920) на Балканах осело немало её сторонников. Именно им была поручена задача подготовить Украинский легион к будущим боевым действиям.  

«Между усташами и ОУН (Организацией украинских националистов) еще с довоенных времен установились, по их собственному определению, ”сердечные отношения”. Лидера ОУН Андрея Мельника и главу усташей Анте Павелича связывала личная дружба. После провозглашения НГХ в Загребе легально действовало представительство ОУН(м) во главе с Василем Войтановским. Галичанин по рождению, он во времена Габсбургов проходил службу в австро-венгерской армии в главном городе Хорватии. В 20-е годы вернулся и здесь женился на хорватке. В межвоенный период, действуя нелегально, координировал деятельность студентов-ОУНовцев с высшим руководством организации. А когда гитлеровцы напали на СССР, распространил среди сторонников украинского национализма в Хорватии письмо руководителя ОУН полковника А. Мельника с призывом принять активное участие в вооруженной ”борьбе против большевистской оккупации” Украины.  К тому времени ранее единая ОУН уже раскололась на две враждующие фракции – мельниковскую и бандеровскую. Но на призыв создавать собственные вооруженные формирования в Хорватии откликнулись представители обеих фракций», — указывает в статье «Югославские русины и украинцы во Второй мировой» исследователь Игорь Буркут. 

Примечательно также, что украинских националистов в Хорватии поддерживали некоторые эмигрировавшие на Балканы белогвардейцы.

«Так, в 1941 году ОУНовцам из фракции Мельника предложили сотрудничество русские белогвардейцы, которые пребывали в эмиграции на Балканах. Бывший командир Донской Армии В. Сидорин в письме к Андрею Мельнику от 27 июня 1941 года размышлял о создании казачьих частей донцов-эмигрантов в случае формирования мельниковцами Украинской Армии с целью освобождения СССР от ”большевицко-жидовской тирании”. 6 июня 1941 года генерал-лейтенант Кубанского казачьего войска Андрей Шкуро уверял руководителя ОУН, что готов ”стать под флаги Организованного Украинского Национализма” под эгидой ”украинской самостоятельной формации”, а если это невозможно, то в составе ”немецкого или хорватского войска”», — пишет в книге «Русские и украинцы в вооружённых силах Независимой державы Хорватия» Андрей Самцевич.  

К формированию и подготовке Украинского легиона также приложил руку Александр Бандера – родной брат агента Вермахта Степана Бандеры. Бывший член 2-го пластового куреня УСП (Уклада Старших Пластунов), отряда «Красная Калина», в 1933 году решением ОУН был отправлен в Италию, где представлял украинских националистов. После оккупации гитлеровцами УССР он вернулся в родной Львов, но фашисты сочли его неблагонадёжным. Александра Бандеру арестовало Гестапо, 22 июля 1942-ик он попал в Освенцим, где и был забит насмерть. 

Расквартированный в Вараждине Украинский легион тренировали около полугода, после чего ему было дано название 1-й роты украинских легионеров (1ša satnija Ukrajinska Legionara). Весной 1942 года подразделение было переброшено в район Прнявор—Дервента—Козара и передано в Усташскую войницу (нерегулярные вооруженные формирования в НГХ). Во время наступления на горную гряду Козар, находившуюся под контролем четников, «легионеры» приняли активное участие в геноциде мирного населения, в ходе которого погибло более 30 тыс. (по другим данным – 70 тыс.) мирных жителей; десятки тысяч сербов, цыган и евреев были отправлены в Ясеновац. 

Но ожесточённый натиск четников и общее падение боевого духа, вызванное неудачами вермахта на Восточном фронте, спровоцировали в рядах Украинского легиона массовое дезертирство. 16 января 1943 года, во время атаки сербов на Прнявор, украинцы бежали со своих позиций при первых выстрелах. В результате четники зашли усташам в тыл: из 350 военнослужащих гарнизона из окружения вышло всего 69. Некоторые исследователи утверждают, что в 1943-м из Украинского батальона дезертировали сотни «легионеров». 

Воевали украинские националисты не слишком умело, в связи с чем несли тяжёлые потери. Из-за дезертирства и потерь уже к концу 1943 года из всего личного состава в строю осталось всего около 50 человек. Да и те в 1945-м, — отступая вместе с усташами в Австрию, чтобы сдаться англичанам, — попали в руки людей Иосипа Броз Тито и, скорее всего, были расстреляны вместе с усташами. 

Любопытная деталь: с 1943 года и до самого разгрома Украинским легионом командовал экс-инженер из Коломыи Владимир Панькив, которого впоследствии в кругах украинских националистов неоднократно называли «предателем» и «агентом НКВД», сделавшим всё возможное для уничтожения подразделения. Действительно, тому есть немало свидетельств. В частности, командование усташей обвиняло Панькива в переговорах с четниками, а исследователь Андрей Самцевич утверждает, что попав в руки советской разведки, Владимир Панькив содержался в комфортабельном гостиничном номере, его кормили едой из ресторана, а затем выслали в другую часть страны. Считается, что командир Украинского легиона, отравившийся в Загребе в октябре 1947 году, выдал множество ушедших в подполье видных фашистов и усташей.   

Фото: Obhođaš A., Mark J. / vojnapovijest.vecernji.hr

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх