Что происходит? Я в изумлении озираюсь по сторонам. Проспекты и бульвары сербской столицы запружены тысячами автомобилей такси. Водители возмущённо жмут на клаксоны. В необычайно жарком для октября воздухе клубятся выхлопной смог и сигаретный дым. Потный офицер полиции терпеливо объясняет, что забастовка таксистов продлится два часа. 

Все выезды из центра блокированы. В столицу стянулись около трех тысяч таксистов со всей страны.

Главный организатор забастовки — Профсоюз такси и автоперевозчиков, — пожалуй, впервые в истории автопротестов собрал такое количество разного рода содружеств, компаний и водителей, недовольных несовершенством законодательства в области автоперевозок. 

«Государство обязано тщательно разработать закон, регулирующий работу компаний, которые оказывают услуги с помощью приложений на телефонах. Сейчас эти фирмы работают вне закона», — заявил председатель профсоюза Александр Биелич, намекая на корпорацию CarGo, которая ворвалась на рынок автоперевозок Сербии с новыми технологиями. 

Возможность вызова машины через приложение, более низкие цены, безналичная оплата, заранее понятная стоимость поездки и, что главное, ее безопасность пассажиры оценили моментально. Кроме CarGo, среди жителей города и туристов стали популярны Яндекс-такси и Uber. 

Позиции старожилов — белградских фирм, работающих традиционным способом, — сильно пошатнулись. Они стали стремительно терять клиентов и прибыль. Обескураженные этим вызовом, они вышли на тропу войны против продвинутых конкурентов. 

В течение 12 дней таксисты по два часа в день держали миллионный город в заложниках. Пострадали, как всегда, простые граждане. Коммунальная полиция безжалостно выписывала штрафы за просроченные парковки автовладельцам, заблокированным в тисках забастовки, горожане, нещадно опаздывая, пешком добирались на работу по 30-градусной жаре. У многих не выдерживали нервы, и люди принимались бить бастующих. 

naslovi.net

Тем временем и внутри сообщества таксистов произошёл раскол. Возглавляемые Александром Биеличем водители, работающие традиционным способом, категорически отказались сотрудничать с компанией CarGo, которая ввела в работу технические инновации и обошла конкурентов. 

Вторая группа забастовщиков, во главе которой стоит председатель Союза таксистов Сербии Милорад Джокич, основала содружество «Новое такси». Они, наоборот, подписали с IT-компанией договор, предполагающий солидные зарплаты и соцпакет для водителей. 

Разруливать конфликт пришлось лично президенту Сербии Александру Вучичу. В ходе долгих переговоров он пообещал поддержку всем таксистам, работающим легально. 

«Государство готово вложить деньги в развитие этой отрасли. Мы заинтересованы в том, чтобы такси выглядели одинаково, как, например, в Мадриде, и горожане легко могли отличить их в потоке машин, и чтобы услуги были оказаны на высшем уровне», — заявил Александр Вучич после двухчасового разговора с представителями профсоюзов. 

Век солидарности трудящихся

Необходимо отметить, что забастовка как, пожалуй, самый эффективный способ выражения протеста стала основным методом борьбы многочисленных рабочих сообществ Сербии ещё с начала ХХ века. Считается, что первый такой протест в Социалистической Югославии произошел в 1958 году. 4 тысячи шахтёров Словении бастовали 52 часа, требуя выплаты премий, и добились ее от руководства. А вообще самый первый профсоюз на Балканах — общесто опанчаров (производителей национальной кожаной обуви) — был основан еще в 1896 году. 

В Сербии существуют профсоюзы пчеловодов, ветеранов, работников кожевенной промышленности, учёных, дорожных работников, оружейников, кинематографистов, авиаторов. Всего в стране зарегистрировано около 26 тысяч объединений. Всё они входят в Содружество независимых профсоюзов Сербии, которое в этом году отметило 116 лет своего существования. Уже больше века организация добивается повышения зарплат и обеспечения достойных условий труда. 

Миливое Войнович, секретарь Нови-Садского отделения, с сожалением признает: «Минимальная зарплата сегодня около 230 евро, а минимальная потребительская корзина оценивается в 320 евро. Как же можно говорить о достойном уровне жизни?». 

Учителя преподали урок медикам

Повышения зарплат и пенсий от государства требуют все: от ветеранов до учителей.

— У нас сегодня сокращённые уроки, — заявил сын.

— Почему? Праздник какой-то? Учебный год только начался! — удивилась я.

— Нет, у нас забастовка учителей, — поясняет он. 

В сентябре прошлого года в 760 школах Сербии прошла очередная однодневная забастовка работников системы просвещения. Учителя требовали повышения зарплат на 20%.

Sputnik

— Мы выйдем с пикетом к зданию Министерства образования, которое уже целый год хранит молчание в ответ на наши требования, — заявила журналистам председатель профсоюза работников просвещения Ясна Янкович.

«Для государства мы — граждане второго сорта. Даже на Новый год страна не выделила нам деньги для детских новогодних подарков. Учителя и директора сами ищут спонсоров, устраивают благотворительные выставки, чтобы обеспечить школьников подарками. А кто позаботится о детях учителей?» — говорится в сообщении организации.

Стоит отметить, что сербские педагоги борются за лучшую жизнь начиная с конца девяностых годов прошлого века. Тогда стало понятно, что старый партийный профсоюз лишь номинально исполняет свою задачу. 

«Ранее профсоюз служил украшением общества и придатком партии, раздавая сотрудникам масло, сахар и муку. О борьбе за права работников не было и речи. И он был государственным, что само по себе абсурдно. Такой профсоюз не имел права носить свое название, но тем не менее просуществовал около полувека, служа отдельным карьеристам очередной ступенькой служебной лестницы», — считает директор гимназии в городе Чачак профессор философии Иван Ружичич. 

Независимые профсоюзы учителей в том виде, в каком существуют ныне, начали свою борьбу в 1994-1995 годах.

В январе 1997 года работники около тысячи школ Сербии вышли на первую массовую забастовку. К весне они добились повышения зарплат на 30 евро. Это событие положило начало формированию сети профсоюзов работников просвещения. Отныне в них вступали добровольно, а не автоматически, как это было при социализме. Сразу же после окончания бомбардировок 1999 года профсоюз работников просвещения был внесён в соответствующий государственный реестр.

В декабре 2019 года учителя поддержали профсоюз врачей, который таким же образом же — организуя забастовки — требовал повышения зарплат всем работникам сферы здравоохранения. 

vesti.rs

Принятый Правительством Сербии закон о бюджетной системе и повышении зарплат не включал положения об улучшении условий отдельных групп сотрудников этой сферы. Путем переговоров и консультаций 31 декабря 2019 года было подписано соглашение, которое предусматривало повышение зарплат ранее дискриминированным категориям. 

Почтальоны негодуют

Впрочем, ошибочно полагать, что государство много лет игнорирует работников тех или иных отраслей, вынуждая профсоюзы напоминать о себе забастовками и шантажом. В 2012 году минимальная зарплата в Сербии составляла 151 евро. В 2014 она выросла до 180 евро. в 2017 году — до 195 евро, а в 2019 составила 233 евро. В 2020 году планируется увеличить эту сумму до 256 евро. 

В декабре 2017 года учителям поднимали зарплату на 10%. В ноябре 2019 года — еще на 9%. Следующее повышение ожидается уже в этом году. 

Чаще всего случается так, что профсоюзы скорее недовольны недостаточным, по их мнению, увеличением зарплат. Так, в ноябре 2019 года под слоганом «Вернём достоинство коммунальным работникам» бастовали республиканский комитет профсоюза работников коммунально-строительной индустрии и профсоюз «Независимость». Коммунальщиков не устроило повышение зарплат на 6%, предложенное правительством. Они требовали тринадцати процентов.

Передо мной на заправке пожилой почтальон платит за бензин. Он обсуждает с кассиром свою зарплату.

— У меня зарплата 270 евро, это со всеми надбавками и премиями. Я всю жизнь на почте проработал, все дорожает, а нам не повышают зарплату. Ну как мне жить на эти деньги, объясни?! — он возмущённо забирает квитанцию и уезжает на своём жёлтом мотоцикле.

В декабре 2019-го директор независимого профсоюза Почты Сербии Зоран Павлович сообщил СМИ, что организация поддержала забастовку почтальонов, курьеров и работников отделений. Около 11 500 человек остановили работу в преддверии выдачи пенсий и отправки новогодних подарков.

kurir.rs

Зоран Павлович заявил, что почтовики требуют повышения зарплат до 430 евро — средней по стране суммы. Кроме того, сотрудники настаивают на смене руководства Почты Сербии.

«Поток корреспонденции постоянно тормозится, в некоторых отделениях работают один-два человека, а отдельные филиалы и вовсе закрываются», — сообщил он.

Помимо этого, коллектив Почты Сербии, а точнее, категорию низкооплачиваемых работников, взбесила вброшенная в СМИ информация о том, что среди сотрудников компании числятся (и получают тысячные зарплаты) известные актёры и эстрадные певцы. Например, популярный певец и автор 19-ти сольных альбомов Желько Самарджич.

«Значит, на зарплату Желько у них деньги есть, а для нас нет?» — возмущались почтальоны, доставляющие пенсии и письма по деревням, пока любимец публики собирал полные залы. 

На этом скандале не упустили случая «хайпануть» оппозиционные СМИ, которые хором написали «Александр Вучич таким образом отблагодарил певца за поддержку на президентских выборах 2017 года».

Впрочем, Желько Самарджич опроверг эти тезисы. «Я никаких связей с политикой не имею, а на почту хожу исключительно оплачивать коммунальные квитанции. И то это чаще всего делает моя жена», — заявил исполнитель. Подобные опровержения последовали и от остальных знаменитостей. 

В переговорах профсоюза и почты участие принимало и правительство. Профсоюз отказался от предлагаемого повышения зарплат на 20%, настаивая на большем. 

В конце концов, в десятых числах декабря все же было достигнуто соглашение о том, что в начале 2020 года предпримут меры по повышению зарплат, а самые нуждающиеся категории сотрудников получат матпомощь в размере 170 евро. Кроме того, специальная рабочая группа проведет аудит штата Почты Сербии, чтобы сократить должности всевозможных советников, заместителей и прочих дублеров руководителей на благо эффективности работы организации. Помимо этого, по настоянию профсоюза участники забастовки получили гарантии, что в их отношении не будут применены репрессивные меры. Уволить бунтарей у работодателя не получится. 

Медленно, но верно

На днях президент Александр Вучич представил план развития Сербии до 2025 года. При условии, что будут реализованы запланированные реформы, средняя зарплата по стране к этому моменту составит 900 евро, а средняя пенсия — около 450 евро.

«Это минимум, которого мы можем достичь за столь короткий срок. Было много скептиков, которые говорили, что невозможно достичь средней заработной платы в 500 евро, но с нового года наши граждане уже начнут ее получать», — обратил внимание президент Вучич.

mondo.rs

Повышение зарплат с января 2020 года ждёт сотрудников органов внутренних дел: аналитиков, криминалистов, курьеров, полицейских. В сфере здравоохранения прибавку получат медсестры и врачи. Не забудут и про учителей: в зависимости от звания и категории их доходы тоже вырастут. Финансовое подкрепление уже в этом году начнут получать также военнослужащие.

К слову, это поступательное движение к общему благополучию в сербском обществе происходит без участия профсоюзов. Но их не устраивает темп, поэтому они ищут повод напомнить о себе борьбой за права подопечных. 

«Икебаны» вместо профсоюзов

Однако и среди их рядовых членов этих организаций недовольных достаточно. Как пишет портал профсоюза сербской полиции, многие из этих структур давно выполняют декоративную функцию. 

«За тридцать лет мы прошли путь от мощных профсоюзов до профсоюзных икебан. Вместо того, чтобы тратить ресурсы на улучшение социального и экономического положения трудящихся, они играют роль наблюдателей в разного рода советах и комитетах. А их руководство использует свои должности для личного обогащения и карьерных целей», — указывает портал. 

Разница между настоящим профсоюзом и «профсоюзной икебаной» заключается во внутренней организации, демократических решениях и моральных принципах. Увы, в современном мире все больше процветают «профсоюзные икебаны», лелеемые сидящем в прохладном офисе работодателем, пишет автор портала Зоран Стоичич. 

Доктор экономических наук Михаил Арандаренко, международный специалист по вопросам экономики труда в контексте сложных социально-экономических преобразований в Юго-Восточной Европе, полагает, что профсоюзы Сербии переживают кризис. Сам профессор был уволен из Белградского университета «за неоправданное отсутствие на работе в течение пяти дней». А фактически — за стремительно развивающуюся международную карьеру, мешающую руководству экономического факультета. Профсоюз по непонятным причинам за него не заступался. Возможно, поэтому профессор активно критикует работу профсоюзного движения Сербии. 

«Влияние и авторитет профсоюзов среди населения и работников не растет. Мы не наблюдаем увеличения членов профсоюзов, и кажется, что их business as usual — ритуальные ежегодные переговоры о минимальной зарплате, обвинения иностранных инвесторов, межпрофсоюзные распри — не приносят результата», — пишет экономист.  

Члены Содружества независимых профсоюзов Сербии на демонстрации 1 мая 2019 года в Белграде / blic.rs

Рассуждая о факторах, влияющих на кризис самого понятия «профсоюз», Михаил Арандаренко говорит о том, что «слишком узкие цели и слабые амбиции руководства играют ключевую роль в падении профсоюзного влияния на обстановку в обществе». По словам эксперта, общество неминуемо приближается к тому, что государство станет поддерживать только бюджетников и частных предпринимателей, оказывающих услуги (пекари, парикмахеры, аптекари, адвокаты). И в этой модели профсоюзам просто не останется места.

Также он указывает на то, что профсоюзы опаздывают на несколько поколений за стремительным развитием жизни в современном обществе, поэтому им пора сфокусироваться на темах, которые касаются долгосрочных интересов работающего населения. 

Его коллега, профессор юридического факультета Белградского университета Марио Релянович, вообще полагает, что профсоюз должен стать органом местного самоуправления и объединять служащих района, города, округа по территориальному, а не по профессиональному признаку. 

«Физическое отделение от работодателя уменьшает моральное и финансовое давление на профсоюз. В его задачи входит юридическая помощь и формирование забастовочного фонда. Кроме того, он должен активно заниматься политической деятельностью, основывая свои партии или сотрудничая с уже имеющимися», — полагает профессор. 

Среди экономистов Сербии существует мнение, что профсоюзное движение Сербии, разгоняемое воспоминаниями о своем влиянии в югославском прошлом, в XXI веке стремительно несётся в тупик. 

Как с сожалением признает Сречко Михайлович из Центра развития профсоюзного движения, сами члены организации с возмущением относятся к любой идее о переменах, необходимых в их работе. 

«Что уж говорить о предложении объединения союзов, общем забастовочном фонде, разделе имущества», — говорит Сречко Михайлович, заключая, что сербские профсоюзы в их нынешнем состоянии не отвечают потребностям трудящихся. 

Крепкие социалистические корни

Кризис профсоюзного движения наступил во всем мире: это признают все специалисты. Но мало в какой стране это сообщество имеет столь мощный бэкграунд, как в Сербии. Здесь оно базируется на югославском социалистическом фундаменте. 

Flickr

Как ни крути, их методы все ещё эффективны и заставляют власть идти на переговоры и уступки в отличие, например, от российского профсоюзного движения, которое, увы, не смогло грамотно распорядиться советским наследием. В конце ноября в Москве была уволена старший воспитатель детского сада, которая выступила против коррупционных связей руководства с фирмой, обустраивающей территорию садика.  «Мне сказали забрать личные вещи и сдать ключи от помещений до 19:00. Я собрала свои вещи и ушла, вот и все. Никто со мной даже не поговорил, никто из профкома не отправил смс. Мол, беги, пиши заявление по собственному желанию.  Никто из коллектива за меня не заступился на профкоме», — цитируют бывшую воспитательницу «Новые Известия». 

Методы защиты работодателей от сотрудников, недовольных условиями труда, во всем мире одинаковы. Однако профсоюзы Сербии всеми доступными способами пытаются заступиться за уволенных работников, наступая по всем фронтам, словно мощная идеологическая машина. 

Так, в 2016 году, после забастовки против тяжёлых условий труда, с итальянской  обувной фабрики были уволены две сербские сотрудницы, выступавшие от имени рабочих. Инцидент вызвал острую реакцию двух профсоюзов округа. Они направили запросы в инспекцию труда, срочно сформировали профсоюз предприятия для защиты остальных сотрудников, привлекли внимание СМИ и наняли адвоката для восстановления прав работниц. Кроме того, в округе прошел ряд протестов с призывом улучшить условия труда для персонала фабрики. Для большего резонанса Содружество независимых профсоюзов обратилось за помощью к итальянским и немецким коллегам. В известность был поставлен министр труда и социальной защиты. 

В результате руководство фабрики сообщило, что договорилось со штатом о том, что сверхурочные часы работы будут перенесены на выходные. Что же касается сотрудниц, то директор фабрики отрицал факт их увольнения, настаивая на том, что попросту не был продлён рабочий контракт. Сейчас адвокат бывших работниц фабрики выясняет, насколько правомерными были действия работодателя. 

Сербские профсоюзы активно участвуют в работе над трудовым законодательством Так, благодаря их усилиям в закон было внесено положение, защищающее председателя данного объединения от увольнения. Сейчас они борются за поправку к закону, которая бы запретила увольнять сотрудников за членство в своих рядах. Наконец, они намерены отстоять инициативу о запрете работы по воскресеньям в торговых точках. 

Министр обороны Александр Вулин на открытии спортивных игр, организованных Содружеством профсоюзов Сербии 10 октября 2019 года / mod.gov.rs

В конце декабря также стало известно о том, что профсоюзы Сербии «продавили» проект закона об обязательном страховании всех сотрудников предприятий. Сейчас их главная задача (которая в приоритете и у государства) — прекратить отток молодёжи из страны, обеспечив ее рабочими местами и предложив привлекательный соцпакет. 

Хотя заложенные еще в Югославии методы профсоюзной борьбы отдельным специалистам и кажутся старомодными, они все ещё приносят результаты. Несмотря на то, что страна уже давно живёт при капитализме, благодаря «дедовским приемам» сербские профсоюзы сохраняют рабочие места, обеспечивают регулярность зарплат и даже их повышение время от времени. 

Впрочем, многое из того, что делали в Югославии, надёжно работает до сих пор.