fbpx
Now Reading
Как будет разыграна карта Альбина Курти в геополитической игре за Косово

Как будет разыграна карта Альбина Курти в геополитической игре за Косово

Алексей Топоров

В политической жизни Косово наступают системные изменения: в результате парламентских выборов на место режима вчерашних лидеров криминальных группировок и полевых командиров пришел сторонник политического акционизма и «Великой Албании» Альбин Курти. Практически одновременно с этим США назначили спецпредставителя по переговорам между Сербией и Косово, и все это говорит о том, что американцы намерены решить судьбу этой территории в ближайшее время. 

Алексей Топоров

Марксизм по-великоалбански

На состоявшиеся в начале октября выборы в «парламент» отторгнутого от Сербии края Косово шли сразу две партии с ярко выраженными прозападными (если не содержанием, то формой) системами ценностей: их лидеры не имели прямого отношения к пресловутой Армии освобождения Косова (АОК), в 90-е не держали в руках оружия и сами непосредственно никого не убивали, зато поднаторели в политическом популизме. 

Так, одна из них, Демократический союз Косово, выдвинула в качестве лидера и потенциального премьера женщину – Вьосу Османи, преподавателя Приштинского университета (точнее, албанской его части: после известных событий сербская профессура была вынуждена перебраться в Косовскую Митровицу, где теперь действует собственный «Приштинский университет»). Женщины в руководстве этой «республики» уже были – сразу после одностороннего провозглашения независимости первым президентом стала экс-полицейская Атифете Яхьяга, ничем примечательным, впрочем, не отличившаяся и не оставившая о себе, как о политике практически никакой памяти у соплеменников. И это при том, что всем как в Косово, так и за его пределами известно, что подлинным руководителем партии Демократического союза Косово является Иса Мустафа – экс-министр экономики правительства Косово «в изгнании» (на время полицейской операции Сербии против албанских сепаратистов) и экс-мэр Приштины. 

Но политкорректный псевдолидер женского пола был, видимо, не настолько убедителен – Демократический союз Косово получил от избирателей только «серебро», то есть 24,8%. В то время как лидер реальный, многолетний и яркий – Альбин Курти и его движение «Самоопределение», хоть и на «полкорпуса», но опередило партию Мустафы, взяв «золото» и 26%. К нынешнему успеху, надо отметить, главный «самоопределенец» шел десятилетиями, ни на сантиметр не отступая от своих взглядов. Самых что ни на есть «великоалбанских».

Вьоса Османи и Альбин Курти

Свою политическую карьеру Курти начинал еще в годы Югославии в вышеупомянутом Приштинском университете как лидер албанской молодежи вуза, объединяя вокруг себя тех студентов, что предпочитали лекции по марксизму, истории албанского народа, пикеты и акции протеста, требуя независимости от Белграда. Альбин тогда заметно выделялся среди сверстников пышной шевелюрой, тем, что всегда шел впереди, резкими и бескомпромиссными призывами и практически полным отсутствием страха и склонности к компромиссам. Его взгляды уже тогда составляли причудливое сочетание левых идей и великоалбанского национализма, которые он интерпретировал как «антиколониальную борьбу против фашистского режима Милошевича».

Как любой фактурный расшатыватель устоев, Курти нравился не только просвещенной албанской молодежи, полагавшей что все ее беды от существования в совместном с сербами государстве, но и, естественно, Западу, который, впрочем, ставку на него не сделал (как и на гражданского лидера сепаратистов Ибрагима Ругову), а сделал на полукриминальных боевиков Армии освобождения Косово: тогда те оказались нужнее. Нравился, кстати, бунтарь-студент и сербским либералам, которым любые сепаратисты традиционно казались милее собственных соплеменников: так, белградское издание «Борьба» даже присудило Альбину премию за толерантность. 

Официальные же югославские власти яркого студента-недоучку (на посещение лекций у активиста отчаянно не хватало времени) арестовали и приговорили к пятнадцати годам заключения. Правда, отсидел тот менее двух лет и был выпущен на свободу после того, как те же либералы и им подобные, свергнув Милошевича, пришли к власти.

К тому времени горячая фаза событий на Косово прошла, и к дележу власти лидер акционистов не успел – все хлебные места заняли бывшие полевые командиры и по совместительству лидеры преступных кланов. Тем не менее его движение принимало участие в местных парламентских выборах и даже добивалось по итогам третьего результата, поскольку режим «реальных пацанов», только недавно «пересевших» из забрызганных чужой кровью камуфляжей в классические костюмы, был по душе далеко не всем. Однако добиться особых успехов на почве парламентаризма у Курти не получалось: неумение идти на компромисс не позволяло ему и его сторонникам вступать в коалиции с другими политическими силами, без чего невозможна полноценная парламентская жизнь в демократическом государстве. 

Активен и неудобен всем

При этом движение «Самоопределение» не завязывало с акционизмом, остро реагируя на все, что было связано с Сербией, которая в сознании лидера «Самоопределения» продолжала видеться исключительно «фашистским монстром»: его сторонники перекрывали границу, протестуя против поставок сербских товаров в край. А когда косовский парламент рассматривал законопроекты о положении сербского меньшинства, представители движения Курти распыляли слезоточивый газ и жгли файеры… 

Телепередачу Альбина быстренько прикрыли, когда тот начал задавать неудобные вопросы именитым гостям, например, куда делись местные сербы? «Они, выходит, сами себя убили?».

Подобные вопросы причудливо уживались в голове этого человека с его ярко выраженной антисербской позицией: он считал, что борется с сербскими империалистами за Албанию без границ, но при этом у него нет никакой ненависти к сербам как к народу. На деле же у Курти получалось то же, что и у Тачи, и у Харадиная, и уже несколько подзабытого всеми Агима Чеку (бывший «премьер» Косово и экс-предводитель косовских повстанцев): зачистка сербов на Косово всеми доступными путями. 

Понятное дело, что подобное неуправляемое поведение не могло приветствоваться режимом полевых командиров, которые, возможно, давно бы зачистили радикального «ботаника», но западные кураторы бдели, а потому косовской правящей верхушке приходилось терпеть и соблюдать видимость законности и демократии. Впрочем, кураторов Альбин раздражал не меньше, чем аборигенов, поскольку он с завидной регулярностью пикетировал представительства ООН и ЕС, считая их «оккупационными». И со свойственной ему марксистской прямотой отказывался сотрудничать с олигархами и коррупционной властью, а также могущественными полумафиозными кланами. Потому-то долгое время реального места для Курти в косовской политике не находилось. 

Зато Альбин отметился бурной активностью за рубежом: вместе со своими сторонниками пикетировал все точки, где Запад усаживал за стол переговоров представителей Белграда и Приштины, считая, что с сербами по определению договариваться не о чем. А также пытался срывать любые гуманитарные и просветительские акции сербских общественников, в том числе и посвященные погромам, устроенным албанцами на Косово. 

Арест Курти в 2017 году за срыв заседания «парламента»

Плюс как мог поддерживал великоалбанский дух у соплеменников. В ходе недавнего открытия в пригороде черногорской столицы памятника одному из главарей античерногорской герильи начала прошлого века албанской диаспорой Курти, ничуть не смущаясь того, что находится на территории суверенного государства, заявил, что не чувствует себя здесь как в чужой стране: напротив, он ощущает себя как в Албании…. 

Не забывает Курти и о поддержке других «жертв великосербского шовинизма». Когда в июле этого года Сулейман Углянин, лидер населенной преимущественно мусульманами сербской провинции Санджак (занимает Рашскую область Сербии и сопредельные с ней территории), обратился к мировой общественности с просьбой повторить косовский сценарий и там, то мировое сообщество, к счастью, на этот призыв не отреагировало. Зато наш знакомец Альбин пригласил коллегу-сепаратиста в Приштину пообщаться по душам.  

Зря надеялись

Победив на выборах, лидер «Самоопределения» также не обошелся без заявлений вызывающего характера. Словно в продолжение своего черногорского визита она заявил, что процесс демаркации границы между этой страной и Косово отнюдь не завершен, нужно создавать комиссию, чтобы решать спорные вопросы, хотя вроде бы прежний «премьер» Рамуш Харадинай, подозреваемый Гаагой по делу о бесчеловечном отношении и убийствах пленных и мирного населения, уже было согласился с установленными границами. Но мегапринципиальный Курти размениваться территориями не готов. Брать во имя «Великой Албании» – всегда, но уступать – никак нет.

Вот и про нынешнего «президента», экс-боевика АОК Хашима Тачи победитель выборов и новый вероятный «премьер» намекнул, что лучше бы тому совсем уйти из политики. Ибо тем, кто готов разменивать территории с Белградом, делать в косовской политике нечего. Таким образом Курти хоть в чем-то продолжил линию Харадиная, который также четко выступал против возможного размена по принципу «северные сербские анклавы Косово – Сербии, населенная, в основном, албанцами сербская Прешевская долина Сербии – Косово», после чего стороны жмут руки, признают друг друга как независимые государства и маршем идут в ЕС, а кто-то и в НАТО. 

Альбин Курти и Рамуш Харадинай

В  Еворсоюзе с подобным разменом согласны многие страны-участницы (во всяком случае, не против) за исключением Германии. Последняя, положа руку на сердце и маскируя свою позицию «принципиальностью», на деле пытается не допустить соглашения между Приштиной и Белградом, дабы Косово не вошло в ЕС и не получило безвиз. А ее пестрое полукриминальное население бодрыми толпами не ломанулось бы в Старую Европу, которая и без того страдает от проделок албанского криминалитета. В США против таких договоренностей выступает элита демократов. В 90-е своим активным вмешательством в конфликты в БиГ и на Косово она, напомним, ускорила развал Югославии и по-прежнему ратует за «окончательный» разгром Сербии. В свою очередь, республиканцы постоянно говорят о неких переговорах, с недавнего времени привечают у себя сербских политиков, а Трамп недавно заявил, что примет любое соглашение Белграда и Приштины. 

И вот, судя по настрою потенциального премьера, о территориальном компромиссе теперь предлагается забыть. 

Не оправдывает Курти надежд и тех, кто считает, что Приштина наконец отменит введенные в ноябре минувшего года стопроцентные пошлины на сербские товары. Согласно данным косовской таможенной службы, за прошедший год доля ввозимых из Сербии товаров сократилось на 99%. То есть в минувшем году оттуда в Косово поступило продукции на 328 млн евро, а за аналогичный период текущего года – всего на 3,3 млн евро. Планировалось, что после отмены пошлин стороны снова сядут за стол переговоров (таково условие, поставленное Белградом). 

Аккурат перед парламентскими выборами к отмене стопроцентного сбора призвали в Приштине представители посольств США и ведущих стран ЕС, а также ведущие чиновники Евросоюза, однако лидер «Самопределения» высказался на эту тему довольно определенно:

«Я не сторонник отмены подобных ограничений, поскольку ратую за политику взаимности. Сейчас Сербия не признает наши регистрационные номера и товары с этикетками ”Сделано в Косово”. Раз так, то и товаров с этикетками ”Сделано в Сербии” у нас быть не должно».

Насчет прав местных сербов Курти также не оставил никаких иллюзий, сказав, что раз «конституция» Косово обязывает его предоставить один министерский портфель представителю сербской общины, то он сделает это. Но это будет не политик из «Сербского списка» — партии местных сербов, которую поддерживает Белград и лично президент Александр Вучич и которая получила по итогам выборов 98% голосов от косовских соплеменников и перспективу занять все выделенные под них десять кресел в парламенте. Нет, лидер «Самоопределения» анонсировал, что это будет кто-то из тех сербских политиков, кто «признает Конституцию Республики Косово». То есть независимость края от Сербии.

И речь, по всей видимости, идет о таких коллаборационистских образованиях, как  Либеральная независимая партия (получила 0,2% голосов косовских сербов), Партия косовских сербов (0,1%) и Коалиция за свободу (0,09%). Причем в ходе предвыборной кампании особо отличился один из представителей местных лоялистов, друг Хашима Тачи Ненад Рашич, назвавший соплеменников из «Сербского Списка» «монструозным образованием» и записавший свой предвыборный ролик на албанском языке. 

Неслучайно же, едва Курти был назван победителем, случился скандал с голосами сербов, которые прибыли в косовский избирком по почте (речь идет о беженцах, проживающих за пределами Косово и вынужденных голосовать «конвертами»). Члены ЦИК заявили, что эти письма имели характерных резкий запах, и многим из них стало плохо. А едва они открыли конверты, и у них со временем выступила красная сыпь. При этом наблюдатели из «Сербского списка» почему-то ничего не почувствовали, но их при этом сразу же удалили из помещения, где проходил подсчет голосов. Сербы, конечно, сразу же назвали все происходившее провокацией, целью которой была попытка накрутить хоть сколько-нибудь голосов сербским коллаборационистам. 

США не при чем?

«В статье 96 Конституции говорится, что представитель сербов в правительстве Косово может быть избран большинством голосов общины, — прокомментировал слова Курти сербскому изданию ”Политика” зампред ”Сербского Списка” Далибор Евтич. – Заявление Курти звучит так же, как если бы мы сказали, что не хотим видеть его премьер-министром и дайте нам кого-нибудь другого!».

Но самое любопытное, что верный своим взглядам Курти не обошелся и без великоалбанских заявлений, сказав, что хоть и вынужден действовать «в рамках конституции Косово», но в крае и в Албании живет один народ. И хоть основной закон не разрешает присоединять эту территорию к другому государству, он таки надеется со временем провести референдум об объединении с Албанией. А пока же займется созданием общей с этой страной законодательной базы и государственных институтов. 

Казалось бы, подобным поведением Альбин Курти ломает всю игру Запада на Балканах и отметает даже намек на возможность компромисса между Белградом и Приштиной по косовскому вопросу. Конечно, велик соблазн предположить, что впервые после воцарения США и НАТО в этом регионе во главе правительства может встать полностью не зависимый от крупных геополитических игроков политик, чьи пусть спорные, но убеждения соответствуют устремлениям большинства населения края. 

Однако недавно, выступая на пресс-конференции в белградском отеле «Метрополь» по случаю 19-го Экономического саммита, глава сербского МИД Ивица Дачич рассказал журналистам, что еще за два месяца до косовских выборов недавно назначенный спецпредставитель Госдепа США по Балканам Мэтью Палмер рассказал ему о том, что американцы «ожидают, что Альбин Курти и Иса Мустафа сформируют правительство». И что представители США уже прогнозируют сложности в связи с тем, что им якобы впервые предстоит работать со сторонниками идеи «Великой Албании».

Исходя, видимо, именно из вышеупомянутых сложностей, в нагрузку к Палмеру американский президент Дональд Трамп недавно назначил спецпредставителем по переговорам между Сербией и Косово посла США в Германии Ричарда Гренелла. Он известен не только тем, что открытый гей, но еще и своей провокационной политикой, постоянно раздражающей немцев. Причем настолько, что германский политик Вольфганг Кубицкий даже назвал его «комиссаром оккупационных сил». Так вот Гренелл, кстати, уже успел провести встречи и с Курти, и с Вучичем. 

И понятно, что переговоры будут. И можно делать вид, что во главе Косово появился политик, которому одинаково «важны» позиции Белграда, Брюсселя и Вашингтона, когда он отстаивает интересы, которые считает интересами своего народа. Но…. 

В своей критической риторике, где доставалось не только сербам, но и европейцам, лидер «Самоопределения» и уже практически «премьер» никогда не касался США, разве что очень по касательной. Конечно, можно продолжать оставаться наивными и предполагать, что решение о стопроцентных пошлинах и создании собственной армии вопреки действующей Резолюции СБ ООН 1244 по Косово является стопроцентным художеством самих косоваров. Можно. Но политика не предполагает наивности.

И потому предельно понятно, что грядет новый раунд игры за Косово. В которой у одного из игроков появился новый серьезный козырь. Хотя то, как он его разыграет, непонятно и по сей день.

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top