Это только кажется, что похожи друг на друга только современные города. Настоящее сходство накапливается веками и уходит корнями в мудрый выбор наших предков, которые располагали свои города в самых правильных местах: в плодородных долинах, у подножья гор или на берегах полноводных рек.

Два древних славянских города — Великий Новгород и Ниш, две реки — Волхов и Нишава, два города-героя, где сгущены и настояны на времени, как дорогое вино, история, независимость и стойкость.

РЮРИК И КОНСТАНТИН

Сюда, в Новый город на берегах Волхова, призвали на княжение легендарного варяга Рюрика. То ли вправду отчаялись древние новгородцы самостоятельно установить порядок, то ли, как говорят современные исследователи, горожане пригласили себе на службу опытную в боях и набегах варяжскую дружину, но факт остается фактом. Вольный ганзейский город, куда не дошли монголо-татары, стал истоком российской государственности, центром северных земель, первой республикой и образцом русского зодчества. 

Новгородский кремль

На высоком речном обрыве возвышается красно-кирпичный Кремль, двенадцать уцелевших башень древнего Детинца. Даже в советские времена, когда ухитрялись загадить самые дорогие русскому сердцу святыни и в древних новгородских храмах устраивали рестораны с отхожим местом прямо там, где всегда был алтарь, — даже тогда стены крепости хранили этот древний славянский дух. Как и мост через Волхов, где сходились добры молодцы на кулачные бои, и белые арки торговых рядов, и даже рецепт старинной медовухи. Ради этого напитка, который подавали в ковшах, а еще и запеченного в горшочке мяса, и знаменитых холынских огурцов (их солят самым древним способом, опуская бочку на дно реки), и… ах, даже перечислим это легендарное меню: битая репа, закуска по-посадски… ради него приезжали в ресторан «Детинец» даже из Ленинграда. Помню эти пластиковые бутылки с пенящейся у края медовухой: я всегда пару таких привозила в редакцию из командировок на археологические раскопки в Новгородскую область. Немного у нас в России осталось мест, где история так близка и непрерывна. Берестяные грамоты, на которых древние новгородцы писали друг другу письма, захватывали воображение. Казалось, они говорят прямо с нами о своих торговых делах и любовных приключениях. Вот рыбацкие сети притащили сундук с изъеденными водой персидскими коврами. А вот гребешок, оброненный новгородской красавицей у колодца. А вот — след от стрелы под левым оком Божьей Матери на иконе «Знамение», которая хранится в самом старом славянском храме – в Софийском соборе. Икона, не раз спасавшая город от нашествий и напастей.

Кто знает, каким бы путем пошла русская история, если бы выстоял Господин Великий Новгород, отстоял бы свою независимость, не покорился бы мощной руке Ивана Грозного? Но остался, не выветрился славянский дух с новгородской вечевой площади, из древних церквей с золотым сечением, из коридоров Университета с гордым именем Ярослава Мудрого. Как это — не было никогда в России демократии?! А Новгородская республика? 

***

Через всю историю города Ниша проходит военная дорога Виа Милитарис. По этой дороге пришли сюда, сверкая золотом орлов, римские легионы.  По военным дорогам на лакомый кусочек земли, раскинувшийся на двух берегах Нишавы, шли гунны, турки, болгары, венгры, австрийцы, снова турки. Возводили крепостные стены, строили и разрушали мечети и базилики, дома пылали в пожарах, бомбы крушили только что поднятые после предыдущей войны улицы, и снова открывались храмы, красавицы фланировали по узким улицам с невысокими домиками, ремесленники крепили повыше свои вывески, а кафаны распахивали двери… Военная столица Сербии крепла, и каждый, кто приходил сюда, оставлял свой след в ее богатой и насыщенной городской культуре. 

Памятник Константину Великому перед Нишской крепостью

Что роднит эти два славянских города: северный строгий Новгород и распаленный южным солнцем медлительный жизнелюб Ниш? 

Масштаб легенды, которая даже не нуждается в деталях. Рюрик и Константин — два атланта из тех, на чьих именах зиждется цивилизация. Будущий император Римской империи Константин родился здесь, и образец римской роскоши на вилле Медиана, с колоннами и мозаиками, навеки станет культурной планкой для городского стиля.

Античная простота и легкий турецкий акцент в названиях, в архитектурных излишествах и местной кухне — след долгого владычества османов. Удивительный сплав культур породил этот особенный дух Ниша. Сербские и цыганские песни, суп из телячьих хвостов, который варили в местных тавернах для римских легионеров, и бурек, который впервые испек 500 лет назад турецкий подданный в пекарне под могучими крепостными стенами.

НЕСЛОМЛЕННЫЙ ДУХ

Крепость смотрит на город своими знаменитыми Стамбульскими воротами. Теперь она безопасна. В погожий денек здесь гуляют горожане и любопытные туристы, которые в одном месте могут одновременно увидеть римские развалины, средневековые постройки и здания, сохранившиеся со времен Османской империи.

Стамбульские ворота / Serbia.com

Быть вторым или даже третьим, несостоявшейся столицей и при этом дорого платить за упорную тягу к независимости — вот судьба двух этих городов. 

Мост через Волхов, который помнит отчаянное сопротивление новгородцев московскому царю… Башня Челе Кула, в которую по приказу турецкого паши, подавившего первое восстание сербов, были вмонтированы черепа повстанцев. Показательная расправа и невиданное «украшение» стен должны были послужить предостережением сербам да и всем, кому не нравилось жить под османской пятой. Башня и послужила. И по сей день служит, – только совсем другим целям – памятью о той плате, которую рискнули заплатить за свою свободу гордые сербы. 

Челе-кула

Как в унисон, стоит на другом конце города еще один памятник несломленному духу. Лагерные бараки, где три страшных года нацистские преступники держали и уничтожали тысячи людей – сербов, евреев, цыган. Здесь, в концентрационном лагере «Красный крест» 12 февраля 1942 года была совершена первая попытка массового побега заключённых. Сто пятьдесят измученных человек кинулись на колючую проволоку. Почти пятьдесят из них были расстреляны на месте. Но сто узников вырвались на свободу.

И как не вспомнить солдат Волховского фронта, положивших свои жизни на Синявинских болотах в боях с немецкими войсками, — чтобы прорвать блокаду Ленинграда…

Стойкость, мужество, вольный дух, — настоянный на древней культуре сплав, — а вы спрашиваете, чем похожи друг на друга старинные города.

Мемориальный парк «Бубань» в Нише

ПОБЕДИМ ВМЕСТЕ

А вот, кстати, интересно, были ли новгородцы среди военных медиков, которые прибыли в Ниш, чтобы помочь в войне с невидимым, но удивительно вредоносным врагом — эпидемией?

Очаг эпидемии вспыхнул в городе внезапно и с неожиданной силой. Ниш, третий по величине город Сербии, сразу занял вторую строчку после столицы по числу зараженных. Сводки о количестве больных напоминали данные о военных потерях. 

Главный госпиталь в Нише одновременно является и медицинским центром региона, а это около 2,5 миллионов людей. Так Ниш снова стал неофициальной военной столицей восточной и южной Сербии. Сначала казалось, что новый госпиталь с современным зданием имеет немало – 700 мест для больных, но их очень быстро оказалось недостаточно… Временные больницы создавались прямо на ходу. И тут на помощь немедленно пришел Российско-сербский гуманитарный центр, который уже 8 лет работает в Нише. Помощь была невелика, но необходима и своевременна, ведь, как говорит русская пословица, – дорого яичко в Христов день.

«… В пятницу я был в Российско-сербском гуманитарном центре, говорил с содиректором Андреем Мамченковым, они нам выделяют раскладные кровати, матрасы, одеяла, столы и стулья для организации временных госпиталей в спорткомплексе ”Чаире” и других местах», — рассказывает Милош Банджур, заместитель мэра Ниша и руководителя оперативного штаба ЧС.

А 3 апреля подоспела и помощь из России. 11 самолетов доставили в Сербию на борьбу с эпидемией 87 военных вирусологов и медиков, технику, спецоборудование, средства защиты и 16 военных машин. Две бригады остались работать в Белграде, а пять направились в города Ниш, Кикинда, Валево и Чуприя. Из Ниша специалисты российской армии координировали свои действия в восточной и южной Сербии.

Фото предоставлено мэрией Ниша

В течение эпидемии, чтобы уменьшить нагрузку, которую нес главный госпиталь, специально адаптировали общие больницы в небольших региональных центрах, расположенных рядом с Нишем, – городах Лесковац, Крушевац, Заечар, Вранье и других. Эти больницы служили для приёма больных с более легкой формой заболевания. 

Эксперты российской армии, команды врачей, вирусологов, инфектологов и анестезиологов предоставили весь свой опыт, чтобы подготовить эти больницы к работе с заболевшими.

Минобороны РФ

«Российские военные команды осуществили дезинфикацию всех основных медицинских учреждений на территории города Ниш и во всей южной и восточной Сербии, — продолжает рассказ Милош Банджур. — Мы, из управления города Ниша, так же, как и Русско-Сербский гуманитарный центр, очень старались быть крепкой поддержкой российским специалистам. В День Пасхи, от имени города, мы с директором РСХЦ, господином Андреем Мамченко посетили наших русских братьев и поздравили их с праздником».

Минобороны РФ

В честь завершения миссии российских экспертов в мэрии города Ниша организовали торжественный прием.

А как иначе? Разве могли нишляне отпустить домой русских друзей, не накормив их на дорогу лучшими угощениями знаменитой нишанской кухни: супом из телячьих хвостов по рецепту римских легионеров, горячим буреком — наследием оттоманов, и исконно сербским блюдом — сармой? А кстати, сарма – это то же самое, что наши голубцы. Только начинка завернута не в свежую, как у нас, а в кислую капусту. Небольшое отличие, не правда ли?

В центре — заместитель мэра Ниша Милош Банджур

Елена Зелинская, писатель