В эксклюзивном материале для портала «Балканист» польский журналист и политик Матеуш Пискорский анализирует попытки создания Варшавой структур региональной интеграции. Пока ее восточноевропейская «группа поддержки» в этом деле — одна лишь Румыния. 

Польское правительство безуспешно пытается реализовать свой геополитический и геоэкономический проект «Междуморье». К слову, уже несколько лет Варшава пытается привлечь к данному формату сотрудничества и страны балканского региона. Все началось с попытки взаимодействия с Хорватией. Теперь в польском парламенте прошла конференция с румынами.

Впервые проект конфедеративного государства «Междуморье» был инициирован после Первой мировой войны первым главой возрождённого Польского государства Юзефом Пилсудским. Согласно его идее, «Междуморье» включало бы в себя Польшу, Украину, Белоруссию, Литву, Латвию, Эстонию, Молдавию, Венгрию, Румынию, Югославию, Чехословакию и, возможно, Финляндию. Конфедерация должна была простираться от Чёрного и Адриатического морей до Балтийского, а целью ее создания было избежать доминирования Германии или России над государствами Центральной Европы. В современном виде проект актуализировали после падения распада СССР. Так, некоторые партии Украины, Белоруссии и Польши разрабатывали идею Балто-Черноморского Содружества.

По сути Румыния наряду с Польшей и странами Прибалтики считается важной частью т.н. восточного фланга НАТО в Центральной и Восточной Европе. Потому и с Бухарестом, по всей видимости, работать намного легче, чем с другими странами региона. Об этом говорилось и на прошедшей в польском Сейме польско-румынской конференции. Ее организаторами выступили польский Институт восточных исследований и румынский Центр новой стратегии. 

Мероприятие поддержал заместитель спикера польского парламента Ришард Терлецкий из правящей партии «Право и справедливость». Участники подчеркивали особенное значение Центральной Европы с точки зрения укрепления «трансатлантических связей», как выразился посол Румынии в Польше Овидиу Дранга. Приглашенные гости единогласно выступали за тесные связи т.н. «новой Европы» с США. Именно такую точку зрения ярко выражал в своем выступлении и во время последующей пресс-конференции Терлецкий, будучи одной из ключевых фигур в руководстве правящей партии. 

Говоря о необходимости польско-румынского сотрудничества, он подчеркнул, что оно необходимо в силу существующих угроз, а точнее — угрозы.

«Имею в виду Украину, Грузию, обстановку в Молдавии. Одним словом, все, что связано с непредсказуемой политикой России», — отметил заместитель спикера. «Румыния — очень важный участник всех планов сотрудничества в Центральной и Восточной Европе», — добавил он, перечислив Инициативу трех морей, «Бухарестскую девятку» и треугольник Варшава–Бухарест–Анкара. 

В конференции также  приняли участие экс-министр иностранных дел Румынии Лазар Комэнеску, представители МИДов и генштабов обеих стран, депутаты (польские – из фракции «ПиС» и «Гражданская коалиция», румынские – из фракции «Социал-демократической партии»). Любопытно, что модератором дискуссии был Томаш Сакевич — главный редактор жестко антироссийской и проправительственной «Газеты польской». 

Умеренный интерес к мероприятию наглядно демонстрирует, что попытки создания в Центральной и Восточной Европе проамериканских структур региональной интеграции обречены на провал. Если проанализировать все инициативы такого рода, станет понятно, что исходили они обычно именно от Польши, но настоящим куратором являлся Вашингтон. Теперь США, по всей видимости, сосредоточены на других вопросах международной политики. 

В отличие от периода между Первой и Второй мировыми войнами, в поддержке центральноевропейского сотрудничества совершенно не заинтересован Париж. Скорее, наоборот: там опасаются создания проамериканского блока «новой Европы», что стало понятным в последнее время, когда Франция по сути наложила вето на принятие в Евросоюз Албании и Северной Македонии. К тому же президент Эммануэль Макрон, скорее всего, серьезно рассматривает вариант перезагрузки отношений с Россией. 

Можно сказать, что Германии, в свою очередь, удалось осуществить основную задачу в виде создания экономической зоны Mitteleuropa, учитывая структуру товарооборота в регионе (и зависимость от экономического сотрудничества с ФРГ). Великобритания самоустранилась от игры в регионе, особенно в связи с Брекзитом. 

«Инициатива трех морей» (своего рода «эманация» проекта «Междуморье», призванная наладить региональный диалог Австрии, Болгарии, Хорватии, Чехии, Эстонии, Литвы, Латвии, Румынии, Словакии, Словении, Венгрии и Польши — прим. ред.) после проведения нескольких саммитов практически замерла. Причина тому — совершенно разное понимание приоритетов внешней, в тем числе восточной политики у всех упомянутых стран. 

Практически всю группу можно разделить на две части (в будущем не исключено, что даже на блоки). Один — условно воинственный, представляющий интересы США в регионе, — с Польшей, Румынией и странами Прибалтики. Естественно, тут претензии на лидерство у Польши, но и у румын есть свои амбиции. 

Австрия геополитически тяготеет скорее к Германии, хотя также имеет собственные интересы на Западных Балканах. 

Венгрия, Словакия, Чехия и Словения склонны к взвешенному, многовекторному подходу в вопросах внешней политики. 

Остается еще вопрос внешнеполитической и стратегической ориентации Хорватии и Болгарии, но тут, в силу чисто географических причин, говорить о их полноценном участии в региональных инициативах преждевременно. 

«Бухарестская девятка» (платформа для диалога стран восточного фланга НАТО — прим. ред) — скорее, временный, технический формат, нежели интеграционный блок. В состав этой группы, которая провела несколько встреч министров оборонных ведомств, входят Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Эстония, Латвия, Литва, Румыния и Болгария. О том, что создание группы на деле представляет собой попытку формирования группы поддержки США в регионе, свидетельствует факт присутствия чиновников Пентагона во время совещаний министров обороны (кстати, вопреки всем стандартам дипломатического протокола). Как минимум три участника формата — Венгрия, Словакия и Чехия — на самом деле не особенно заинтересованы в его продолжении.

Очередной консультационной площадкой с участием Румынии и Польши – треугольника Варшава–Бухарест–Анкара — практически больше нет.  Причина заключается в том, что существенно изменился вектор внешней политики Турции, которая в последние время польскими правительственными кругами представляется чуть ли не как «член вражеского союза с Россией и Ираном». 

Остается формат северного фланга НАТО в лице Польши и южного в лице Румынии. Но этого, на самом деле, далеко не достаточно, чтобы говорить про польско-румынское партнерство.

Матеуш Пискорский

Об авторе: польский политик, политолог, и журналист, депутат Сейма V созыва. Был наблюдателем Крымского референдума. Агентством внутренней безопасности Польши обвиняется в «сотрудничестве с 2013 года по май 2016 года с российской разведкой в деятельности, направленной против Польской Республики, в продвижении интересов России и манипулированием настроениями польского общества».