fbpx
Now Reading
«Геноцид в Сребренице»: миру пора узнать правду

«Геноцид в Сребренице»: миру пора узнать правду

Алексей Топоров

Запад и его союзники в руководстве боснийских мусульман продолжают использовать тему «геноцида в Сребренице» для давления на сербов. Устав от этого, Республика Сербская создала собственные комиссии по расследованию этого исторического события, а также массового уничтожения сербов в мусульманском Сараево. В комиссии участвуют независимые эксперты из двенадцати стран.

В Боснии и Герцеговине идет суд над участницей военизированных формирований мусульманских сепаратистов времен войны 90-х албанкой Элфетой Весели и ее командиром Сакибом Халиловичем. Судят даму за изуверскую расправу над двенадцатилетним сербским мальчиком Слободаном Стояновичем, совершенную ей в 1992 году в селе Донья-Каменица. В тот страшный год родители ребенка, прекрасно понимая, что ждет их после того, как в село войдут войска боснийских мусульман, покинули дом загодя, перебравшись к родственникам, да вот только собаку с собой не взяли. Юный Слободан сильно переживал за свою Лесси, оставшуюся на привязи, и едва старшие отвлеклись, убежал за ней.

Весели расправилась с мальчиком с нечеловеческой жесткостью. Его тело было найдено без одежды, с выбитыми передними зубами, отрезанным ухом и пальцами ног, переломанными руками, вырезанными на туловище глубокими крестообразными ранами. По словам свидетелей — однополчан убийцы, привлеченных к процессу в качестве свидетелей, тварь прекратила мучения своей жертвы, перерезав ей горло, а после, отмывая свою одежду от детской крови, шутила и материлась. Улыбалась Весели и во время процесса, хотя на камеру пускала слезу, видимо, надеясь, что уйдет от наказания, как и многие другие палачи из так называемой «Армии Боснии и Герцеговины» (все эти годы она жила в Швейцарии как «жертва сербской агрессии»). Поскольку, согласно официальной, разработанной западными политтехнологами трактовке боснийского конфликта, наоборот, это кровожадные сербы массово убивали беззащитных мусульман.

Когда убийцы неподсудны

Но если в случае с мучеником Слободаном Стояновичем еще можно надеяться на справедливость, пусть и спустя почти тридцать лет, то один из инициаторов, а точнее координаторов подобных зверств — бригадный генерал, командир базировавшейся в Сребренице 28-й дивизии Армии Боснии и Герцеговины Насер Орич в минувшем году в очередной раз ушел от правосудия. Впервые его пытались привлечь к ответственности «за жестокое обращение с гражданскими лицами и военнопленными» на заре нулевых, и он даже провел за решеткой два года, но затем Гаагский трибунал, предвзятость которого уже стала притчей во языцех, оправдал столь сакрального партнера. По мнению гаагских судей, парень не мог нести ответственность за преступления своих бойцов, поскольку командовал «слабовооруженными паравоенными формированиями», было ему всего 25 лет и опыта «административного управления» он не имел. Хотя экс-телохранитель Слободана Милошевича до войны был начальником сельского отдела полиции, затем командиром местной территориальной обороны, а после — целой дивизии.

В ноябре же минувшего года Орича оправдал и Апелляционный суд Боснии и Герцеговины — там слушалось дело о пытках, издевательствах и убийствах сербских военнопленных Митра Савича, Милутина Милошевича и Слободана Илича. Убийство последнего со слов самого Орича было описано его экс-соратником Ибраном Мустафичем в книге «Управляемый хаос» так:

«Когда мы эту группу пленных повели ко входу в тюрьму и начали их резать, мне достался Слободан Илич. Я залез ему на грудь. Он был бородатый и косматый, как животное. Смотрел на меня и молчал. Я достал нож и ударил его прямо в глаз, а затем провернул там. Он не закричал. Я ударил его ножом в другой глаз. Он не реагировал! Впервые в своей жизни я испугался и быстро его зарезал».

За книгу, а также за обвинения в адрес Орича, покойного мусульманского лидера БиГ Алии Изетбеговича и Билла Клинтона, по его мнению, виновных в произошедшем в Сребренице, Мустафичу угрожали, его избивали на улице и пытались зарезать. И свидетелем на процессе против своего прежнего приятеля он не был. В процессе должны были принять участие около сотни свидетелей, но подсудимый как бы невзначай публично напомнил им о том, что у них есть семьи. А после один из свидетелей погиб в ДТП, другой — скоропостижно скончался, одна из свидетельниц заявила, что не может принять участия в процессе из-за психологического состояния… В итоге остался только один очевидец — засекреченный, показания которого показались судьям сбивчивыми и противоречивыми. И Орич, равно как и его подельник Сабахудин Мухич, были оправданы.

Сын убитого Слободана Илича Владимир по итогам судебного решения заявил, что его отца убили повторно, а один из судей Драгомир Вукойе в знак протеста просто не пришел на оглашение приговора. Ну, а сам Орич, присутствуя в качестве почетного гостя на презентации книги Эснефы Смайлович-Мухич«Жизнь до и после Сребреницы» в Зенице, под восторженные аплодисменты заявил, что новая война не за горами, и начнется она «быстрее, чем мы ожидаем».

Кровавый негеноцид

Что еще, кроме убийства пленных, вменяют Оричу? В мае 1992 года возглавляемая им вооруженная группировка захватила ранее контролируемую сербами Сребреницу. После чего начала методично уничтожать окрестные сербские села — были сожжены и разорены 156 деревень и хуторов. Боевики не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков, людям рубили головы, жгли, сажали на кол, насиловали. Всего от рук банд Орича погибли 3262 серба, из которых только порядка 800 человек были военнопленными, остальные — гражданскими лицами.

Свои вылазки мусульманские боевики старались совершать в дни православных праздников. Так, в Юрьев день 6 мая 1992 года они начали убивать сербских жителей и изгонять их из самой Сребреницы, а также вырезали сербскую часть села Блечево. В Петров день 12 июля 1992 года были совершены нападения на села Загони, Сасе, Залазье. На Рождество в ночь с 6 на 7 января 1993 года они напали на село Кравице, сожгли 688 домов, разрушили церковь, убили 49 человек, 80 ранили. При этом нападавшие убивали не только людей, но и всех домашних животных. Бандиты обнаглели настолько, что даже обстреляли из минометов территорию Сербии.

До сих пор среди обитателей Сребреницы ходят разговоры о том, что один из командиров 28-ой дивизии Кемаль «Кемо» Мехмедович после резни в Кравице привез в город двенадцать отрубленных сербских голов, пообещав отрубить еще восемь для ровного счета. Сейчас каратель скрывается от боснийского правосудия в Австрии — он убивал не только сербов, но и соплеменников-мусульман.

Да, отметились оричевские боевики и этим, устроив на подконтрольной им территории террор в отношении всех и вся. По свидетельствам начальника полиции Сребреницы Хакии Мехолича, им и его подчиненными были доказаны 23 эпизода убийств, совершенных «защитниками города». Также Оричу принадлежали два кафе, которые снабжались контрабандой, его боевики торговали на рынке поступавшей в анклав гуманитарной помощью, он реквизировал на одном из местных предприятий 28 килограммов золота, о судьбе которых в дальнейшем никто ничего не слышал, а также в 1994 году из 2000 литров топлива, выделенных для нужд его дивизии, 1400 литров присвоил лично себе.

Целями творимых Оричем изуверств были не только уничтожение и запугивание сербского населения Боснии. Работая в прямом контакте с сараевскими властями, командир боевиков провоцировал сербов на ответные действия. И к 1993 году сербы практически разгромили оричевских головорезов, но тут вмешались миротворцы ООН, которые насильно заставили сербов подписать соглашение о демилитаризованной зоне Сребреница, после заключения которого в анклаве все равно продолжала наращивать силы 28-я дивизия. И осенью 1994 года боевики даже предприняли наступление на сербские позиции, но тогда у них ничего не вышло. Однако к началу 1995 года силы хорватов и бошняков провели новое совместное наступление, а несколько месяцев спустя, после почти годового перерыва, каратели Орича совершили налет на сербское село Висница. После этого командование боснийских сербов решило ликвидировать опасный анклав.

Этому предшествовали занятные события. Как вспоминал все тот же Хакия Мехолич, во время встречи президента БиГ Алии Изетбеговича с делегацией Сребреницы, произошедшей за два года до взятия ее сербами, лидер мусульман обратился к ним со следующими словами: «Клинтон сказал мне, что если четники (сербы. — Авт.) войдут в какой-нибудь город и уничтожат пять тысяч мусульман — будет военная интервенция НАТО». Гости боснийского лидера намек поняли и возмутились: «Если вы это уже решили за нас, то незачем было и вызывать!»

О том, что провокация была заранее спланирована Сараево и Вашингтоном, впоследствии говорили и начальник генштаба БиГ Сефер Халилович, и вышеупомянутый Ибран Мустафич. Незадолго до сербского наступления Насер Орич был вызван вместе с пятнадцатью командирами в Тузлу для прохождения обучения, впоследствии шестерых офицеров отправили назад на вертолете, но тот был сбит. Таким образом, к моменту взятия Сребреницы почти шеститысячная группировка 28-й дивизии осталась обезглавленной.

Геноцид слепили из того, что было

Далее, согласно версии западных СМИ, армия боснийских сербов под командованием Ратко Младича подошла к городу, эвакуировала оттуда мусульманских женщин, детей и стариков, а после военные расстреляли восемь тысяч местных «мальчиков и мужчин». Инцидент получил название «резня в Сребренице» (хотя даже по официальной версии говорилось исключительно о массовых расстрелах). После этого, а также минометного обстрела рынка Маркале в Сараево (в чём снова обвинили сербов, хотя российские эксперты доказали, что мины с сербских позиций до рынка просто не достают) авиация НАТО нанесла удар по армии РС. Далее последовали масштабное наступление мусульманско-хорватских войск, уничтожение Республики Сербская Краина в соседней Хорватии, Дейтонские соглашения, закрепившие отторжение Боснии от Югославии, установление Западом полного контроля над регионом, арест лидеров боснийских сербов и, за компанию, президента Югославии Слободана Милошевича. А также признание Международным судом ООН событий в Сребренице «геноцидом» и попытки сараевских властей ликвидировать Республику Сербскую как «геноцидное образование». И только в 2015 году Россия наложила вето в Совебезе ООН на предложенную Великобританией резолюцию по Сребренице, в которой, по сути, запрещалось отрицание факта «геноцида». Москва тогда благоразумно посчитала, что подобный шаг уж точно не будет способствовать миру на Балканах.

Сами сербы признают, что да, расстрелы военнопленных происходили, и даже называют цифру в четыре сотни человек, называя это ответом на террор, который подразделения боснийских мусульман творили два года подряд.


«В списках „невинных жертв“ обнаружились те, кто в 1992—1993 годах убивал и грабил своих соседей-сербов, а в 1995 году стал вдруг „беззащитным гражданским жителем“, — так оценила в интервью телевидению РС списки „жертв Сребреницы“ председатель Организации семей погибших и пропавших Радойка Филипович. — Хасан Даутбашич, Алия Ибрич, Хайрудин Бегзадич, Муриз Синанович, Решид Синанович, Сеад Синанович, Сефер Зуканович, Неджад Османович, Хамдия Алиспахич. Наверняка среди мусульманских жертв Сребреницы окажутся сотни таковых».

Утверждается, что кровожадные сербы расстреляли восемь тысяч «мужчин и мальчиков». Согласно официальной статистике, до лета 1995 года в анклаве без учета военных проживало 35 тыс человек. Однако когда начали считать количество беженцев, прибывших оттуда в Тузлу после сербского наступления, то насчитали уже 37 тысяч. Возможно, статистика непонятно для чего занижала количество жителей города, но даже при таком раскладе неясно, откуда взялись тысячи расстрелянных. К слову сказать, сараевские власти, которым ради установления истины следовало бы провести перепись населения, чтобы сличить довоенные и послевоенные данные, так и не сделали этого.

Бои за город велись ожесточенные, с обеих сторон было много убитых. При этом часть жителей мужского пола вместе с бойцами 28-й дивизии сформировали колонну численностью от 10 до 15 тысяч человек, чтобы прорываться к Тузле. Она попала в засаду, была частично рассеяна, но порядка 10 тыс человек добрались до места назначения. Впоследствии на территории анклава были эксгумированы около 3 тыс останков, но устанавливать, погибли эти люди в бою или были расстреляны, никто не стал. Никто также не задался вопросом, куда же делись еще заявленные пять тысяч.

Какое-то время тысячи людей числились пропавшими без вести, затем погибшими, но на ближайших выборах они чудесным образом воскресли — как выяснилось, после тех событий они просто перебрались в другие районы страны (часть беженцев, кстати, приютила «страна-агрессор» Сербия). Наконец, согласно заявлениям зарубежных миротворцев, ничто не свидетельствовало о систематических убийствах, проводимых армией боснийских сербов — не было ни лагерей, ни полигонов, ни звуков постоянных выстрелов. Но спонтанно расстрелять несколько тысяч человек просто невозможно.

Однако организациям, делающим как политический, так и самый настоящий капитал на «геноциде», установление истины не нужно. Так, лидер движения «Матери Сребреницы» Мунира Субашич умудрилась составить поименный список из 22 тыс сербов, участвовавших в расстрелах мусульман. Но получила отповедь от представителя голландской организации «Проект Сребреница» Стефана Карагановича, который резонно заметил, что в этот список попали и военные повара, и штабные стенографистки. В целом же по Субашич вышло, что каждого бошняка расстреливали в среднем два серба, в то время как город брали всего полторы тысячи сербских бойцов.

«Если бы армия Республики Сербской хотела провести геноцид, то она закрыла бы анклав, чтобы никто не смог убежать. Вместо этого с юго-востока и востока были оставлены коридоры для беспрепятственного выхода мирных жителей, — написал в своей книге португальский генерал Карлос Мартинс Бранко, бывший в 90-е заместителем главы миссии ООН по Хорватии и Боснии и Герцеговине. — В ходе штурма Сребреницы было много погибших, но даже по истечении двадцати с лишним лет никто не может назвать точное число жертв и характер смерти: были ли это военные, убитые в ходе боев, казненные военнопленные, гражданские лица. Цифра в восемь тысяч человек превратилась в неприкосновенную правду, и любой, кто позволит усомниться в ней, автоматически будет обвинен в отрицании геноцида. Тот факт, что 3000 человек, которые были объявлены пропавшими без вести, были обнаружены в списке избирателей на выборах, состоявшихся в сентябре 1996 года, ничего не изменил».

«Это военное преступление, но о геноциде бошняков вести речь нельзя, поскольку сербские силы должным образом эвакуировали всех гражданских лиц, женщин, детей и стариков из зоны боевых действий,» — соглашается с коллегой командовавший миротворцами ООН в секторе «Сараево» канадский генерал-майор Луис Маккензи.

Кто боится правды

Тем не менее, несмотря на все откровенные нестыковки, сложившийся миф о Сребренице вполне устраивает Запад. Не случайно когда в ноябре прошлого года премьер-министр Сербии Ана Брнабич посмела публично заявить, что да, «были преступления, но не было геноцида», на нее хором накинулись и сараевские политики, и посольство США, а в Европарламенте в итоговую резолюцию включили следующий текст: «Мы сожалеем о неоднократном отрицании геноцида в Сребренице некоторыми сербскими должностными лицами, и напоминаем, что… признание геноцида в Сребренице является важным шагом на пути Сербии к вступлению в ЕС».

Но если сербы из Сербии еще могут проглотить подобное, то их боснийские соплеменники — нет. Устав слышать заведомую ложь и наблюдать, как уходят от ответственности настоящие военные преступники, они начинают действовать. В частности, руководство Республики Сербской с легкой руки экс-президента, а ныне главы президиума БиГ Милорада Додика инициировало создание двух международных инстанций — Комиссии по расследованию преступлений против сербов в Сараево с 1991 по 1995 годы (по данным белградских исследователей, во время войны мусульманскими сепаратистами там было убито 8 255 сербов, и если до войны там проживало 157 тыс. сербских жителей, то по состоянию на 1998 год — 18 тыс.) и Комиссии по расследованию преступлений против всех народов в районе Сребреницы с 1992 по 1995 год. Возглавил комиссии израильский ученый-историк и публицист, исследователь холокоста Гидеон Грайф, а в её состав вошли независимые эксперты из Австралии, Китая, Нигерии, Германии, Италии и США.

Симптоматично, что ученые только начали работать, а посольство США уже выпустило заявление о том, что «Международный суд и Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии уже пришли к выводу, что в Сребренице был совершен геноцид, все должны уважать эти судебные решения», а также о том, что создание «новой комиссии по Сребренице не способствует признанию правды и не содействует примирению».

Однако эксперты не намерены сворачивать работу, поскольку, как сказал Милорад Додик, «люди должны знать полную правду, а не спекуляции на ней».

Впрочем, уже сейчас предельно ясно, кому выгодны именно спекуляции и кто хочет, чтобы убийцы оставались на свободе.

Алексей Топоров
Источник: https://eadaily.com/ru/news/2019/03/18/genocid-v-srebrenice-miru-pora-uznat-pravdu


© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top