Эта дилемма будет сопровождать Путина во время любых балканских визитов, включая нынешний

Автор: Дмитрий Бабич

Предстоящий, намеченный на 17 января визит российского президента Владимира Путина в Белград поставит российского лидера перед целым рядом сложных выборов. Самая главная и очевидная дилемма: поддержать ли столкнувшегося с целым рядом внешнеполитических вызовов и с «внутренним» протестным движением сербского президента Александра Вучича? С одной стороны, на Вучича все последние годы делают ставку НАТО и ЕС, с другой – его, как бывшего при Милошевиче министром информации «старого кадра», откровенно преследует «глобалистская» часть западной прессы. Да и с кем еще вести дела в Сербии?   

ВИЗИТ ОДИН – ДИЛЕММ МНОГО

За этой дилеммой маячат вопросы не менее драматические, но имеющие долговременный, стратегический характер. Какую позицию занять по последним событиям в Косово, где местный «президент» албанского происхождения, а в недавнем прошлом – боевик Армии освобождения Косово Хашим Тачи ввел стопроцентные пошлины на товары из Сербии, поставив сербские анклавы на территории края в тяжелейшую гуманитарную ситуацию? И как России быть с ситуацией в Боснии и Герцеговине (БиГ), где Сша и ЕС откровенно дискриминируют Милорада Додика, бывшего главу входящей в БиГ Республики Сербской, недавно избранного своими земляками-сербами на пост их представителя в коллективном руководстве БиГ? Беспрецедентный, но служащий важным предупреждением для России случай: избранный народом Додик вот уже два года живет под персональными санкциями американского госдепартамента. 

ПО СТАРИНКЕ – ТОЛЬКО С НАЧАЛЬСТВОМ? 

Судя по действиям России последних месяцев, в отношении всех этих событий Москвой был избран привычный путь – реакция сдержанная, консервативная, в рамках существующего правового поля. Склонный к уступкам НАТО и Евросоюзу президент Вучич аккурат накануне приезда Путина награжден орденом Александра Невского (что это, как не поддержка перед лицом демонстрантов, многие из которых как раз – поклонники России, обвиняющие Вучича в намерении нашу страну предать?)  В отношении косовских сепаратистов из Москвы звучит возмущенная риторика, но никаких конкретных действий или грозных предупреждений пока не слышно. Что же касается Милорада Додика, то при поддержке позиции Респбулики Сербской в целом Россия толкает Додика в том же направлении, в каком ведет Сербию Вучич – в направлении уступок, предусмотренных уже заключенными с участием Запада соглашениями. Так, в минувшем году наш министр иностранных дел Сергей Лавров напомнил Милораду Додику,  что Россия вместе с США и ЕС тоже поддерживает заключенные в 1995 году по инициативе США в американском городе Дейтоне соглашения: «Что касается заявлений президента Республики Сербской М.Додика, то мы выступаем за выполнение Дейтонских соглашений. М.Додик всегда до сих пор подтверждал приверженность Дейтонским соглашениям. При этом мы не раз напоминали нашим западным партнерам, что уже становится неприличным сохранять в БиГ, которая считается независимым государством, т.н. Аппарат Высокого представителя по Боснии и Герцеговине, который обладает правами генерал-губернатора и может навязывать трем государствообразующим народам БиГ ‒ бошнякам, сербам и хорватам ‒ любые решения»,- отметил Лавров, отвечая на вопросы журналистов в Москве. Запад тем не менее не намерен заботиться о приличиях – «внешнее управление» Боснией и Герцеговиной со стороны ЕС сохраняется. Да и почему Брюссель или Вашингтон должны принимать во внимание мнение местного сербского населения, Белграда или Москвы, если все эти «блюстители приличий» в конце концов всегда идут на уступки, а на наглейшие провокации сразу отвечают в духе того, что намерены решить спор «только миром»? Подобная политика когда-то называлась «умиротворением агрессора», и счастья Европе она не принесла.

КОСОВО УСИЛИВАЕТСЯ, БЕЛГРАД — СЛАБЕЕТ

По мнению начальника группы балканских стран Российского института стратегических исследований (РИСИ) Никиты Бондарева, Белград при президенте Вучиче постепенно утрачивал возможности влиять на ситуацию в Косово. Сегодня, по мнению Бондарева, Вучич уже не сможет предложить набравшему силу в Косово Хашиму Тачи обмен территориями, при котором в состав Сербии были бы включены крупные населенные пункты на севере Косово – такие, как населенная сербами Косовская Митровица. Тачи может отдать несколько муниципалитетов взамен за населенные албанцами части Сербии, но, по мнению Бондарева, он не захочет расставаться с Митровицей. Последняя предыдущая конфронтация такого  накала между Приштиной и Белградом имела место в начале 2017-го года, когда после нескольких провокаций на территории Косово «силы безопасности» самопровозглашенной албанской республики остановили на границе с краем сербский агитационный поезд с надписью «Косово – это Сербия».Вспомним тогдашние высказывания Вучича: «Мы выступаем за сотрудничество и диалог»; «Мы просто были не в курсе»; «Я обращаюсь к Ангеле Меркель и надеюсь, что и весь ЕС окажет давление [на Хашима Тачи]». Естественно, ничем ни Меркель, ни ЕС сербам помогать не стали, а все обращения Вучича европейские органы власти и СМИ, если использовать черномырдинское выражение, «собрали и положили в одно место». Зато Хашим Тачи увидел в действиях Вучича «попытку повторения крымского сценария» — и вот это замечание косовского лидера  европейская печать как раз заметила очень хорошо, поскольку оно соответствовало нагнетаемым Евросоюзом страхам в отношении российских намерений якобы «не ограничиться Крымом». Ощутив тогда свою безнаказанность, косовские лидеры пошли дальше. И вот уже в последние недели Хашим Тачи объявляет о переименовании косовских сил безопасности в «армию Республики Ковосо» в составе 5 тысяч штыков, а экс-премьер Рамуш Харадинай, привлекавшийся Трибуналом по бывшей Югославии к ответственности за военные преступления времен «Армии освобождения Косово», — тот самый арестовывавшийся потом Интерполом Харадинай символически сносит пограничные столбы между Косово и Албанией. Президент Александр Вучич в Белграде возмущается, но поделать ничего не может: после нескольких лет уступок его разговоры о посылке в Косово войск не пугают косовских лидеров.  

НЕОПРАВДАННЫЙ АВАНС

Приехать в такой обстановке в страну и выразить поддержку Вучичу со стороны президента Путина было бы большим (и не заслуженным Вучичем) авансом. Хуже того, у российских наблюдателей могут возникнуть параллели с былыми действиями России в Украине и других бывших союзных республиках, когда Россия непременно контактировала только с официальными властями, не замечая оппозиции, да и общественности в целом. Между тем в Сербии, Черногории, Республике Сербской общественность в большинстве своем смотрит на Россию не только с дружбой – с надеждой. И это очень часто отличает ее от власти – особенно в Черногории. Так, еще в ноябре президент Путин получил послания и от косовских сербов, и от общественности недавно вступившей в НАТО Черногории. В этом письме лидеры «антинатовской оппозиции» в Черногории Андрия Мандич и Милан Кнежевич просили защитить их от «кафкианского» преследования со стороны пронатовского черногорского правителя Мило Джукановича, с 1991 года безраздельно властвовавшего в Черногории. Обращались к Путину за помощью и Патриарх Сербской Православной Церкви Ириней. Сегодня в Черногории, еще недавно составлявшей с Сербией единой государство Югославию, Джуканович пошел по пути украинского «церквестроителя» Петра Порошенко, объявив о создании на территории Черногории новой «автокефальной»  церкви. Сразу после удачной поездки Порошенко в Константинополь за вожделенным «томосом» Джуканович объявил у себя в Черногории, что «автокефальность Черногорской  православной церкви является свершившимся фактом».  Напомним, что в маленькой Черногории (население 600 тысяч человек) демонстрации против Джукановича и вступления страны в НАТО продолжаются. 

ДВУЛИКИЙ ВУЧИЧ

Комментарии тут, что называется, излишни. Но немногим лучше ситуация и в Боснии, и в Сербии, где наблюдается, пусть и менее выраженный, чем в Черногории, конфликт между пророссийским населением и прозападной властью.  Формально президент Александр Вучич выступает против вступления Сербии в НАТО. Но, как отмечает Елена Гуськова, руководитель Центра по изучению балканского кризиса Института славяноведения РАН, сербская армия при этом стремительно переводится на западные стандарты. Вучич клянется не вводить против России санкции и «не отказываться в угоду Западу от российского газа», но при этом главной целью Вучича остается вступление Сербии в Евросоюз. А в ЕС участие в антироссийских санкциях и уход от «энергетической зависимости от России» — это не пожелание, это – требование.     Вот  что говорит Стеван Гайич, сотрудник Института европейских исследований в Белграде: «Не надо путать нынешние демонстрации в Белграде с украинским Майданом.  Наш Майдан состоялся как раз в 2012 году, когда к власти пришла группировка Вучича. Нынешние наши марши, в которых участвуют и наши сугубые идеологические противники – это попытка вернуть в страну свободу».    И вот в таких-то условиях кто-то и решил организовать поездку Путина в Белград – к попавшему в сложную ситуацию Вучичу.

https://iaccenters.com