Now Reading
Девятое мая по-черногорски: кривое зеркало для тревожной действительности

Девятое мая по-черногорски: кривое зеркало для тревожной действительности

Оксана Сазонова

В ближайший четверг, 9 мая, в Черногории будет вынесен приговор лидерам оппозиционного блока «Демократический фронт» Андрии Мандичу и Милану Кнежевичу, которых, напомним, обвиняют в попытке государственного переворота и организации террористического акта. Речь идет о событиях конца 2016 года, когда в день парламентских выборов, по информации правительственных источников, произошло покушение на насильственную смену власти. В оппозиции утверждают, что случившееся было инсценировкой со стороны властей. Скептически настроенные комментаторы также акцентируют внимание на специфической подобранной дате приговора – в День Победы, который на Балканах широко отмечают российские и пророссийские объединения различной направленности.

Затянувшийся судебный процесс хотя и оказался богатым на информационные поводы – от целой медийной кампании вокруг опубликованных в сети российских паспортов до реальной коммуникации на международном уровне, особенно между Черногорией, Сербией и Россией, – в итоге ни на йоту не сдвинул стороны с их первоначальных позиций. Это ярче всего продемонстрировали последние речи участников процесса в Высшем суде в Подгорице. Прокуроры, как указывается в выступлении, считают подсудимых виновными в организации попытки госпереворота, террористического акта и ликвидации тогдашнего премьер-министра Черногории Мило Джукановича.

«Обвиняемые имели целью насильственное свержение власти в день парламентских выборов, которое финансировали и организовали российские граждане Эдуард Шишмаков и Владимир Попов. Обвиняемые граждане Сербии и Черногории исполняли определенные роли. Конечная цель была политической: смена власти и недопущение вступления Черногории в НАТО», – говорил Специальный прокурор Саша Чадженович. Обвиняемые решительно не признают вину, процесс называют абсурдным и политизированным, утверждая, что стороне обвинения не удалось доказать ни один из озвученных пунктов.

По словам Мандича, Кнежевича и их адвокатов, попытка госпереворота была инсценирована ради демонстрации мнимой угрозы от российских спецслужб с целью ускорить вступление Черногории в НАТО.

«Первой и основной целью было через этот инцидент обвинить Россию и ее органы власти. Это мы много раз слышали от Специального прокурора. На этой волне антироссийской истерии Мило Джуканович реализовал вторую цель – расправиться с «Демократическим фронтом». Задание и рамки работы были получены из структуры НАТО», – сказал в своей речи Андрия Мандич.

Красноречивые детали почти трехлетнего разбирательства привел в своей статье накануне объявления вердикта первый президент Черногории Момир Булатович «9 мая Мило [Джуканович] объявит победу над Сербией, Россией и здравым смыслом».

«Согласно истории, двое россиян, якобы сотрудников ГРУ, нанимают уличного продавца и осужденного убийцу и интригана, с тем чтобы они осуществили российский план по недопущению Черногории в НАТО. А если конкретно, чтобы нашли террористов, который займут здание Парламента и за дополнительную плату заодно убьют Мило Джукановича. Спецпрокурор при этом унизил политических лидеров сербов в Черногории Андрию Мандича и Милана Кнежевича, «назначив» их на весьма спорные роли. Якобы один из них должен был передать некий телефон другому обвиняемому и ждать на улице свершения переворота. Пятьдесят российских спецназовцев, жаждущих черногорской крови и имеющие при себе все, кроме оружия, при этом ждали своего часа на Златиборе. При том, что Сербия официально опровергла нахождения подобных групп на какой-либо части своей территории», – описывает обвинения Булатович.

«Черногорская власть встроена в антироссийскую истерию и чувствует себя в ней уверенно, планируя на 9 мая глупость и непотребство. Вердикт написан намного раньше и без какой-либо привязки к судебному процессу», – считает экс-президент.

О том, что несмотря на спорные моменты разбирательства, приговор из политических соображений будет обвинительным, открыто говорят многие эксперты, а также члены и сторонники «Демократического фронта». В конце концов, еще задолго до вердикта суда президент Мило Джуканович прямо говорил в интервью о «факте» сербского и российского вмешательства в попытку госпереворота. Посол США в Черногории высказалась чуть более аккуратно: «предстоит увидеть, какова роль России».

Референдум по вопросу НАТО и курс на сближение с Сербией и Россией (в частности, отмена санкций) действительно были «тремя китами», на которых зиждилась идеология «Демократического фронта» в 2016 году. Однако риторика блока в отношении Альянса за период от жестокого подавления антинатовских протестов в Подгорице (октябрь 2015) до выборов в 2016-м была несколько сглажена, вероятно, в процессе поиска единства внутри самого «ДФ». При этом ключевым посылом был отнюдь не бескомпромиссный отказ от интеграции в военный блок, а проведение демократического референдума по данному вопросу. К тому же, к слову, в то время призывал и яркий черногорский оппозиционер Марко Милачич, который в своих выступлениях и интервью чаще ссылается на западноевропейскую политическую мысль, дух международного права и основные принципы демократии. А входящее в блок ДФ «Движение за перемены» Небойши Медоевича в своей программе обозначает курс на вступление в НАТО, но через волеизъявление граждан. Так что над «пророссийским» образом крупнейшего оппозиционного союза в большей мере работали, кажется, не сами его члены, а оппоненты в лице правящей коалиции, проправительственные СМИ, а затем, с началом судебного процесса, и Прокуратура.

Интересно, что и специфика черногорской политической системы, и нынешний судебный процесс теперь вызывают обеспокоенность и на Западе. Так, Freedom House, американская некоммерческая организация, которая проводит исследования состояния политических и гражданских свобод, в последнем отчете назвала Черногорию «частично свободной» страной, отдав ей 65-е место из 100. Аналитики описали методы, которые позволяют президенту и экс-премьеру Мило Джукановичу держаться у власти в течение тридцати лет в разных странах и идеологических системах: от Югославии до нынешней Черногории. В документе описано сотрудничество представителей правящей коалиции с организованным криминалом, покупка голосов и другие махинации на выборах, коррупция и протекционизм в экономике.

По словам специалистов, лакмусовой бумажкой, которая покажет уровень прозрачности черногорской системы, будет приговор оппозиционным лидерам Андрии Мандичу и Милану Кнежевичу. 

«Власть под управлением «Демократической партии социалистов» проводит кампанию по делегитимизации политической активности, которая не соответствует ее интересам, характеризует инакомыслие в политике как угрозу государству и общественному порядку», – говорится в документе Freedom House.

Правда, за скобками этого развернутого сообщения теперь остается тот факт, что именно через сомнительные теперь уже и для американских аналитиков парламентские выборы у власти осталась правящая коалиция, в итоге принявшая судьбоносное для страны решение вступить в НАТО без проведения референдума. А ведь велика вероятность того, что жители пострадавшей от бомбардировок части тогдашней Югославии выступили бы против. По данным опросов, этот шаг не поддерживали до 75% граждан Черногории, а красноречивее цифр говорят многотысячные митинги, которые в 2015 году разгоняли слезоточивым газом и дубинками.

В «Демократическом фронте» уже заявили, что ожидают обвинительного приговора против Мандича и Кнежевича, но не отдадут своих руководителей «без сопротивления». «Лидеры «ДФ» не разбрасываются пустыми обвинениями, но примут меры для самообороны, чтобы противостоять преступному осуждению и попытке ареста 9 мая», – говорится в сообщении блока. То, что оппозиция и сейчас способна вывести активистов на улицы, подтверждает и опыт декабря 2018 – января 2019 года.  Тогда поводом для массовых демонстраций стал арест Небойши Медоевича (другого лидера «ДФ») и попытка ареста Милана Кнежевича ввиду их отказа от дачи свидетельских показаний по делу о коррупции с участием Генпрокурора Миливое Катнича. С другой стороны, сам факт нынешнего членства Черногории в НАТО достаточно полно демонстрирует возможности уличной активности «повлиять» на реальные политические процессы в стране, не говоря о судебных.

В случае обвинительного приговора Мандичу и Кнежевичу логично предположить очередной виток политического кризиса в Черногории, в которой сама система с пугающей регулярностью рождает новые и новые поводы.