Чехия как председатель ЕС активно займётся Балканами

С 1 июля страной-председателем Евросоюза станет Чехия, которая имеет давние интересы на Балканах. В этой части её политику нельзя назвать однозначной – тем более что внутри чешской элиты, например, нет единства относительно признания Косово. Тем любопытнее проследить, что станут делать чехи на балканском направлении, сумеет ли Прага приблизить страны региона к членству в Евросоюзе, как будет развивать отношения с Сербией и ожидать ли от нее давления на Белград в вопросе присоединения к санкциям против России.

Интерес чехов к Балканам прослеживается ещё со времён Австрийской империи и Австро-Венгрии. Будучи наиболее «передовым» славянским народом государства Габсбургов, чехи стремились повысить статус своей земли до того же уровня, что имела Венгрия. В южных славянах они видели своих естественных союзников. Но не забывали они и о прагматической стороне вопроса. Например, Балканы (в том числе и территории за пределами Австро-Венгрии) казались им важным рынком сбыта чешских товаров. 

Отношения чехов со всеми народами бывшей Югославии можно считать вполне дружескими. Это касается и сербов. Первый президент Чехословакии Томаш Масарик выступал общественным защитником на процессах против «сербских сепаратистов» в Австро-Венгрии. Чехи очень ценят, что в 1968 году Югославия осудила ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию и дала убежище бежавшим из страны её гражданам. Хорватия же примерно 150 лет считается любимым местом для отдыха на море, которого в Чехии нет.

Можно отметить и кровнородственные связи. В Моравии ещё с XVI века обосновались несколько тысяч хорватов, которые к XX веку постепенно ассимилировались в чешской среде. А вот чешское и словацкое меньшинства в Хорватии и сербской Воеводине до сих пор рассматриваются в Праге как инструмент своего влияния. Разумеется, никуда не делась и прагматическая составляющая: чехи по-прежнему видят в Балканах рынок сбыта. Кроме того, регион рассматривается как потенциальный источник родственной по языку дешёвой рабочей силы. 

При всём этом у чехов есть определённая иерархия народов бывшей Югославии. Наиболее близкими им кажутся словенцы, которых они не считают за балканцев (Словения и Чехия – ближайшие партнёры на международной арене). Так что в споре Любляны и Загреба они скорее на стороне первой. При конфликте хорватов с сербами чехи больше поддерживают хорватов. Но при выяснении сербами отношений с боснийскими мусульманами и албанцами чехи склонны прислушиваться к доводам Белграда. 

Так или иначе, Балканы видятся естественным инструментом укрепления влияния Чехии в Евросоюзе. Будучи наиболее зажиточной славянской страной, она является образцом для подражания среди южных славян. А чехам каждое из этих государств представляется как необходимое звено «славянской» составляющей ЕС, которая, благодаря его расширению в балканском направлении, могла бы стать более сопоставимой с «германской» и «романской». Естественно, при центральной роли в ней Чехии (вероятно, на пару с Польшей). 

Поэтому, вне зависимости от того, кто находится у власти в Праге, в чешской внешней политике присутствует неизменная составляющая – желание способствовать принятию в Евросоюз всех стран бывшей Югославии. Говоря о приоритетах председательства в ЕС, глава МИД Чехии Ян Липавский дал понять, что так останется и впредь. Другое дело, что многое будет зависеть от того, насколько балканские государства будут соответствовать критериям Евросоюза. Но чехи в этом плане вполне готовы быть их адвокатами перед Брюсселем.

В этой связи наиболее интересно то, как Чехия поведёт себя в отношении Сербии. Дело в том, что здесь в чешском руководстве всегда имелись разные точки зрения. Так, в 1999 году президент Вацлав Гавел горячо поддержал натовские бомбардировки, назвав их «гуманитарными». Премьер-министр Милош Земан выступил соавтором плана мирного урегулирования, а председатель парламента Вацлав Клаус категорически осудил действия НАТО. Чешское общество в целом тоже выражало сербам сочувствие.

В 2008 году Чехия признала независимость Косово, однако мнения среди элиты снова разделились. Подобное решение было принято по воле премьер-министра Мирослава Тополанека и главы МИД Карела Шварценберга, в то время как президент Клаус был против и даже извинился перед Сербией. Значительная часть министров тогдашнего правоцентристского правительства и вся оппозиция в лице социал-демократов и коммунистов тоже выступили в поддержку Белграда. И с тех пор противоречия никуда не делись.

Последние 14 лет Чехия вела себя неоднозначно. С одной стороны, она установила с Косово дипломатические отношения. Все правительства страны придерживались этой политики, несмотря на недовольство президентов Клауса и Земана – при том, что ранее премьеры Петр Нечас, Богуслав Соботка и Андрей Бабиш независимость края не поддерживали. С другой, резкие высказывания в поддержку албанцев и осуждения сербов из Праги почти не звучали. Отсюда в Европе за чехами закрепилась слава «теневых адвокатов» Сербии. 

Правда, нынешнее правительство, пришедшее к власти в прошлом году, пока выглядит более антисербским, чем почти все прежние. Премьер Петр Фиала дал понять, что вопрос пора закрыть – Чехия признала Косово, и надо исходить из этой действительности. Глава МИД Липавский и вовсе заговорил о возвращении к «политике Вацлава Гавела». Впрочем, картина по-прежнему весьма неоднозначна. Даже внутри отдельных партий правящей коалиции единства мнений не наблюдается.

Наиболее антисербской силой можно считать либерально-консервативную партию ТОП09, основанную вышеупомянутым Шварценбергом. Она единственная говорит о необходимости развивать всесторонние связи с албанскими «властями» Косово. Соратники премьера Фиалы из евроскептической Гражданско-демократической партии, а также либерал-консерваторы из партии «Старосты и независимые» в особых симпатиях к Сербии не замечены. Однако и «албанофильских» заявлений тоже не делали.

Тем не менее в каждой из обозначенных партий есть те, кто считает признание Косово ошибкой. Ещё громче голос таких деятелей — в левоцентристской Пиратской партии, по квоте которой министром иностранных дел стал Липавский. А консервативный Христианско-демократический союз с самого начала выступает против независимости края и даже напомнил президенту Земану, что в бытность премьером тот не называл «руководителей» Косово «террористами», как сделал это в 2019 году. 

Если говорить про партии бывшей правящей коалиции — в лице «Акции недовольных граждан» экс-премьера Бабиша и социал-демократов (потерявших места в нижней палате парламента, но сохранивших их в Сенате), — то здесь подход таков. У обеих сил много вопросов к признанию Косово, и сами они его признавать бы не стали. Однако говорить об отзыве признания, как президенты Клаус и Земан, они не готовы. Только коммунисты (представленные лишь в Европарламенте) и националисты из «Свободы и прямой демократии» однозначно стоят на стороне Сербии.

Поэтому ожидать, что Чехия пойдёт против линии ЕС и НАТО, не стоит. Мало того, чехи вполне могут использовать своё влияние на Сербию, чтобы убедить её присоединиться к санкциям против России. В этом плане чешская элита куда более едина. Однако едва ли стоит ожидать, что Прага станет уж слишком сильно «выкручивать» сербам руки. Просто даст понять, что без такого жеста им будет сложнее рассчитывать на членство в Евросоюзе. Учитывая физическую слабость Земана, надеяться на противовес в его лице сербам больше не придётся. 

Так или иначе, во время чешского председательства и Сербия, и Балканы в целом точно не будут обделены вниманием Евросоюза – даже несмотря на особый интерес к Украине. 

Вадим Трухачёв,
политолог, доцент РГГУ

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх