«Бульдозер сербской политики»: Кто такой Милорад Додик?

За 20 лет сербскому члену Президиума Боснии и Герцеговины (БиГ) Милораду Додику удалось пройти путь от оппозиционера, которого националисты обвиняли чуть ли не в предательстве государственных интересов, до звания самого влиятельного и авторитетного сербского политика в стране. 

По карьерным ступеням Додик продвигался уверенно и «упёрто»:  это слово звучит хоть и грубо, но лучше всего описывает пройденный им путь. Если бывшего премьера Израиля Ариэля Шарона называли «бульдозером израильской политики», то Милорада Додика можно назвать «бульдозером политики сербской». После президента Сербии Александра Вучича он стал вторым по важности сербом на Балканах — а может, и в мире.  

Родился Милорад Додик в 1959 году в городе Баня-Лука, который сегодня является столицей Республики Сербской (одного из двух энтитетов БиГ). В юности он занимался баскетболом и боксом. Трудиться начал рано: в своих интервью вспоминал, как помогал отцу работать в поле и продавать выращенные овощи на рынке в хорватском Сплите. 

Школу Милорад закончил в Боснии, а высшее образование получил уже в Белграде: в 1983 году он успешно защитил диплом на факультете политических наук Белградского университета. 

«Работа с отцом не помешала мне поступить на факультет политических наук в Белграде. Из потока 1978-79 года я защитился уже в 1983 году, при том, что к третьему курсу был женат и у нас был ребенок. Супруга и семья оказали мне большую поддержку, которая помогла мне окончить университет», — вспоминал Додик в одном из своих интервью.

В официальной биографии лидера говорится, что в период с 1986 по 1990 год он, будучи самым молодым чиновником в тогдашней Югославии, успешно справлялся с совмещением целого ряда функций в муниципалитете Лакташи (небольшой райцентр к северу от Баня-Луки). Уже в 26 лет он стал председателем исполнительного комитета муниципалитета: этот период можно считать самым началом его политической карьеры.

В 1990 году, на первых многопартийных выборах в БиГ, Додик был избран в парламент страны по списку Союза реформаторских сил. После того, как представители хорватов и мусульман в парламенте приняли Декларацию о независимости Боснии,  24 октября 1991 года  большинство сербских депутатов, включая Милорада Додика, покинули Скупщину. Тогда же была сформирована Скупщина сербского народа Боснии и Герцеговины, которая 9 января 1992 года провозгласила учреждение Республики Сербской (РС).

С началом гражданской войны в Боснии Додик выступал в качестве независимого депутата в Народной скупщине РС. Что же касается участия в боевых действиях, то, согласно информации из открытых источников, он был направлен в одну из единиц военной полиции на аэродроме «Маховляни» под Баня-Лукой (но на «боевом задании» ни разу не был). 

В 1993 году политик сформировал Клуб независимых депутатов в парламенте РС и таким образом оказался в оппозиции к тогдашней действующей власти — Сербской демократической партии лидера боснийских сербов Радована Караджича. 

В 1996 году, по окончании войны, Додик вместе с ныне покойным Ненадом Баштинацем основал Партию независимых социал-демократов, став ее председателем. В 2002 году она объединилась с Демократической социалистической партией, образовавшейся в результате раскола Социалистической партии Республики Сербской, и изменила название на Союз независимых социал-демократов.  Додик и по сей день остается его главой. 

На досрочных выборах 1997 года он был избран депутатом Народной скупщины РС. На следующий год он становится уже премьер-министром. На этот высокий пост его выдвинула Биляна Плавшич (сменщица Караджича на посту президента РС). В январе 1998 года, на заседании Скупщины в Биелине, Додика в новой должности утвердили и, вопреки ожиданиям конкурентов, он задержался на этом посту на три года. Свое правительство тем не менее он сформировал не сам: к Додику присоединились социалисты и Союз сербского народа (СНС) Плавшич. Поддержали новую власть и мусульмане (что в то время было равносильно национальной измене).

Стоит отметить, что в начале своей политической карьеры Додик недолюбливал Биляну Плавшич. Называя ее «бабкой», он утверждал, что она, «облачаясь в демократическую одежду, по-прежнему остается националисткой». Впрочем, со временем нелюбовь переросла в глубокое уважение и дружбу. Додик даже посещал в тюрьме единственную женщину, осужденную Гаагским трибуналом «за военные преступления». 

Сербы по обе стороны Дрины обвиняли Плавшич в том, что она не просто признала свою «вину» (и таким образом придала легитимность всем остальным обвинениям гаагской прокуратуры, представляющей сербский народ единственным виновником конфликтов на территории бывшей Югославии), но и «сдала» других обвиняемых Гаагским трибуналом сербов. 

Додик и Плавшич представляли так называемое «западное» (во всех смыслах) крыло боснийских сербов. В политической борьбе они противостояли крылу «восточному» (националистическому) во главе с Момчило Краишником, т.н. «пальской командой» и сторонниками Радована Караджича (Пале – бывшая столица Республики Сербской). 

Все дело в том, что Милорад Додик в ту пору всеми силами пытался «исправить» имидж Республики Сербской среди мирового сообщества. В то время в Баня-Луку приезжали самые известные иностранные чиновники, в том числе главы внешнеполитических ведомств ФРГ и США Клаус Кинкель и Мадлен Олбрайт. Благоволил Милораду Додику даже Верховный представитель по БиГ Карлос Вестендорп: в 1999 году он даже снял с должности президента Республики Сербской Николу Поплашена за попытку лишить Додика кресла премьер-министра. 

Благодаря налаживанию контактов с западными лидерами, которые предпочли поддержать умеренного демократа Додика, нежели местных националистов, политику удалось привлечь в Баня-Луку значительные средства, которые в дальнейшем были использованы для улучшения жизни населения: выплат заработной платы бюджетникам и восстановления региона после гражданской войны.

В 2000 году Милорад Додик выдвигал свою кандидатуру на пост президента РС, однако проиграл выборы и остался на посту премьер-министра Республики Сербской.  В тот год резко обострился конфликт между ним и Слободаном Милошевичем. Югославский лидер называл премьера РС «прислужником иностранцев». В ответ на это, в преддверии сербской «бульдозерной революции» 5 октября 2000 года, Додик заявил, что Милошевичу «пришло время уйти с власти». Впрочем, позднее политик изменил свое мнение о президенте Югославии.

«Учитывая прошлое, я должен очень четко сказать, что с исторической точки зрения, если устранить все разногласия, которые у нас были, роль Слободана Милошевича и Сербии — с точки зрения сербов из Республики Сербской — была крайне позитивной. То, что было достигнуто в Дейтоне, – великое дело. Многие из тех, кто годами был задействован в реализации Дейтонского соглашения, не смогли бы добиться того, что было достигнуто под руководством тогдашней переговорной группы во главе со Слободаном Милошевичем в самом Дейтоне», — говорил Додик в интервью газете «Политика» в 2016 году. 

В качестве лидера СНСД Додик продолжал выступать за взаимодействие с Гаагским трибуналом, считая, что, скрываясь от суда, разыскиваемые наносят Республике Сербской только вред. Однако, выступая в качестве свидетеля защиты на суде над первым президентом РС и своим политическим оппонентом Радованом Караджичем, Додик утверждал, что многократно встречался с подсудимым во время войны, но никогда не был свидетелем каких-либо преступлений или приказов об убийствах. 

Позднее, в марте 2016 года, Додик открыл в Пале студенческое общежитие, названное в честь Радована Караджича. Минувшей осенью, по распоряжению Верховного представителя по БиГ Валентина Инцко, табличку с именем бывшего президента РС с общежития сняли. Сам Додик отказывался выполнить это указание международного надсмотрщика. Доску демонтировали только после того, как об этом попросила дочь Радована Караджича Соня Караджич-Йовичевич. 

12 января 2001 года Додика на посту премьер-министра РС сменил Младен Иванич, однако в 2006-м политик вернулся в кресло главы правительства РС. На всеобщих выборах 2010 года Милорад Додик был избран уже президентом Республики Сербской. Этот успех он закрепил на выборах в 2014 году. А в мае 2018-го СНСД выдвинул его на пост члена Президиума БиГ от сербского народа, и 7 октября Додик стал одним из трех одновременных глав страны. 

По мере того, как карьера Милорада Додика шла в гору, его политически взгляды стали заметно для всех меняться, все больше разворачиваясь на Восток. 

Как отмечают эксперты, именно благодаря усилиям Додика сближение РС и Сербии достигло существенных масштабов. Политик выстраивает курс, во многом консолидированный с политической линией президента Сербии Александра Вучича. Вместе с этим Додик идет на открытый конфликт с Западом, не сдерживает острых высказываний в адрес Сараево и представителей международного сообщества. Так, сербский член Президиума БиГ объявил чуть ли не войну уходящему Верховному представителю по БиГ Валентину Инцко, требуя закрытия его офиса. 

Милорад Додик неоднократно заявлял о готовности РС провести референдум о выходе из состава Боснии. Во всех своих последних интервью и комментариях он заявляет о нежизнеспособности БиГ как государства, называя в качестве единственной альтернативы  «мирный развод». По мнению Додика, самостоятельная Республика Сербская сможет гораздо быстрее достичь существенного прогресса в своем развитии, нежели в зависимости от мусульмано-хорватской федерации и внешнего управления. 

Стремление привести РС к независимости — с перспективой воссоединения с Сербией — обернулось для Додика тем, что против него ополчились боснийские мусульмане, обвиняющие его в попытках развалить страну и перетянуть на свою сторону хорватов, которые  мечтают о собственном куске Боснии. Мусульманские лидеры уже не первый год грозят привлечь сербского политика к суду то по одному, то по другому поводу. 

Верховный представитель по БиГ также разглядел в лидере сербов Боснии «главную угрозу безопасности и стабильности страны». А Штаты в 2017 году и вовсе внесли Додика в санкционный список, заявив, что он представляет «существенную угрозу выполнению Дейтонских соглашений». 

Между тем в своем противостоянии с Сараево и Вашингтоном Додику удалось заручиться поддержкой не только Белграда, но и Москвы и Тель-Авива. Связи с Кремлем налаживались и крепли параллельно с углублением сотрудничества России и Сербии, которое успешно выстраивает сербский президент Александр Вучич. Республика Сербская уже несколько лет выступает сателлитом всех крупных российско-сербских проектов — не только в области политики, но и в сфере экономики и культуры.

Что касается Израиля, то эксперты отмечают, что Додику удалось выстроить прочные связи с еврейским государством на волне противостояния исламскому экстремизму и в рамках общей борьбы по сохранению исторической памяти жертв фашизма. Сербы и евреи (как и цыгане) были главными жертвами хорватских фашистов-усташей и мусульманских коллаборационистов, о чем Республика Сербская регулярно напоминает миру, отмечая попытки возрождения фашистских идей в отдельных государствах (например, в Хорватии). 

Политический путь сербского члена Президиума БиГ поистине непрост: к примеру, вопросы может вызывать ориентация на Запад, характерная для него на начальном этапе карьеры. Впрочем, подобная практика не редкость для многих балканских политиков. 

Можно даже осмелиться и сделать предположение о том, что они попросту используют Запад в качестве инструмента обретения всей полноты власти… а потом, как правило, выскакивает «внутренний Гаврило Принцип», который переворачивает все планы заокеанских стратегов. 

Подписанный на минувшей неделе президентом США Джо Байденом указ о расширении санкций в отношении политиков, чьи действия могут подрывать мир и стабильность в регионе Западных Балкан, можно расценить как прямой намек Милораду Додику: мол, пора остановиться и прекратить содействовать распаду Боснии и Герцеговины (в который в Вашингтоне все же отказываются верить вопреки здравому смыслу). Тут остается только пожелать сербскому «бульдозеру» осуществить заявленные планы и исполнить мечту всех сербов: что рано или поздно они будут жить в едином государстве, а река Дрина перестанет выполнять функцию границы, разделяющей один народ.

Фото: страница Милорада Додика на Фейсбуке 

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх