Главный серб Боснии и Герцеговины Милорад Додик выступил в роли миротворца, заставив боснийскую государственную машину работать спустя практически год после избрания президиума страны. При этом давление на стального серба не ослабевает, и спокойной жизни с внятными перспективами у лоскутной Боснии в ближайшие годы явно не предвидится.

Готовы ли вы арестовать своего шефа?

К грядущему 2020 году у Боснии и Герцеговины есть все шансы подойти со сформированным правительством. Во всяком случае, как члены Президиума БиГ, так и представители крупнейших политических сил страны практически синхронно заявляют о том, что 24 декабря  состав Совмина будет сформирован и утвержден парламентом. И все это произошло благодаря компромиссной фигуре, которая устроила всех. Месяц назад тот же парламент утвердил кандидатуру будущего премьера Зорана Тегелтии, предложенную возглавляемой Милорадом Додиком партией «Союз независимых социал-демократов» (СНСД). Верный соратник сербского члена Президиума ранее был мэром Мрконич-Града, министром финансов Республики Сербской и едва успел поработать вице-премьером в команде Жельки Цвиянович — преемницы Додика на посту главы РС. 

sveosrpskoj.rs

Казалось бы, удивительно, как на такое пошла сараевская элита, которую традиционно воротит от всего сербского (с настоящим лидером боснийских хорватов и главой Хорватского демократического содружества (ХДС) Драганом Човичем у Додика давно уже сложились союзнические взаимоотношения)?

Но вот, случилось. Додику удалось презентовать Тегелтию как компромиссную фигуру, способную устроить всех. И по сути он такой и есть: сугубо прагматик, экономист, чуждый популизма и политиканства, которое в боснийской повседневности просто зашкаливает. Тем любопытнее было наблюдать за реакцией боснийских политиков, когда еще будучи кандидатом в премьеры Тегелтия представлял свою программу. 

«Он предложил много интеграционных (для всех трех основных общин БиГ – прим.авт.) моментов, и это внушает определенные надежды, — высказался представитель старейшей и самой одиозной бошнякской Партии демократического действия (ПДД) Шемсудин Мехмедович. – Если у нас еще получится изолировать Тегелтию от его босса (Милорада Додика – прим. авт.), то по истечении его срока наше общество будет намного счастливее. Меня интересует, будет ли при нем соблюден закон о флаге БиГ, или разыграется та же драма, что и при предыдущем председателе президиума? (будучи председателем президиума БиГ Милорад Додик возмутился попыткой убрать флаг РС, который был установлен в его временной сараевской резиденции наравне с флагом БиГ – прим. авт.) Будет ли и дальше отрицаться геноцид в Сребренице? (в Республике Сербской отрицают слепленный по лекалам западных политтехнологий «геноцид», сознательно превращающий сербов в «геноцидную нацию» – прим. авт.) Будет ли он как председатель Совета министров БиГ посещать Поточари? (ежегодную акцию памяти на территории мемориала «жертвам геноцида в Сребренице») Станет ли в духе своего политического босса оспаривать существование боснийского языка, боснийского народа? (сербские ученые резонно замечают, что бошнякская нация имеет сербские и хорватские корни, а боснийский язык – это региональный диалект сербохорватского языка – прим. авт)».

Как видим, если кто и продолжает заниматься политическим популизмом, то это исторические оппоненты партии Милорада Додика. Впрочем, и другие бошнякские силы не обошлись без провокационных вопросов к премьеру. Например, ветеран сепаратистской Армии Боснии и Герцеговины, видный функционер Социал-демократической партии Зукан Хелез:

«Готовы ли вы … гипотетически поддержать судебную власть, если она решит арестовать вашего шефа, если он этого заслужит? – спрашивал тот. — Если вы подтвердите это публично, то я с готовностью поддержу вашу кандидатуру… Вы прекрасно знаете, что Сербия и Хорватия постоянно вооружаются, а БиГ отстает в этом процессе. Меня страшит это отставание, потому что соседи явно вооружаются не против Китая или Новой Зеландии. Готовы ли вы заняться модернизацией Армии БиГ? Пожалуйста, публично покажите нам, что любите страну, в которой живете!».

Не менее каверзную претензию сербу высказал Энвер Биедич, председатель партии «Социал-демократы Боснии и Герцеговины» аналогичной ориентации:

«Мы отдаем себе отчет в том, что иностранные инвестиции не придут в страну, где ситуация с безопасностью не была урегулирована, где их капитал не будет защищен. Капитал иностранных инвесторов в нашей стране может быть защищен только в том случае, если у него будет зонтик безопасности НАТО».

И высказал не случайно, зная принципиальную позицию как Милорада Додика, так и СНСД и РС в целом: сохранить нейтральный, внеблоковый статус страны.

rs.sputniknews.com

Однако Тегелтия довольно удачно обошел все эти явные и тайные выпады бошнякских политиков. Он четко дал понять, что на своем посту намерен заниматься в первую очередь экономикой. И его тезис «четырнадцать месяцев страна существовала без правительства, пришло время наверстывать упущенное» — именно об этом. Что и позволило креатуре Додика одержать убедительную победу при поддержке крупнейших партий страны – бошнякской ПДД, хорватской  ХДС и родной сербской СНСД. В нижней палате боснийского парламента – Палате представителей, за его кандидатуру проголосовали 28 депутатов (18 от мусульмано-хорватской федерации БиГ, 10 – от Республики Сербской), 8 – против, еще двое воздержались. 

Три шага Тегелтии

На сегодня со стопроцентной уверенностью можно говорить только о трех ближайших шагах Зорана Тегелтии на премьерском посту. Во-первых, он намерен, как уже говорилось выше, еще до 2020 года сформировать правительство, для чего уже провел встречи с лидерами крупнейших партий и по совместительству этнических общин БиГ. Те передали ему свои предложения по главам министерств, имена эти уже известны, обсуждаются в прессе, и осталось только провести их через парламент.

Во-вторых, избранный премьер уже заявил, что намерен увеличить НДС. За это он был подвергнут критике, например, со стороны того же Хелеза:

«Этот шаг нанесет ущерб самым бедным слоям общества БиГ, нанесет по ним дополнительный удар».

Тегелтия ответил, что увеличение ставки НДС «разгрузило бы экономику и снизило совокупную ставку налоговых взносов». «Понижение совокупной ставки налоговых взносов должно, в первую очередь, привести к снижению нагрузки на бизнес и граждан, к увеличению заработной платы всех работников, — пояснил он. – При этом, хочу отметить, изменение НДС не сможет произойти, если консенсус в этом вопросе не будет достигнут на уровне всего государства».

Парламент Боснии и Герцеговины / is-radio.com

В-третьих, уже произошло то, ради чего, собственно, и затевался боснийский политический компромисс. Была принята так называемая Программа реформ БиГ, составленная вместо Ежегодной программы сотрудничества с НАТО —  ANР (Annual National Programme). Она тоже стала своего рода компромиссным документом. После него Милорад Додик попал уже под огонь яростной критики со стороны оппозиционеров Республики Сербской.

Так, основной политический конкурент додиковской СНСД – Сербская демократическая партия (СДП) начала публичный сбор под петицией «Я имею право знать!», призывающей публично огласить текст вышеупомянутой Программы реформ. Член партийного президиума Драган Мектич уже заявил, что акция – только начало действий СДП по «отказу от этого позорного пакта», а руководитель женского крыла партии Босилька Дуньич в очередной раз напомнила про бомбардировки альянсом позиций РС в 90-е. 

Одновременно с этим активно митинговавшая весь минувший год гражданская инициатива «Правосудие для Давида» провела съезд, на котором заявила о своем преобразовании в политическую партию. 

Студент Давид Драгичевич был найден в 2018 году мертвым в окрестностях Баня-Луки. Изначально общественники пытались доказать, что гибель молодого человека, регулярно употреблявшего легкие наркотики, наступила в результате самоуправства полиции, но после перешли к активной критике всей государственной, правоохранительной и судебной системы РС.

Таким образом, активность политических оппонентов Милорада Додика в РС в очередной раз возросла. Причем она и ранее усиливалась именно в проблемные для республики моменты, что наводит на мысли. Опять же, год назад основной конкурент нынешнего президента РС Жельки Цвиянович (представительницы СНСД) на недавних выборах – демократ Вукота Говедарица без стеснения ездил в США за поддержкой тамошнего истеблишмента. А конкурировавший с самим Додиком на выборах в Президиум БиГ демократ Младен Иванич, ранее представлявший сербов в этой инстанции, изначально стоял на прозападных и лояльных к Сараево позициях.  

«Документ не подразумевает членства в НАТО, и для решения о сотрудничестве с альянсом необходимо консолидированное мнение президиума БиГ, — ответил Додик своим критикам, также напомнив, что текст Программы не является тайной и до отправки в Брюссель будет представлен для обсуждения парламенту РС. – Это не тот документ, который активирует ANР, напротив, он откладывает это сотрудничество и напоминает то партнерство с НАТО, которое сейчас есть у Сербии (которая также принципиально не хочет вступать в блок – прим. авт.)».

И эти слова лишний раз показывают, по какому тонкому льду приходится идти лидеру сербов Республики Сербской. 

Кому выгоден боснийский холокост

С одной стороны, Додик отчетливо понимает, что дальше без правительства страна существовать не может. Подвисают многие важные вопросы, касающиеся как всей БиГ, так и исключительно РС (после того как многие функции РС решением Верховного представителя ООН в этом государстве были переданы в Сараево в нарушение Дейтонских соглашений). Взять, например, мост «Братолюб» через Дрину, связывающий РС с Сербией, строительство которого завершили обе стороны более года назад. Ввести объект в эксплуатацию никак не могут по причине бюрократических проволочек и государственной неразберихи в Сараево. И здесь, конечно, свой человек во главе правительства боснийским сербам был бы очень кстати.

Мост «Братолюб» / espresso.rs

С другой стороны, как бошняки и хорваты, так и представители международного сообщества восприняли принятие Программы как начало капитуляции сербов в вопросе вхождения БиГ в НАТО. О том, что это шаг к присоединению страны к Альянсу, уже заявили члены Президиума от бошняков и хорватов — Шафик Джаферович и Желько Комшич (нынешний председатель президиума БиГ). Документ приветствовали в Брюсселе, в посольстве США. А турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган даже позвонил по этому случаю даже не в Сараево, а Милораду Додику.

При этом понятно, что все пронатовские силы понимают: тактический ход сербского лидера вовсе не означает его готовность уступить в вопросе, а потому придумывают новые способы давления как на него лично, так и на боснийских сербов. Чтобы стали сговорчивее. 

Так, на днях Верховный представитель по БиГ Валентин Инцко заявил, что в стране «происходят события, которые более терпеть нельзя», а потому он «как никогда ранее поддерживает боннские полномочия (исключительные полномочия, появившиеся у него после международной конференции в Бонне, позволяющие Верховному представителю отменять законы страны и внедрять свои собственные, а также снимать со своих должностей чиновников любого уровня – прим. авт.)». И хотя речь, в основном, шла о несовершенстве судебной системы страны и дискриминации меньшинств (согласно имеющимся законам, в законодательную и исполнительную власти попадают только представители сербской, бошнякской и хорватской общин, в то время как в БиГ проживают еще цыгане, евреи, итальянцы, албанцы и др.), Инцко заявил и о намерении внедрить закон, запрещающий отрицание так называемого «геноцида в Сребренице». Чтобы поставить местных сербов в положение нации, совершившей геноцид, которого на самом деле и не было. 

«Мои сотрудники в юридическом отделе работают над некоторыми элементами этого закона, — прокомментировал свое намерение Верховный представитель. — Я думаю, что культурно, морально и этически необходимо сделать что-то подобное. Тогда БиГ будет в аналогичном статусе, как и другие страны, наказывающие за отрицание Холокоста».

Понятное дело, что в Баня-Луке прекрасно поняли, против кого направлена подобная инициатива.

«Введение подобного закона против свободы слова и правового насилия, безусловно, противоречит европейским ценностям, о которых любит говорить Инцко», — заявил на это Милорад Додик. 

Валентин Инцко / velkaton.ba

Поняли и то, почему с такой инициативой по сути иностранный надсмотрщик за БиГ выступил именно сейчас….

Лидер боснийских сербских сербов сделал тактический ход. Но предсказать исход всей партии невозможно. Слишком сильны соперники, которые также просчитывают ходы. Потому Босния и Грецеговина живет сегодняшним днем и ближайшей перспективой. На носу утверждение бюджета и состава Совмина. А также договоренность по составу правительства мусульмано-хорватской федерации. В этом вопросе бошняки и хорваты опять не могут договориться сами, даже не испытывая помех со стороны сербов. 

Что ждет лоскутную страну в дальнейшей перспективе, по-прежнему непонятно.