«Американская Пандора». На смерть Мадлен Олбрайт

23 марта стало известно о том, что в Вашингтоне, в кругу семьи, после долгой и продолжительной болезни скончалась Мадлен Олбрайт — «Мадам Госсекретарь», первая женщина на посту главы американского внешнеполитического ведомства. По удивительному совпадению (или не совпадению) умерла она в канун 23-летия начала натовских бомбардировок Югославии. Западные СМИ предсказуемо славят покойницу как выдающегося дипломата, а также борца за права женщин и национальных меньшинств. Сербские же хоронят не дипломата и не борца, а «ведьму», «дьяволицу», «упыриху». Столь же мощная волна негатива поднялась и в России, разве что, президент Российского совета по международным делам и бывший коллега Олбрайт Игорь Иванов отличился, написав, что покойница «с уважением относилась к России, ее истории, культуре», а также что она «умела дружить и всегда притягивала к себе людей», «на переговорах умела выслушать оппонента и прислушаться к иной точке зрения». 

Бесполезным представляется сейчас соревноваться с сербами в ругательных эпитетах в адрес Олбрайт. Люди, на головы которых по прихоти этой женщины 23 года назад падали натовские бомбы, имеют полное моральное право говорить о ней все, что считают нужным. Важнее, как нам представляется, попытаться разобраться, что из обвинений в ее адрес справедливо, а что нет. Например, приписываемая Олбрайт фраза о том, что «Сибирь слишком важна и богата ресурсами, чтобы Россия владела ей единолично» – это фейк, запущенный в свое время небезызвестным Игорем Панариным, а затем популяризированный Никитой Михалковым.  Так может, и ее личная ответственность за бомбардировки Югославии (в составе Сербии и Черногории) в 1999 году – тоже плод досужих домыслов?   

Нет, это как раз не домыслы. «Мадам Госсекретарь» в первом томе своих мемуаров с гордостью описывает, как лично ломала американских военных, ни в малейшей степени не одобрявших идею бомбардировок. Советник по национальной безопасности в администрации Клинтона Сэнди Бергер перед бомбардировками Белграда официально, в присутствии Президента, заявил г-же Олбрайт: «Нельзя вот так просто вести разговоры о нанесении воздушных ударов в центре Европы. Какие цели вы собираетесь поразить? Что вы будете делать на следующий день после бомбардировок?.. Все это похоже на бред сумасшедшего» [здесь и далее цитаты по книге «Госпожа Госсекретарь. Мемуары Мадлен Олбрайт». М, Альпина Бизнес Букс. 2004].

Snimok ekrana 2022 03 26 v 13.06.05

Помимо Сэнди Бергера, против военной операции высказались министр обороны США Билл Коэн и председатель Объединенного комитета начальников штабов Хью Шелтон. В итоге Бергер, Коэн и Шелтон — три человека, ответственные за военный аспект внешней политики США, — остались при своем мнении, а колебавшийся поначалу Клинтон склонился к точке зрения Мадлен Олбрайт (не в последнюю очередь потому, что остро нуждался в «маленькой победоносной войне» для спасения запятнанной мочеполовыми скандалами репутации). 

С фотографий, посвященных военной операции в Югославии, на нас глядит «Мадам Секретарь» в латах. Такой Олбрайт запечатлели корреспонденты журнала Time: в куртке пилота американских ВВС, с выражением лица, по признанию самой Мадлен, «каким большинство детей можно запугать до смерти» (для усиления комического эффекта верстальщики на ту же обложку поместили испуганного гунгана Джа-Джа Бингса). Собственно, статья в журнале просто и ясно называлась «Война Мадлен».  

FOkFqC2XoAYUAc

Также Мадлен Олбрайт признается – сама, никто за язык не тянул – что, «испытывая смятение от первых неудач, мы стали рассматривать различные варианты дальнейших действий. Мы обсуждали возможность снабжения оружием АОК (Армии освобождения Косова), но отвергли этот вариант, поскольку он, скорее всего, привел бы к расколу Альянса. Мы также проанализировали предложения по разделу Косово, однако отклонили их… такое решение вряд ли смогло бы существенным образом сгладить этнические разногласия. Мы также размышляли о том, чтобы объявить прямой целью войны отстранение Милошевича, но не пошли на это, поскольку в короткий срок решить такую задачу было невозможно». 

Невозможно потому, что «стратегия Милошевича сводилась к перекладыванию ответственности на АОК. Никто не способствовал живучести этой стратегии больше, чем сама АОК. Она набирала силу и демонстрировала нежелание идти на компромисс… в этих условиях Милошевича нельзя было обвинять в нежелании идти на переговоры». 

В принципе, это все, что нужно знать о внутренней кухне кампании НАТО против Сербии в 1999 году. 

То есть все приуроченные к печальной годовщине начала бомбардировок рассуждения американских официальных лиц о равной ответственности сербов и косовских албанцев – не более чем поза. Если бы не европейские участники НАТО, Америка просто-напросто поддержала бы боевиков АОК, чтобы убрать Милошевича, ненавистного Мадлен Олбрайт. Об «издержках» свержения «обреченного» – уничтожении значительной части экономики Сербии, о жертвах бомбардировок среди мирного населения, искалеченной психике детей, первое воспоминание которых — воздушная тревога и бомбоубежище, — Олбрайт в принципе не задумывалась. В мемуарах она упоминает лишь о случайно задетом «точечной бомбардировкой» китайском посольстве, — как будто кроме него в Белграде ничего не уничтожили и единственные пострадавшие – Слободан Милошевич и три погибших китайских дипломата. Зато очень подробно — о том, как сразу после попадания бомбы в китайское посольство «Мадам Секретарь» отправилась на свадьбу своей помощницы по связям с общественностью Китти Бартелс и как они там хорошо, душевно погуляли. Это не «танцы на костях», не «пир во время чумы» (слабые, затертые клише): историку будущего для описания «войны Мадлен» понадобятся какие-то новые слова. 

Чем продиктована лютая, бешеная ненависть Олбрайт к Милошевичу, разобраться непросто. Тут имеет место густой замес ее антикоммунизма (который даже Игорь Иванов в некрологе отметил), личной, сугубо женской антипатии, связанной с тем, что Милошевич с ней всегда общался снисходительно, патерналистски (по-другому не умел). Не в последнюю очередь сработали и детские травмы Олбрайт, ее убежденность в том, что сербы в свое время не оценили по достоинству ее отца, Йозефа Кербеля, много лет прослужившего в посольстве Чехословакии в Белграде, в том числе два года послом. Интересен набор эпитетов, которыми г-жа Олбрайт награждает Милошевича: «циничный авантюрист», «ловкий мошенник», «прирожденный лжец», его «бесчеловечные амбиции… хоронят надежды на мир и процветание человечества», «договориться с Милошевичем без применения силы невозможно», «доверять Милошевичу нельзя», «мы должны снова и снова подчеркивать – все дело в Милошевиче». В этом потоке пронизанных ненавистью образов ощущается некая недосказанность. Добавим от себя – «лжец и отец лжи, князь тьмы, повелитель мух, змий древний, имя которому Сатана»… Нам представляется, что под такой характеристикой «Мадам Секретарь» также без колебаний подписалась бы. Можно сказать, что г-жа Олбрайт нашла себе маленького персонального дьявола, взвинтила ненависть к нему до предела, а затем обрушила на него и его миниатюрную (не чета Советскому Союзу) «империю зла» в составе Сербии и Черногории всю военную мощь США.

И именно здесь мы подбираемся к главному. Мадлен Олбрайт заслуживает всех бранных эпитетов, которые звучат в ее адрес не потому, что единолично развязала войну блока НАТО с небольшим и не способным противостоять этой махине европейским государством – мало ли история человечества знает подобного рода войн. И даже не потому, что операция НАТО началась под надуманным, сфальсифицированным предлогом и без одобрения Совбеза ООН. Вина Мадлен Олбрайт в том, что именно она окончательно похоронила представления о коллективной ответственности ведущих стран мира за международную безопасность. Сколь бы избито это не прозвучало, за мир во всем мире. Если нам несимпатичен Милошевич, а убрать его мирным образом не получается, то почему бы нам просто не разбомбить Белград? Жертвы среди мирного населения? Какая ерунда, о чем вы вообще! У нас самые умные на свете бомбы и самые лучшие пилоты, жертв среди мирных жителей быть не должно.     

Начиная с «Войны Мадлен» человечество вступило в эпоху, когда для того, чтобы развязать войну, не требуется ничего, кроме возможности и способности ее начать. Поначалу еще выдумывались некие поводы: «бойня» в косовском селе Рачак (жертвы «бойни» оказались боевиками, тела которых в Рачак привезли с разных концов Косово), наличие у Саддама Хусейна бактериологического оружия (позже официальные лица НАТО признали, что информация оказалась «не вполне достоверной»), наличие у Башара Асада оружия массового поражения (его тоже так и не нашли). Сейчас уже и формальных поводов не нужно: Азербайджан нападает на Арцах в 2021 г. без поводов и объяснений, по принципу yes, we can — мы делаем это потому, что мы можем это сделать, и ничего нам за это не будет…    

Можно сказать, что Мадлен Олбрайт оказалась той Пандорой, которая открыла запретный ящик с мором, болезнями, войнами и прочими напастями. Профессиональные специалисты по международным отношениям говорят суше и конкретней: Олбрайт начала разрушение Ялтинско-Потсдамской системы международной безопасности, которая в 90-е гг. еще худо-бедно функционировала, а после 1999-го – фактически нет. Наверное, этот проклятый богами ящик мог открыть и кто-то другой. Но открыла именно она. 

Господь ей судья. 

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх