Жизнь под санкциями. Знакомое незнакомое

Вот раньше как бывало — русский up-middle средний класс нередко летал на выходные на шопинг в Европу. Аутлеты под Миланом и Веной пользовались неизменным спросом. И по Вене погулять можно или на озеро Комо съездить, и одежды всякой модной на будущий сезон закупить. Но прошли те времена — по новым, обнародованным Европейской комиссией правилам в ЕС гражданину России не только на автомобиле — с телефоном въезжать опасно! Потому как любой ввоз в личных целях автомобиля, прицепа, телефона, ноутбука, а также косметики, украшений и даже туалетной бумаги (!) — теперь согласно ЕК может трактоваться как экспорт. А значит, запрещены и все указанные выше товары стоимостью выше 300 евро могут быть арестованы. Кроме шуток, мои знакомые девушки уже летают в Италию, предварительно сняв с себя все драгоценности и положив в старенькую сумочку убитый шестой айфон. Чтобы не обидно было, если вдруг отнимут таможенники, как уже несколько раз случалось с автомобилями. Стоит ли говорить, что российские банковские карты в Европе теперь стали ненужным неработающим пластиком, а мне даже в боснийском Неуме в отделении одного австрийского банка отказались менять евро на конвертируемые марки по российскому паспорту.

Новая эпоха, в которую Россия стремительно погрузилась после 24 февраля 2022 года с началом военных действий против Украины, очень быстро изменила жизнь, прежде всего, того самого среднего класса, сформировавшегося при Путине и при том наиболее критически настроенного к нему. Большинство русских релокантов, которых вы можете видеть в белградских ресторанах и на улицах Нови-Сада, — в недавнем прошлом self-made предприниматели, уехавшие от сравнительно высокого по сербским меркам уровня жизни. Но про них поговорим в следующий раз. Сейчас про оставшихся в России. Они сами себя считают внутренними эмигрантами — людьми, пытающимися быть максимально далеко от войны и всего, что с этим связано, пытающимися жить так, будто бы и нет никакой войны вовсе. И вы знаете, в Москве, Петербурге и других крупных городах это вполне себе удаётся. Только теперь вместо Вены и Милана на шопинг они летят в Минск, Стамбул и Дубай. Самый ближний и бюджетный вариант — столица союзной Беларуси, где пока работают все магазины покинувших Россию западных брендов. Моя жена недавно уже третий раз летала туда за недорогой и качественной одеждой для наших детей. Белград в качестве доступной Европы тоже возможен и был бы очень востребован, если бы билет на оставшийся единственным в Европу прямой рейс из России в Сербию не стоил как аналогичный перелёт в Нью-Йорк или Сингапур.

Как теперь живёт этот средний класс в России? Он заметно потускнел — как в силу падения рубля, так в силу отсутствия привычных прежде возможностей. Больше всего с момента начала «специальной военной операции» пострадал рынок рекламы, а значит, все люди, так или иначе с ним связанные, в том числе медиа, меньше всего — сфера строительства, в которой даже наблюдается рост. Официально именуемый «параллельным импортом», по сути, легализованный государством «серый» ввоз в Россию товаров через третьи страны сделал люксовый сегмент в два-три раза дороже прежнего. Хотя далеко не все европейцы послушно ушли с высокодоходного российского рынка. Отдельные известные французские компании из сферы продуктового и строительного ритейла продолжают под своими прежними именами работать в России. А вот несговорчивого производителя йогуртов Danone отдали в управление чеченцам, но на производственный процесс это пока никак не повлияло. В подмосковных аутлетах спокойно можно найти марки немецких и итальянских люксовых брендов. Созданная за несколько лет до того альтернативная система банковских переводов «Мир» стала фактическим монополистом рынка, с которого ушли американские Visa и MasterCard. Вся российская финансовая система уже давно ушла в онлайн, наличные деньги в Москве просто даже не нужны, всё удобнее купить или карточкой (внутри России Visa и MasterCard продолжают работать), или сделав онлайн-перевод через приложение банка по номеру телефона или оплатив по куар-коду. Российские нефтяные компании переживают финансовый расцвет — за нефть, продаваемую через посредников, платят в валюте, которая растёт. На знаменитых московских рынках можно также найти все виды запрещённого пармезана, прошутто и испанского хамона. Только цена на них сильно выросла.

Вдвое-втрое выросла цена на западные автомобили и запчасти к ним. Этим летом можно было продать машину, купленную пять лет назад, по цене, превышающей цену покупки. За три летних месяца последовательно отключились системы клиентской поддержки тройки автомобильных гигантов Германии, теперь без разницы, где делать технический осмотр машины — в салоне официального дилера или в любой другой мастерской. Зато резко выросло предложение китайских автопроизводителей, причём ни в дизайне, ни в цене они ничем особо немцам не уступают.       

И даже выбор табака в Москве стал только шире — в специализированных магазинах ты можешь купить пачку сигарет известного американского бренда: за 200 рублей — российские, за 600 рублей — европейские, за 2000 рублей — американские или даже японские. Да, кстати, рубль скоро сравняется с динаром, так что Россия в чём-то станет ещё понятнее сербам.

Олег Бондаренко, основатель и главный редактор проекта Balkanist.ru

Фото: unsplash.com

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх