Зачем Сербии нужен референдум об изменении основного закона страны?

16 января граждане Сербии выйдут на всенародное голосование, на котором им предлагается ответить на один вопрос: «Вы за утверждение акта об изменении Конституции Республики Сербии?».

Изменения касаются судебной власти: Сербия обязалась произвести их в процессе присоединения к Европейскому Союзу (ЕС). Как неоднократно объясняли представители ЕС, цель изменения Конституции Сербии — добиться независимости судебной системы от политического влияния и установить верховенство права. Эти условия — ключевые для прогресса на пути евроинтеграции. 

Если изменения Конституции будут приняты, политики — а именно парламент Сербии — не смогут напрямую участвовать в выборах судей и прокуроров. Судебная система станет независимой и более демократичной, так как парламентское большинство лишится влияния на представителей закона, в чем Сербию неоднократно упрекали в ЕС. Народная Скупщина выберет Высший судебный совет, который и будет назначать судей и прокуроров. 

Кроме того, вводится постоянство судейской должности — от избрания до пенсии (сегодня судьи в стране выбираются на три года). Также изменится название высшего судебного органа Сербии: Верховный кассационный суд станет просто Верховным. Схожие изменения коснутся и прокуратуры и её сотрудников. 

Как считает политолог Предраг Райич, основная проблема референдума в том, что оппозиция пользуется случаем, чтобы попытаться увеличить свои шансы накануне предстоящих выборов и собрать политические очки любыми способами, дабы ослабить действующую власть. 

«Мне абсолютно понятно, почему против референдума выступают партии, которые не желают вступления Сербии в Евросоюз. Но интересно, что примерно так же поступают и проевропейски настроенные партии. Они молчат на тему референдума вместо того, чтобы его поддержать, ведь речь идёт о ключевом условии евроинтеграции — правосудии, — а о не Косово и Метохии, как это утверждают отдельные политики, чтобы запугать народ и не допустить его выхода на голосование», — говорит эксперт. 

«Как объяснит свою позицию Демократическая партия, которая с момента своего основания выступает за вступление в Евросоюз? Флаг этой партии даже повторяет цвета ЕС: им Европа важнее Сербии. И они призывают голосовать ”против” на референдуме, хотя в ЕС ясно дали понять, что без реформы правосудия не будут открыты новые главы переговоров! И это не вчера стало известно, а лет десять назад! Еврокомиссары давно заявляли о необходимости изменения Конституции Сербии, если страна хочет стать частью ЕС. В Демократической партии прекрасно осведомлены об этом. В курсе и все те партии, которые впоследствии отпочковались от Демократической. Все лидеры нынешней оппозиции, очевидно, вели себя лицемерно, говоря о поддержке евроинтеграции Сербии. Потому что сейчас мы видим, что они ставят палки в колеса этому процессу. Они попросту против всего, за что выступает президент Сербии Александр Вучич, — и это ни разу не здоровая политическая позиция. Благополучие граждан их не интересует, им важно противостоять Вучичу», — подчеркнул Райич. 

Эксперт также объяснил, что вынесенный на референдум вопрос об изменении Конституции и не мог быть сформулирован иначе. В противном случае, по его словам, «меняется целый перечень пунктов о правосудии», и тогда пришлось бы подробно, на пяти листах расписывать каждый старый и каждый новый пункт, чтобы избиратель на участке разбирался в этих положениях. Это попросту невозможно, поэтому государство заранее начало кампанию по информированию граждан. 

«В СМИ, на государственном сайте, в роликах на национальном телевидении содержатся детальные объяснения темы референдума. Эту информацию легко найти тому, кто хочет разобраться в теме, принять решение и выразить его на референдуме. Этот процесс идёт уже больше года! Были проведены общественные слушания по всей Сербии, депутаты обсуждали эти изменения, правительство занимается этим вопросом, подключился и президент», — говорит аналитик. 

«Мы постоянно слышим требования, что нужно спрашивать народ, проводить больше референдумов на разные темы. А правила всенародного голосования таковы, что вопросы формулируются именно таким образом», — говорит Райич. 

Он также отмечает, что реорганизация судебной системы для обычного человека, который далёк от вопросов правосудия, тема достаточно абстрактная, поэтому, вероятно, явка будет невысокой». 

В свою очередь, политолог Драгомир Анджелькович в беседе с «Балканистом» обратил внимание на аспект, касающийся взаимоотношений с Евросоюзом. 

«Брюссель требует от кандидатов в члены ЕС, т.е. вступающих в Союз стран Восточной Европы, изменений судебной системы. Они призваны сделать суд и прокуратуру менее зависимыми от политических структур. Проблема в том, что таких решений, которые требуются от потенциальных и теперь уже новых членов ЕС, не требовалось от некоторых старых. Таких, например, как Австрия», — говорит политолог.  

Анджелькович обращает внимание, что бенефициарами этого процесса являются, прежде всего, европейские менторы Сербии. 

«По мере уменьшения роли местных центров власти увеличится влияние иностранных. Следовательно, то, что должно привести к повышению независимости судебной системы, на самом деле ведет к усилению влияния евроатлантических структур и тем самым — к дополнительному подрыву национального суверенитета.  Все это бросает тень на рассказ о том, что изменения Конституции в сфере правосудия — то есть референдум, который к ним ведет, — способствуют развитию демократии и гражданских ценностей. Создается впечатление, что речь идет скорее о навязывании неоколониального контроля над периферийными государствами», — полагает эксперт.  

Он допускает, что эта теория, возможно, не подтвердится. Однако, по его мнению, предстоящий референдум имеет более глубокий подтекст, нежели реформирование судебной системы. 

«Когда речь идет о Сербии, возникает дополнительная проблема.  ЕС нас постоянно шантажирует в вопросе Косово и Метохии. Понятно, что он не видит в своих рядах целую и суверенную Сербию. Кроме того, вся эта история с членством в ЕС все больше кажется мошенничеством — то есть способом усилить влияние Запада в нашей стране, в итоге так и не допустив нас в Евросоюз.  Северная Македония, которая ради членства сменила название, но так ничего не добилась в области евроинтеграции, — лучший тому пример. Если принять все это во внимание, референдум имеет важное символическое значение для граждан Сербии.  Формально это относится к судебной системе, а по существу — к будущей интеграции в ЕС по действующей модели. Если граждане Сербии говорят ”нет” на референдуме, они дадут всем понять, что больше не хотят терпеть игры и шантаж ЕС.  Однако политики не доносят эту мысль до граждан внятно.  Для них эта тема неприятна. Правительству неудобно прямо говорить, что это своего рода западный шантаж, поэтому оно призывает к референдуму и поддержке конституционных изменений, но делает это практически незаметно. Создаётся впечатление, что оно как бы ведет себя так, как ожидают в ЕС, но на самом деле ему безразличны результаты референдума. Оппозиция, которая по логике противостоит власти, также избегает темы референдума.  Потому что, с одной стороны, ее устраивает, что правящая власть, призывающая проголосовать ”за”, может потерпеть фиаско на референдуме, который пройдёт незадолго до выборов.  С другой стороны, ей неудобно противостоять Брюсселю, который увидит в противодействии референдуму препятствие для интеграции в ЕС.  И это опасно для тех, кто позиционирует себя большими поклонниками ЕС, чем правящая власть, которая выступает за европейскую интеграцию», — говорит Драгомир Анджелькович.  

Накануне назначенных на 3 апреля местных, парламентских и президентских выборов в Сербии активизировались оппозиционные силы, вновь разыгрывающие карту «сдачи Косово» правящей Сербской прогрессивной партией и её лидером, президентом страны Александром Вучичем. Партия свободы и справедливости олигарха, экс-мэра Белграда Драгана Джиласа и примкнувшие к ней демократы призывают к бойкоту референдума и намерены вывести народ на протесты. Ряд других оппозиционных сил агитируют граждан проголосовать против изменений Конституции Сербии. 

По мнению эксперта, сложившаяся ситуация дает больше простора для действий только национально настроенной оппозиции — в отличие от той, что позиционирует себя как прозападная.  

«Однако более ярко выраженная патриотическая часть нашей политической сцены относительно пассивна, поскольку в обществе в целом царит атмосфера незаинтересованности в отношении референдума. И это само по себе является сигналом для Брюсселя — что сербам надоели бесплодные истории об интеграции в ЕС и выставление различных условий для этого», — заключил Анджелькович.

Вместе с тем стоит отметить, что, согласно недавно принятому закону, в Сербии референдум на одну и ту же тему не может проводиться чаще, чем раз в четыре года. Если граждане скажут «нет» изменениям Конституции, которые требует ЕС, это будет означать, что процесс евроинтеграции будет заморожен. 

«Тяжело видеть, что у нас есть некоторые политические партии, которые выражают поддержку Евросоюзу, но при этом призывают не идти на референдум или голосовать ”против”. Если процедура не пройдет, это полностью остановит нашу евроинтеграцию. Потому что, согласно Закону о референдуме, мы не сможем снова поднять этот вопрос в ближайшие четыре года. Так что в этом смысл нашей европейской интеграции до 2026 года», — заявила на этой неделе премьер-министр Сербии Ана Брнабич. 

Также она опровергла спекуляции о том, что поправки в основной закон страны внесут, чтобы поменять статус Косово и Метохии.

«Я хочу, чтобы граждане Сербии знали: референдум касается только и исключительно вопроса о правосудии. Когда вы слышите, как некоторые политики говорят о преамбуле Конституции, касающейся Косово и Метохии, вы должны знать, что это заведомая ложь», — подчеркнула Брнабич. 

Вместе с тем она выразила мнение, что политики, призывающие народ высказаться на референдуме против, очевидно, хотели бы сохранить политическое влияние на систему правосудия.

«Когда я вижу проевропейскую оппозицию, призывающую к бойкоту референдума или к выбору ответа ”нет”, я могу сделать только два вывода. Во-первых, они против независимости судебной власти. А во-вторых, они полностью против евроинтеграции», — заключила Ана Брнабич.

Итоги станут известны после подсчёта голосов всех избирателей, явившихся голосовать 16 января с 7 утра до 8 вечера. Референдум будет признан состоявшимся при любой явке, а результат рассчитывается исходя из количества голосов «за» или «против». В Сербии на данный момент зарегистрировано 6 510 233 гражданина с правом голоса.

Фото: Лола Ђорђевић / Sputnik

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх