Аналогом звания Героя Советского Союза в Югославии (СФРЮ) было звание Народного героя. Наряду с югославами соответствующего ордена были удостоены 22 иностранных гражданина.

Югославская наградная система представляла собой кальку с советской. Высшая воинская награда СФРЮ, вручаемая только за полководческие достижения, – орден Свободы – по статуту повторяла советский Орден Победы, но в «уменьшенном» варианте. Что интересно, даже соотношение иностранцев среди кавалеров этих орденов выглядело примерно одинаковым. Из 17 удостоенных советского ордена Победы иностранцев было пятеро: американец Дуайт Эйзенхауэр, британец Бернард Монтгомери, румынский король Михай I, поляк Михал Роля-Жимерский и югослав Иосип Броз Тито. Югославского Ордена Свободы удостоились только двое иностранцев – маршал Георгий Константинович Жуков и генсек Леонид Ильич Брежнев.

Второй после ордена Свободы высшей военной наградой в Югославии был Орден Народного героя, учреждённый в 1943 году. Его были удостоены 16 представителей СССР, 3 албанца (среди них был и глава социалистической Албании Энвер Ходжа) и по одному гражданину Италии, Польши и Чехословакии. 

Если албанские партизаны сражались непосредственно плечом к плечу с югославскими, то вручение награды командиру итальянских партизан-коммунистов Луиджи Лонго стало символом интернационального боевого братства (орден он получил на 80-летие, в 1980 году). И теми же мотивами объясняется награждение двух достойных военачальников, с освобождением Югославии напрямую не связанных, но командовавших частями своих соотечественников в составе Красной Армии. Речь идет о командующем Войском Польским Михале Роля-Жимерском и командующем чехословацким корпусом Людвике Свободе (будущий президент ЧССР).

«Демократичность» званий Героя СССР и Народного Героя СФРЮ заключалась в том, что, удостоиться их могли как рядовые бойцы, так и высшие чины. Общее требование заключалось в том, что и солдат, и маршал должны были продемонстрировать свое личное мужество в боевой обстановке. На практике, конечно, критерии использовались разные. Если солдат получал Героя за то, что спасал товарищей или сразил много врагов, то военачальников все же оценивали по их «командирским» достижениям.

Советские герои Югославии

Маршалы Малиновский и Толбухин

2-м и 3-м Украинскими фронтами, освобождавшими Югославию, командовали маршалы Родион Яковлевич Малиновский и Федор Иванович Толбухин. В их личном мужестве никто и никогда не сомневался: оба храбро сражались еще в Первую мировую. Однако, имея под своим командованием сотни тысяч бойцов и необходимые средства связи, в 1944 году лично в бой, конечно, не бросались. Малиновский получил югославскую награду за три года до смерти — 27 мая 1964 года, а Толбухин — 31 мая 1945 года. 

Сергей Семенович Бирюзов в октябре 1944 года командовал проводившей Белградскую операцию 37-й армией, после войны был главным советником болгарской армии, в 1955-м стал маршалом СССР, а с 1963-го руководил советским Генеральным штабом. Звание Народного Героя СФРЮ он получил посмертно — 20 октября 1964 года. Возглавляемая им советская делегация погибла 19 октября 1964 года в авиакатастрофе у горы Авала, когда направлялась на торжества в честь 20-летия освобождения Белграда. 

Вместе с ним погиб и начальник Академии бронетанковых войск генерал-полковник Владимир Иванович Жданов. Именно войска его 4-го механизированного корпуса непосредственно освобождали Белград, и звание Народного героя он получил сразу после освобождения югославской столицы – 20 октября 1944 года.

Памятник советским ветеранам войны на месте авиакатастрофы 19 октября 1964 года

Тогда же вместе со Ждановым этого звания удостоился генерал-майор Семен Антонович Козак. Его 73-я гвардейская стрелковая дивизия вскоре после освобождения Белграда в ноябре 1944-го форсировала Дунай и захватила плацдарм в районе хорватского села Батина. Успешно «расширив» этот клочок земли, а затем выстроив оборону, Козак прикрыл переправу других частей 57-й армии и 51-й воеводинской (югославской) дивизии. Эта операция не только открыла Красной Армии дорогу в Венгрию с юга, но и заметно упростила войскам Тито освобождение еще занятой оккупантами территории Югославии. За Батинское сражение Козак получил не только Народного героя Югославии, но и вторую Золотую Звезду Героя СССР (первой он удостоился за форсирование Днепра). 

Советский флот в списке югославских Народных Героев представлен капитаном 2-го ранга Григорием Николаевичем Охрименко. В качестве флагманского минера Дунайской военной флотилии он руководил разминированием акватории Дуная. Опыт подобных смертельно опасных работ Охрименко получил на Черном море, а на самой длиной реке Европы ему довелось руководить не только советскими, но и югославскими, румынскими, болгарскими, венгерскими тральщиками. Награду он получил 21 июля 1945 года. 

Асы югославского неба

Экипаж майора Шорникова с орденами Народного героя Югославии (слева направо: П. Н. Якимов, А. С. Шорников, Б. Т. Калинкин)

Десять из шестнадцати советских Народных героев Югославии служили в авиации. Первыми этого звания (а также звания Героев СССР) удостоились пилоты Ли-2, которые 4 июня 1944 года эвакуировали Иосифа Броз Тито и еще 19 членов Верховного штаба партизанского движения из района города Дрвар. Ими были Александр Сергеевич Шорников, Борис Тихонович Калинкин и Павел Никитович Якимов. Награда им была вручена 25 сентября 1944 года. 

  • О том, как советские пилоты обнулили результаты немецкой операции «Ход конем», «Балканист» уже рассказывал в статье «Спасти маршала Тито»

Активное участие в этом событии принимал и майор Василий Андреевич Улиско: его экипаж эвакуировал других членов Верховного штаба. Будучи блестящим штурманом, Улиско также проложил порядка 30 маршрутов до площадок сброса груза, предназначенного для югославских партизан, в разных районах страны. Орденом Народного героя Югославии он был награжден 21 июля 1945 года. После войны Улиско продолжил службу в ВВС и погиб 26 апреля 1956 года при исполнении служебных обязанностей. По официальной версии он совершал воздушный рейс над западным сектором Берлина, и его самолет столкнулся с радиомачтой.

Спасение руководителей партизанского движения было пускай и самым ярким, но лишь эпизодом в работе пилотов. Командующий советской дальней авиацией главный маршал ВВС Александр Евгеньевич Голованов писал о том, что с правобережья Днепра налаживать «воздушный мост» с партизанами начали еще в ноябре 1943 года: 

«Сложность и опасность полетов в горной местности по розыску площадок и сбросу грузов с минимально возможной высоты — чтобы гарантировать их попадание в руки адресата, а не врага, и избежать столкновения с горами, — обязывали экипаж быть предельно внимательным. Я уже здесь не говорю о возможной встрече с истребителями и о преодолении других средств противовоздушной обороны противника. Из-за ограниченного количества топлива приходилось лететь напрямую через его районы». 

Первопроходцем на этих опасных маршрутах стал экипаж под командованием уроженца Кутаиси майора Александра Теопановича Манагадзе. Каждый рейс обеспечивал партизан 1,5-2 тоннами жизненно необходимого груза — оружия, боеприпасов, лекарств, одежды, еды. Выбор правильного маршрута и успех посадки зависел, прежде всего, от мастерства штурмана — Ивана Антоновича Булкина. Манагадзе и Булкин стали Народными героями Югославии 21 июня 1945 года. Данных о послевоенной судьба Манагадзе найти не удалось. Что касается Булкина, то в запас он был уволен в 1960-м году в звании подполковника, в 1961-м посетил Югославию в составе делегации ветеранов.  

Помимо Манагадзе и Булкина, тем же указом Антифашистского Вече Народного Освобождения Югославии от 21 июня 1945 года звание Народных героев было присвоено еще двум участникам дальних полетов из других авиационных экипажей.

Павел Игнатьевич Дмитриенко, как и Булкин, был штурманом. Он служил в 22-м гвардейском авиационном полку дальнего действия. Летал на американском среднем бомбардировщике В-25 «Митчелл». Погиб в январе 1951 года в возрасте всего 30 лет, как можно предположить, в авиационной катастрофе. Его ровесник Иван Никифорович Константинов выполнил около 50 рейсов к партизанам. 

Е. Халдей. Югославские крестьяне приветствуют советского летчика, приземлившегося на югославской территории / МАММ / МДФ

Маршал авиации Александр Голованов в своих воспоминаниях приводит письмо, которое прислали ему партизаны после очередного рейса: 

«Дорогие братья и боевые товарищи! Ваш драгоценный груз попал в наши руки. Оружие, которое вы нам сбросили, уже бьет фрицев и изменников. Приближается час нашей общей победы. Заверяем вас, что ни одна винтовка, полученная из ваших рук, не пощадит врага. Просим вас, товарищи, сбрасывать нам ваши газеты, журналы и книги. 
Да здравствует СССР, вождь всех свободолюбивых народов в борьбе за уничтожение фашистского ига! 
Да здравствует непобедимая героическая Красная Армия! 
Да здравствует Народно-освободительная армия Югославии! Да здравствуют наши любимые вожди маршал Сталин и маршал Тито! 
Да здравствует дружная семья славянских народов! 
Да здравствует сталинское племя крылатых! 

Солдаты, подофицеры и офицеры 24-й сербской дивизии НОА Югославии.
 24 сентября 1944 г. №899». 

Письмо датировано 24 сентября 1944 года, когда Красная Армия приблизилась непосредственно к границам Югославии. Теперь речь шла уже не только о снабжении, но и поддержке партизан путем нанесения бомбовых ударов. Соответствующая задача была возложена на 17-ю воздушную армию, которой командовал генерал-полковник Владимир Александрович Судец. В 1955 году он стал командующим Дальней авиацией СССР. Звание Народного Героя Югославии получил в 1964-м — к 20-летию освобождения Белграда.

Ил-2

В период, когда Красная Армия вела боевые действия уже на территории Югославии, особенно терзала врага штурмовая авиация, а конкретно — авиагруппа генерал-майора Андрея Никифоровича Витрука, в которую вошли 10-я гвардейская штурмовая авиадивизия, 236-й истребительная авиадивизия и 1975-го зенитно-артиллерийский полк. Еще в ходе войны, как и после ее окончания, под руководством Витрука была налажена подготовка летчиков и техников югославской авиации. Звание Народного Героя он получил 29 января 1945 года. Умер в возрасте всего 44-х лет и был похоронен в киевском парке Вечной Славы.

Можно обратить внимание, что из 16 офицеров Красной Армии, удостоенных Народных Героев СФРЮ, девять были русскими, шестеро — украинцами и один — грузином. Но, конечно, такие подсчеты были для того времени не характерны, и сами Герои считали себя, прежде всего, советскими гражданами.