«Ядовитые звезды Евросоюза»: Македонию вынудили отречься от себя ради вступления в ЕС. Но гарантий не дали

«Черная чума появилась там, внизу, в Македонии» — так начинается македонская народная песня, текст которой точно отражает исторический путь македонского народа, сохраняя актуальность (и будучи почти пророческим) и в наши дни. Как и много раз в истории, Македония и её народ вновь переживают драматический период. Французское правительство, рассчитывая в очередной раз сыграть роль европейского миротворца, выдвинуло предложение по разрешению многолетнего спора с Болгарией — и подлило масла в разгорающееся пламя балканских противоречий. 

На протяжении своей короткой истории в статусе суверенного государства Македония постоянно шла на уступки как на внешнем уровне, так и на внутреннем. В 1993 году страна была принята в ООН под названием «Бывшая Югославская Республика Македония» (БЮРМ). Под давлением Греции и Запада в 1995 году она сменила национальный флаг. В 2001 году, после конфликта с албанскими повстанцами, македонцы заключили с ними Охридское рамочное соглашение, которое повлекло изменение Конституции и предоставило албанцам широкие права, впоследствии еще больше расширенные Майским соглашением 2007 года. 

В 2017 году между Скопье и Афинами было заключено Преспанское соглашение, согласно которому Македония обязалась сменить название на «Северную Македонию», а также отказаться от своей древней истории: все ради того, чтобы Греция сняла вето на вступление страны в НАТО. В этот же период Скопье заключило Соглашение о добрососедстве с Софией, и этот документ дал Болгарии возможность наложить серию запретов на начало переговоров о вступлении Македонии в ЕС. 

Также нужно отметить, что после распада Югославии Македония оказалась на периферии балканской политики. Она не была втянута в военный конфликт 1991-1995 гг., благодаря чему сохранила ровные взаимоотношения с бывшими югославскими республиками. Однако страна быстро попала под влияние США, которые использовали территорию государства для базирования своей авиации, осуществлявшей бомбардировки Сербии.

Влияние Америки на долгие годы стало определяющим фактором внешней и внутренней политики страны. Иначе объяснить стремительное вступление в 2020 году небольшого (как по размерам территории и ВВП, так и вооруженных сил) государства в НАТО проблематично. Сложно также утверждать, что присоединение Македонии к Североатлантическому альянсу усилило потенциал этого военного блока. А вот раздражение России этот шаг усилил однозначно.

Именно на этапе решения вопроса о вступлении в НАТО обострился вопрос македонского национального самосознания: Греция отказывалась одобрять заявку страны в Альянс, пока та не изменит своего названия, апеллируя к тому, что Македония – это историческая область Греции. В этот период государство получило свое текущее международное название – Северная Македония (до этого – БЮРМ). Такое положение дел не устроило македонский народ, который до сих пор не понимает и не принимает «приставку» «Северная». Но противостоять поддерживаемым американцами национальным элитам – задача не из лёгких.

Последние годы принесли народу Македонии еще одно испытание, на этот раз — с болгарским «оттенком». София не признает право македонского языка на существование, считая его «диалектом болгарского». Необходимо отметить, что незадолго до проведения в Брюсселе первой межправительственной конференции, открывшей Македонии путь в ЕС, Болгария обнародовала одностороннюю декларацию об отрицании македонского языка. Так, в отдельном заявлении болгарского МИД указывалось, что ссылка в документах ЕС на официальный язык Республики Северная Македония никоим образом не должна толковаться как «признание македонского языка Болгарией».

Такой политический вектор можно справедливо считать вмешательством во внутренние дела Скопье, так как Болгария хочет на законодательном уровне закрепить свое присутствие во внутриполитическом поле нашего государства.

Однако для македонцев недопустимо поднимать ни вопрос языка, ни вопрос законодательного закрепления болгарского присутствия. И поэтому в ответ на французское предложение о начале переговоров с ЕС македонский народ мобилизовался и решительно сказал  «Нет!».

Тем не менее правительству удалось провести французское предложение через парламент, что можно назвать предательством на национальном уровне. И оно повлечет не прогнозируемые для будущего страны последствия. Можно смело утверждать, что дни этого правительства сочтены, и в ближайшее время оно окажется на свалке истории.

Европейские лидеры и их эмиссары в последнее время снова зачастили в Македонию. Их цель ясна: обмануть македонский народ и «протолкнуть» французское предложение. Они делают заявления, аналогичные тем, что звучали в 2017 году (когда Македония меняла свое название), и сводятся к трем аргументам: 

1). «Вы должны сделать это ради ЕС»; 

2). «Это последнее, что требуется от Македонии»;

3). «Бери — или оставляй…».

Что ж, если Преспанское соглашение было «последней и величайшей жертвой» в череде жертв, которые страна принесла для вступления в ЕС, откуда взялось это последнее французское предложение, которое требует от нас самых больших уступок?

К этому следует добавить, что предложение Франции, предполагающее снятие болгарского вето, представляет собой катастрофу для самого Евросоюза. Вместо легкого выхода из ситуации предложение Парижа еще больше запятнает репутацию ЕС и похоронит процесс евроинтеграции.

15 июля 2022 г. президент Европейской комиссии (ЕК) Урсула фон дер Ляйен во время своего выступления с трибуны в парламенте Македонии заявила: «Европа ждет вас. Ваше будущее — в ЕС. Нет сомнения, что македонский язык — ваш язык. Северная Македония имеет право дождаться нового предложения. Комиссия рекомендует начать переговоры в течение последних 13 лет. Конечно, вы были разочарованы тем, что переговоры не начались сразу после Преспанского соглашения. Но мы — вместе, и мы не сдавались. Мы все должны смотреть вперед и использовать открывающуюся перед нами возможность. Мы можем сделать это уже на следующей неделе, сделав первый шаг в пересмотренном предложении Франции»,  — сказала фон дер Ляйен.

Депутаты от македонской оппозиции освистали ее во время выступления. Они вывесили транспаранты с надписями «Нет», «Ультиматум? Нет, спасибо!» и «Язык — это идентичность», выражая свое негативное отношение к французскому предложению. Кроме того, во время выступления фон дер Ляйен перед зданием парламента прошли массовые акции протеста. 

На следующий день французское предложение было вынесено на парламентское голосование. После ожесточенных дебатов депутаты от оппозиции покинули зал. Остальные же одобрили выводы, обязывающие правительство продолжать процесс интеграции с Европейским союзом и принять условия переговоров о вступлении, предложенные председательствующей в Совете ЕС Францией. Из 120 депутатов Ассамблеи в голосовании участвовали 69 (из них 68 проголосовали «за»). Оппозиция же утверждает, что вопрос еще не закрыт и у нее есть план «Б». Она объявила о сборе подписей для организации референдума, на котором граждане смогут высказать свое мнение о предложении Франции, а также о Соглашении о добрососедстве с Болгарией.

Стоит подчеркнуть, что правительство не обладает большинством в две трети голосов в парламенте, чтобы инициировать необходимые изменения в Конституцию.

В начале лета Институт политических исследований в Скопье (IPIS) провел исследование общественного мнения. По его итогам стало известно, что на вопрос «согласны ли вы начать переговоры с ЕС ценой того, что Македония примет предложение Франции» 72,8% этнических македонцев ответили «нет». В целом, около 56% респондентов — вне зависимости от национальности — высказались против указанного предложения (опрос проводился с 4 по 6 июня в формате телефонного опроса общественного мнения. Опрошено было 1114 совершеннолетних граждан).

17 июля глава МИД Болгарии Теодора Генчовска, после подписания в Софии двустороннего протокола с главой македонской дипломатии Буяром Османи, заявила болгарским СМИ: «Существует механизм контроля за выполнением договоренностей. Это не просто двусторонний протокол. Отныне только от Северной Македонии зависит, когда страна войдет в ЕС и как долго продлится переговорный процесс». 

По ее словам, «следующие шаги должны привести к включению болгар в Конституцию Македонии — и не только в нее, а во все законодательство».

«Болгария не отступает от своей позиции в отношении официального языка Северной Македонии. Мы полностью уважаем решение Национального собрания, согласно которому Болгария не признает этот язык. Если говорить об остальных 26 членах [парламента Болгарии], — у них свое мнение, и мы никоим образом не можем обязать их принять наше, но позиция Болгарии гарантирована во всех переговорных рамках», — заявила Генчовска.

Бывший глава македонской дипломатии Никола Димитров, подписывавший Преспанское соглашение с Грецией об изменении названия Македонии, в интервью сербскому телеканалу N1 заявил, что предложение Франции урегулировать спор между Скопье и Софией «является опасным прецедентом и открывает перед Болгарией возможность блокировать и шантажировать Македонию в течение всего переговорного процесса». 

По словам Димитрова, Париж допустил, чтобы не решенные с Болгарией двусторонние вопросы вошли в повестку переговоров, — а спор с Софией касается македонского языка, идентичности и истории. Это, в свою очередь, противоречит важнейшим европейским принципам, включающим уважение языковой и культурной самобытности и разнообразие континента.

Тем не менее 19 июля Евросоюз начал переговоры с Албанией и Северной Македонией о присоединении. Фон дер Ляйен отметила, что «теперь ЕК и команды переговорщиков от двух стран начнут первый этап процесса, который предполагает, что Тирана и Скопье ознакомятся с правами и обязанностями членов ЕС». На этом фоне Белый дом заявил, что приветствует проведение первой межправительственной конференции между ЕС, Албанией и Северной Македонией, и добавил, что «место всех балканских государств — в Евроатлантических структурах».

Ирония в том, что македонцам в очередной раз пытаются продать миф, что македонский язык «гарантирован» существующим «французским предложением». Язык по своей природе подчиняется не внешним «гарантиям», а суверенной воле его носителей и их намерению использовать, кодифицировать и называть его по своему усмотрению. Македонский язык является официальным языком нашей страны со 2 августа 1944 года, а с 1977 года он признан ООН. 

Трек Македонии в ЕС напоминает «черепашьи гонки». Этот путь взлетов и падений длился 17 лет и будет продолжаться еще долго. Страну ожидает жаркая в политическом и экономическом смысле — и холодная в энергетическом —  зима. 

Дни нынешнего правительства сочтены, а досрочные выборы неизбежны. Оппозиция, очевидно, победит, и еще неизвестно, продолжит ли новое правительство реализацию французского предложения и требований Болгарии. Но одно можно сказать наверняка: Северная Македония вступает в неспокойный период, как и все Балканы. 

Путь Македонии однозначно проходит через тернии. Но приведет ли он к звездам европейского флага – вопрос в известном смысле риторический.

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх