С 10 по 15 сентября сербские военнослужащие должны были участвовать в ежегодных учениях «Славянское братство» в Белоруссии, однако менее чем за сутки до их начала министр обороны Сербии Александр Вулин озвучил решение правительства страны на ближайшие шесть месяцев отказаться от участия во всех международных учениях. Сербские солдаты в тот момент уже находились на территории Белоруссии.

Глава оборонного ведомства подчеркнул, что государство оказалось под «страшным, незаслуженным прессингом» со стороны Евросоюза, и было вынуждено принять данное решение. 

«Давление, которое не имеет никакого смысла, которое не является результатом наших решений, или действий, или сложившейся реальности. Это результат истерии, которая определяет политические решения и шаги больших и могущественных стран. От нас требуют отказаться от военных учений в Белоруссии ценою нашего европейского будущего, ценою еще большего давления на нашу политику и наш народ в Косово и Метохии и в Республике Сербской», — заявил Вулин в своем сообщении от лица минобороны Сербии.

Важно отметить, что в Минске не стали реагировать на действия Сербии – ни одного осуждающего заявления в адрес руководства Белграда не прозвучало.

Если обратиться к прошлому, то Минск и Белград всегда связывали теплые и дружественные отношения. Ключевую роль в них сыграла поездка Александра Лукашенко в Белград в разгар натовских бомбардировок 1999 года: он оказался единственным из мировых лидеров, кто не побоялся посетить Сербию в тот период. 14-го апреля, когда авиация Североатлантического альянса бомбила сербские города, Лукашенко отправился в столицу Югославии. Несмотря на то, что НАТО отказывалось предоставлять гарантии безопасности белорусской делегации, он не отказался от полета, чем снискал симпатии со стороны населения и руководства страны. 

Президент Югославии Слободан Милошевич и президент Белоруссии Александр Лукашенко в Белграде в 1999 году

Отношения двух стран на современном этапе насыщены регулярными визитами, стороны постоянно проводят переговоры по ряду стратегических вопросов. Во время визита Александра Лукашенко в Белград в декабре 2019 года сербский лидер Александр Вучич лично встречал главу белорусского государства у трапа самолета. Фотографию в твиттере, на которой он тепло обнимается с коллегой, Вучич подписал «Добро пожаловать, большой друг Сербии».

Чем продиктованы перипетии в межгосударственных отношениях и как отнеслись к ним в Минске, «Балканисту» прокомментировали эксперты из Белоруссии. 

Научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, главный редактор портала IMHOclub.by политолог Алексей Дзермант акцентировал внимание на том, что Сербия во многом была вынуждена прислушаться к своим европейским соседям. Дзермант, в частности, убежден: решение Белграда обусловлено, прежде всего, западным давлением. 

«К сожалению, руководство сербского государства, несмотря на тесные и дружественные отношения, которые сложились с Беларусью, все равно поддается давлению как со стороны Евросоюза, так и со стороны блока НАТО. И это не изменить до тех пор, пока у Сербии не появится какая-то реальная геополитическая и экономическая альтернатива, — полагает он. — На современную политику сербского государства влияет окружение, в котором оно находится, экономические связи, которые есть у Сербии, а это всё — сильная зависимость от западных стран».

Отсутствие реакции белорусского руководства Дзермант объясняет пониманием ситуации, в которой находится Сербия.

«В Минске прекрасно понимают, что далеко не все зависит от самого Белграда. Никакой существенной поддержки в плане военной или экономической помощи мы не можем ждать. К сожалению, Сербия очень далеко, она окружена недружественными странами, которые не позволяют ей выстраивать какие-либо прямые близкие отношения между нашими государствами. В общем-то, это проблема географии. Если бы мы находились рядом, граничили друг с другом, все было бы проще, и Сербия была бы настоящим союзником. А сейчас она вынуждена лавировать между различными центрами силы», — подытожил он.

Александр Лукашенко и Александр Вучич

Белорусский политический аналитик Петр Петровский считает, что у Белграда ограниченный коридор возможностей, а в случае интеграции Сербии в ЕС ее сотрудничество с Москвой и Минском будет контролироваться Брюсселем.

«Только переориентация на интеграцию в Евразийский Союз и ОДКБ сможет не допустить подобной ситуации», — убежден он.

Отсутствие реакции у Минска на действия Белграда Петровский объясняет тем, что ввиду событий в стране белорусским властям попросту было не до этого.

«Минску не до Сербии. Да и от реакции особо никаких результатов не получится. Поэтому в Беларуси просто не заметили, что у Белграда имеется такая позиция», — отметил он.

Между тем в самой Сербии подчеркивают, что отказ от совместных учений с другими странами — это единственный способ сохранить военный нейтралитет, и вместе с тем это решение — временное. 

«Мы не позволили сербской армии стать поводом для шантажа. Если бы мы отказались от учений с Белоруссией, но продолжили бы проводить учения, например, с Соединенными Штатами Америки и Российской Федерацией, это означало бы, что Белоруссия — ”плохой парень” и, конечно, мы бы таким образом сами и нарушили бы свой военный нейтралитет», — прокомментировал ситуацию Александр Вулин, подчеркнув, что принимать решение было тяжело. 

Александр Вулин

Отвечая на вопрос, что произойдет через полгода, министр обороны ответил, что он будет предлагать продолжить участие в совместных учениях, потому что военнослужащие, которые не взаимодействуют с армиями других государств, отстают и проигрывают им, так как лишаются возможности наблюдать, как те развиваются. 

Остается лишь отметить тот факт, что глава оборонного ведомства Сербии особо подчеркнул, что настаивает на прекращении участия сербских военных и в миссиях Евросоюза. Позицию свою он аргументировал весьма прямо.

«Если [в Брюсселе] хотят использовать нашу армию как фактор шантажа дружественных нам государств, тогда и нам нет необходимости пополнять ряды военнослужащих, участвующих в их миссиях, — указал Александр Вулин. — Мы, естественно, примем любое решение правительства и подчинимся указанию Верховного главнокомандующего ВС страны Александра Вучича — это наша обязанность, однако мое мнение состоит в том, что от участия в миссиях Евросоюза нам следует отказаться. Если вы уже хотите использовать нашу армию против Белоруссии или использовать нас как средство наказания кого бы то ни было, нам не следует участвовать в ваших миротворческих миссиях. Поищите кого-нибудь другого».