«Временные трудности»: станут ли афганские беженцы проблемой для Балкан?

Возвращение к власти в Афганистане радикального движения «Талибан» (запрещенного в РФ) после вывода из страны американских военных  контингентов вызвало по всему миру жаркие дискуссии. Предметом обсуждений стали не только потраченные Вашингтоном миллиарды долларов, бегство американских военных и просчеты лидера США Джо Байдена, но и судьба жителей страны, стремящихся избежать возмездия талибов. 

Шокирующие кадры, как отчаянные афганцы цепляются за шасси американских транспортных самолетов, облетели весь мир. Сейчас общественное мнение больше всего озабочено вопросом, где найдут приют граждане Афганистана, сотрудничавшие с представителями западных стран? Переводчики, проводники, обслуживающий персонал, некогда получавшие зарплату в долларах, в одночасье превратились из счастливчиков в беженцев. Талибы по понятным причинам без особых раздумий расправятся с «коллаборационистами». Пропагандируемые Америкой принципы гуманизма не позволяют Вашингтону закрыть глаза на проблему: некоторых афганцев постараются спасти, но их не станут пускать в Штаты без визы и без проверки. США необходимо время и некая база для «передержки», поэтому Вашингтон обратился за помощью к третьим странам.

Соседи Афганистана помогать сразу отказались: им своих проблем хватает. В Европе с беженцами еще с 2015 года некоторый перебор. От них (в том числе, от афганских) пытаются избавиться всеми способами, а страны на рубежах ЕС регулярно отражают попытки нелегалов пересечь границы. Поэтому американцы обратились к государствам, чьи власти отказать просто не посмеют, и роль приемного пункта на себя взяли Албания, Северная Македония и самопровозглашенное Косово. Албанцы, проживающие в этих странах, по жизни обязаны Америке (да и действующий македонский премьер Зоран Заев, к слову, оказался в своем кресле не без прямой помощи из-за океана). Когда Тирана, Приштина и Скопье официально дали согласие на размещение беженцев, началась вторая серия «кабульской драмы». Сербское общество всерьез озаботилось, к каким последствиям может привести гостеприимство соседей и косовских сепаратистов. 

Могут ли террористы проникнуть на Балканы под видом беженцев? 

По мнению некоторых сербских политологов, среди беженцев могут оказаться террористы, а также вербовщики. 

«Никто не знает, сколько среди прибывающих беженцев, якобы спасающихся бегством от террористов, окажется внедренных агентов различных исламистских организаций, направляющихся в Европу, чтобы создать ячейки для их дальнейшей деятельности», — полагает политический аналитик Драгомир Анджелкович. 

Создание «зеленого пояса» от Турции через Балканы в Европу, который часто называют террористическим, — действительно пугающая перспектива. Но едва ли можно говорить о том, что афганские беженцы станут кирпичиком при его строительстве. Во-первых, направляемые американцами беженцы уже прошли через несколько фильтров. Конечно, не исключено, что в общем потоке может оказаться один-два идейных талиба, но террористам проще было бы прилететь в качестве туриста или студента: так для них было бы безопаснее, нежели в условиях прямой проверки американскими спецслужбами, которая необходима для получения кресла в транспортнике ВВС США. А высылаемые из Кабула беженцы — это те, кому в определенной степени доверяли. Во-вторых, основная масса бегущих из Кабула — это люди, которые не разделяют мировоззрения рядового боевика «Талибана». Они бы стремились покинуть Афганистан, даже если бы их жизни ничего не угрожало, так что вряд ли они станут проводниками идей радикального ислама. 

Вообще говоря, исламизацией региона занимаются скорее по «официальной линии»: через фонды, конференции, слеты и строительство культовых сооружений, финансируемые правительствами ближневосточных стран. Исламисты-фанатики же молятся в своих селах и не печатают листовок. В лучшем случае они появятся на сцене только во время войны — и то как исполнители приказов, а не идеологи. К примеру, в той же Боснии и Герцеговине есть целый ряд ваххабитских сел, и часть их жителей прошла закалку в том же Афганистане и на ближневосточном театре боевых действий. Боснийские сербы разделяют точку зрения, что реальная опасность исходит скорее от подвыпившего сараевского патриота Боснии, ненавидящего все сербское, нежели от бородача, ведущего сельский полуотшельнический образ жизни, который чтет законы Корана и не допускает его самовольных трактовок.   

Повлияет ли прибытие афганцев на демографическую ситуацию на Балканах?

Еще одно опасение, связанное с прибытием мигрантов, заключается в том, что Америка может отказаться от намерения забрать их к себе, и афганцы останутся брошенными на Балканах.

«Что касается прибывающих афганцев, то это люди, не связанные с радикальным исламом. Западные центры силы, в первую очередь, Вашингтон, пытаются спасти их, потому что они работали на них. Уедут ли эти беженцы через какое-то время на Запад — другой вопрос. Независимо от того, что это за люди, их приезд создает демографическую проблему для региона. Безусловно, он усиливает влияние исламского фактора в этой части Европы. А если эти люди останутся на Балканах навсегда, это может повлиять на демографическую структуру региона и ситуацию в целом. Также немаловажно, как беженцы будут себя вести. В любом случае тут возникает новая угроза  безопасности. Странам региона придется с нею считаться», — полагает бывший сербский дипломат Зоран Миливоевич. 

Позволим себе возразить, что тем афганцам, которые стремятся покинуть родину, мил тот образ жизни и степень свободы, которые в Афганистане можно было найти только в периметре американской базы или стенах посольств западных стран. Исламские ценности интересуют их в куда меньшей степени.  Так что именно из-за стремления к западным стандартам жизни, — а также к безопасности и достатку, связанными с ними,  — афганские беженцы едва ли рассматривают Балканы как место постоянного или длительного пребывания. 

Даже афганские нелегалы, которые пересекают границу Сербии, хотят как можно скорее оказаться на территории ЕС. Стоит ли предполагать, что те, кого премьер-министр Албании Эди Рама назвал «представителями афганских интеллектуальных кругов», пожелают оставаться в Албании  и Северной Македонии (которые уступают Сербии по экономическому развитию)? Тем более вряд ли им захочется задержаться в Косово, где мир поддерживается такими же американскими военными, которые ранее покинули Афганистан: доверие афганцев к США уже сильно подорвано. Даже если допустить, что Штаты по каким-то причинам откажутся принимать беженцев, то скорее всего те захотят попытать счастья в Германии, Италии, Франции, где обосновались тысячи их соотечественников. 

Кроме того, число беженцев, перебрасываемых из Кабула в Албанию, Северную Македонию и Косово, слишком мало, чтобы говорить о возможности создания «афганистауна» или маленького Кабула в одной из вышеперечисленных стран. Суммарное их количество уступает числу нелегалов, и так находящихся в балканских странах. А вот как раз среди последних полно тех, кто разделяет взгляды экстремистов. 

Для сравнения: не так давно в одной лишь Боснии и Герцеговине таковых были десятки тысяч. Часть из них до сих пор живет в официальных и не официальных лагерях. В городе Бихач беженцы (главным образом из Афганистана) составляли около 10% населения города. Никакой их ассимиляции не произошло, даже учитывая, что Бихач — мусульманский город. Наоборот, его жители стали устраивать митинги против беженцев, создавать народные патрули и требовать выслать гостей из их муниципалитета. 

А в июне и июле этого года сербская полиция только в Белграде в ходе двух спецопераций задержала 262 нелегальных мигранта, которые были отправлены в центры по приему беженцев. Это больше, чем на этой неделе приняла Албания (первая партия беженцев составила 250 человек). 

По данным Управления верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ) при ООН, с начала 2021 года в Сербию под видом беженцев прибыло 2874 афганских гражданина, в том числе 600 несовершеннолетних (в основном, мальчики и юноши без сопровождения взрослых). При этом динамика миграционного потока за последние месяцы не изменилась, и в настоящее время в 13 сербских центрах, находящихся в ведении УВКБ, размещены 1177 афганских граждан.

Пример Бихача наглядно показывает, что любые мигранты — и афганские беженцы тут не исключение — оказывают серьезную нагрузку на социальную структуру страны, их приютившей. Востоковед и политолог, автор популярного Телеграм-канала «Русский ориенталист» Игорь Димитриев, в частности, указал на это в беседе с «Балканистом». Вместе с тем эксперт обратил внимание на повышенный интерес Турции к ситуации в Афганистане. 

«Что касается тех волн беженцев, которыми управляет Турция, — а через нее проходит значительная часть потока беженцев из Азии, — то эти волны используются скорее в качестве социального оружия: когда социальная структура стран расшатывается потоком людей, не интегрированных в общество. Балканы в данном случае могут оказаться совершенно беззащитными перед этими волнами. И Турция под это дело однозначно попытается расширить свое влияние. Тем более, что строительство лагерей для беженцев в Албании, насколько я знаю, проговаривалось турецким руководством с Тираной на международном уровне уже несколько лет назад», — говорит эксперт. 

Может ли прибытие мигрантов обернуться появлением нового маршрута наркотрафика?

Вместе с тем Игорь Димитриев обратил внимание на еще один любопытный сюжет, связанный с активностью турок. Напомним, что на этой неделе Анкара уже несколько раз заявила о готовности к сотрудничеству с талибами и к оказанию им поддержки. Впрочем, пока что новый афганский режим не ответил на эти сигналы. 

«Что касается Турции и ее возможной роли в Афганистане, то весьма вероятно — фактически наверняка, — что интерес Турции к размещению своего контингента в кабульском аэропорту и желание контролировать какие-то перелеты объясняется не только политическими причинами и стремлением заработать в стране какой-то авторитет, но и возможностью захватить контроль над наркотрафиком. Нужно понимать, что 90% производства героина в мире приходится на Афганистан. Это десятки миллиардов долларов, которые получает тот, кто контролирует логистику, то есть доставку наркотиков на Запад — в Европу и США», — указывает автор «Русского ориенталиста». 

По его мнению, Македонию, Албанию и Косово в данном контексте стоит рассматривать не только как пункты размещения мигрантов. 

«Турция, видимо, пытается застолбить за собой этот трафик, и в этом смысле Косово и Северная Македония являются важным звеном маршрута. Вполне возможно, что связка Афганистан – Косово имеет значение не только для миграционного потока и расширения влияния Турции в регионе. Предположим, что она (эта связка) может стать — если уже не стала — транзитной точкой на маршруте», — полагает востоковед. 

Таким образом, Сербии — и балканскому региону в целом — стоит опасаться вовсе не нашествия афганцев: история с «передержкой» беженцев — временная. Реальная же угроза исходит от тех, кто может воспользоваться ситуацией в своих интересах.

С другой стороны, кризис в Афганистане в каком-то смысле предоставляет Сербии определенное пространство для маневров на международной арене. Как уже заметил сербский историк и публицист Срджа Трифкович, размещение беженцев в Косово без согласия Белграда — по сути, продиктованное приштинским «властям» из Вашингтона, — является грубым нарушением принципов международного права и положений Резолюции 1244 Совета Безопасности ООН. Таким образом, у сербов появляется хороший повод требовать возвращения дискуссии о статусе Косово и Метохии на поля Совета Безопасности ООН.

Фото: EPA-EFE/ ANDREJ CUKIĆ

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх