Вице-спикер парламента Черногории: 9 мая должно быть священным днем для всех честных и свободных людей

Несмотря на то, что после парламентских выборов в Черногории ее президент Мило Джуканович утратил контроль над правительством, внешнеполитическая линия официальной Подгорицы по отношению к России не изменилась. Страна не только продлила существующие санкции против Москвы, но еще и ввела новые в феврале и марте 2021 года. А 24 марта министр иностранных дел Джордже Радулович публично поддержал альянс НАТО, который взял курс на усиление конфронтации с Россией. Новое поколение черногорской политической элиты быстро забыло свои предвыборные обещания и продолжило антироссийскую политику своих предшественников. Исключение составил вице-спикер парламента Черногории Страхиня Булаич: политик неоднократно призывал власти немедленно отменить санкции против России. 9 мая, в День Победы, Страхиня Булаич дал корреспонденту «Балканиста» Игорю Дамьяновичу эксклюзивное интервью, в котором он провел параллели между Черногорией и Украиной, указал на попытки ревизионизма, предпринятые предыдущими властями страны, а также предостерег от заигрывания с фашизмом. 

В последние годы власти Черногории, через наиболее влиятельные СМИ и неправительственные организации, активно продвигают идею празднования 9 мая Дня Европы, а не Дня Победы над фашизмом. А что означает 9 мая лично для вас?

Победа над фашизмом, одержанная 9 мая 1945 года, безусловно, является одним из самых больших и значимых событий в новейшей истории. В этот день была побежден Третий рейх, который можно назвать одним из самых ужасных экспериментов в истории человечества. Тот период истории, когда погибло более 60 млн человек, описан в сотнях книг. В тот период самое тяжелое бремя, без сомнения, взяли на себя Советский Союз и Красная Армия. Многим на Западе даже сегодня трудно осознать масштабы жертвы, принесенной СССР ради избавления мира от коричневой чумы. Один только Ленинград за 900 дней блокады понес вдвое больше потерь, нежели американцы за все время Второй мировой войны. Вполне очевидно, что для России этот день — священный. Я думаю, что таковым он должен быть для каждого честного и свободно мыслящего человека. А все попытки пересмотреть исторические факты, — которые в основном, предпринимаются на Западе, — заранее обречены на провал. Подобные поползновения не просто выглядят как гротескная карикатура. Они вселяют в очевидца этих попыток весьма странное чувство: в них столько силы — и столько глупости. Невероятна степень их недальновидности и непонимания как русского народа, так и православного мира в целом. 

Для меня 9 мая, прежде всего, остается Днем Великой Победы над величайшим историческим злом. В этот день нацистская Германия подписала капитуляцию перед гениальным маршалом Жуковым — одним из величайших полководцев в истории.

9 мая 2019 года гражданам России и Сербии, а также лидерам блока  «Демократический фронт» Андрии Мандичу и Милану Кнежевичу были вынесены приговоры по делу о попытке так называемого «госпереворота» (их обвиняли в том, что в преддверии парламентских выборов 2016 года они якобы планировали ликвидировать тогдашнего премьер-министра Мило Джукановича — прим. ред.). По вашему мнению, эта дата — 9 мая — была выбрана специально?

Я не верю в то, что это могло быть совпадением. Предыдущие власти часто предпринимали самые разные шаги, которые шли вразрез со здравым смыслом. Я не вполне уверен, что все было задумано именно так, однако мне кажется, что решающую роль во всем этом сыграли очень плохие исполнители и отвратительные стратеги — люди, полностью зависимые. Здесь снова можно поднять вопрос об их мотивах: почему именно 9 мая? 9 мая — как День Европы, или 9 мая — как День Победы над фашизмом? Как бы то ни было, я убежден, что в этот день предыдущее правительство — антисербское, антироссийское и антиправославное, — в первую очередь, отчаянно стремилось угодить западным кураторам из НАТО, потому что они уже пообещали им «улучить подходящий момент». По их замыслу, попытка провернуть это все в «День Европы» должна была стать недвусмысленным сигналом, что Подгорица «заняла оборонительную позицию», что «никакие православные ретрограды из России и Сербии не добьются своего», а «альянс НАТО может быть спокоен, потому что Черногория — его верный член». 

Нам не следует забывать, что «ветеран» шведской дипломатии Карл Бильдт не так давно прямо заявил: «Для западной цивилизации православие представляет большую опасность, чем исламский фундаментализм». И чем же в этом контексте занималась Черногория?… Все это — прекрасный кейс не только для теоретиков политологии, философов, социологов, но, прежде всего, для психологов и  психиатров. 

Ревизией истории Второй мировой войны уже давно занимаются по всей Европе. Более того, в Прибалтике, Польше и на Украине переписывание истории стало элементом официальной политики. Не находите ли вы тут сходства с курсом бывшего правительства Черногории, которое пыталось на законодательном уровне назвать объединение Черногории и Сербии 1918 года «сербской оккупацией» и «аннексией»?

Это просто невероятно, что по прошествии восьми десятилетий с начала Второй мировой войны нам приходится защищать совершенно ясные и однозначные факты, доказанные исторически и проверенные временем. Тем не менее здесь свою пагубную роль сыграли вестернизация, глобализация, американизация — называйте их как угодно… Все новые «правила», которые пришли вместе с этими поветриями, навязываются нам, если кому-то это необходимо, они же позволяют «писать историю» кому угодно, независимо от его образования, опыта и компетентности. При этом требуется  соблюдать лишь одно правило — принижать значение россиян и России, а также сербов и Сербии, унижать их, стремиться нанести им любой возможный ущерб. В интересах определённых сторон подобные действия уже стали элементом официальной политики таких стран, как Литва, Латвия, Эстония, Польша, Украина… А если речь идет о сербах и Сербии, то тут подключаются Черногория и Хорватия…

И здесь некоторые нашли пространство для совершенно неуместного толкования такого события, как Великая народная скупщина сербского народа в Черногории 1918 года, где была реализована большая идея объединения. К слову, механизм отбора депутатов в эту Скупщину в определенном смысле можно назвать прообразом современной «избирательной системы» в США.

Украина и Черногория, которые по ряду параметров слабо поддаются сопоставлению, тем не менее обладают определенным сходством в плане формирования нации. 

Первые сербские государства зародились на территории сегодняшней Черногории, — и первое Российское государство тоже частично появилось на территории современной Украины. Сходства прослеживаются и когда речь заходит о формировании института церкви. В 1219 году святой Савва Сербский основал первые три православные епархии — Зетскую, Хумскую и Будимлянскую — как раз на территории нынешней Черногории. Святой князь Владимир крестил Русь в 988 году на Днепре — на территории сегодняшней Украины. Там же была образована и Русская церковь, во главе которой встал митрополит Киевский… 

Что происходит сегодня? На Украине украинцы разрывают все связи с россиянами, национализм набирает обороты, с подачи Константинопольского Патриарха на свет появилась так называемая «Украинская православная церковь», которая развязала на православной земле настоящую войну. В  Черногории тем временем процветает так называемая «монтенегрия», а так называемые «новочерногорцы» не хотят иметь ничего общего не только с сербами, но и с православием. Как и в случае с Украиной, очевидно, что речь идет об англосаксонском проекте. Зачем все это делается, спросите вы? Я вам отвечу: их главная мишень — православная Россия.

Во время протестов, устроенных сторонниками Мило Джукановича после поражения его партии на выборах 30 августа, вспоминали про ​​главарей коллаборационистов из Черногории и пели песни хорватских фашистов-усташей. Можно ли проследить тут определенное сходство с митингами украинских неонацистов — сторонников Степана Бандеры — и ежегодными маршами ветеранов дивизий СС в Латвии и Эстонии?

Надо признать, что более уместны здесь сравнения с украинскими бандеровцами, нежели с ветеранами СС в Прибалтике. Вероятно, все дело в «славянской составляющей», в истории формирования украинской и черногорской наций, в образах лидеров пособников фашистов, а еще — в интенсификации контактов украинцев и «новочерногорцев» (выше я уже довольно подробно рассказал об этом). 

Но вернемся к предыдущему правительству Черногории. Оно оставило после себя не только полностью разрушенную экономику, но и попыталось отречься от всего, что связано с нашим прошлым и нашими предками. Прежде всего, я говорю об отказе от собственного цивилизационного пути; о предательстве наших единственных, настоящих и проверенных друзей; об установлении контактов с нашими врагами, которые на протяжении всей истории регулярно искали возможность истребить наш народ и оккупировать наши страны; о  предательстве единственно канонической Церкви, которая породила наше государство; о заигрывании с Ватиканом и о многом другом. Однако и после поражения на парламентских выборах 30 августа прошлого года представители предыдущей власти по-прежнему пытаются остаться на плаву за счет небольшой группы своих преданных единомышленников из числа «новочерногорцев». 

Хотя 30 августа прошлого года народ голосовал за обновление правительства, новые власти не просто продолжили враждебный курс по отношению к России, но и дополнили его в феврале и марте новыми санкциями, продемонстрировав приверженность курсу НАТО. На ваш взгляд, отвечает ли подобная линия кабинета министров Здравко Кривокапича воле народа и интересам граждан Черногории?

Я неоднократно указывал на историческое значение России для формирования, существования и выживания нашей страны, причем такое положение дел не теряет актуальности и для современной Черногории. 

На протяжении всей нашей истории — когда Черногория была княжеством-епископством, затем княжеством, королевством, а теперь стала республикой, — Россия всегда была рядом. Я полностью разделяю и уважаю позицию всех, кто уверен, что без России не было бы и Черногории. Я твердо убежден, что и нынешний премьер-министр Черногории об этом знает. Однако я не совсем уверен, что  знает об этом министр иностранных дел. Во всяком случае, будучи официальным лицом, нельзя говорить о необходимости выстраивания дружеских отношений — и параллельно вводить или ужесточать санкции в угоду чужим интересам. Это — лицемерие. Санкции не являются проявлением дружбы. Подобная политика никоим образом не отвечает национальным интересам и интересам граждан Черногории. Я полностью уверен, что люди, которые на последних парламентских выборах голосовали за смену власти, никогда бы не поддержали такую ​​политику. Этот курс не отражает волю народа. Напротив, действия властей — особенно когда речь идет об отношении к России — обнажают сильное влияние иностранного фактора.

Что вы думаете по поводу всенародного движения «Бессмертный полк»?

Народное движение «Бессмертный полк» я рассматриваю как патриотическое общественное движение достойных людей, которые гордятся своими предками и преисполнены благодарности за их жертву, возложенную на алтарь борьбы с нацизмом. Это величественная и в то же время эмоционально окрашенная акция, которая проводится в День Победы в память о тех, кто пострадал во время Второй мировой войны и погиб на ее фронтах. Я вижу, что с каждым годом число стран и городов, которые присоединяются к маршу «Бессмертного полка», растет. И мне особенно приятно, что эта акция проводится и в Черногории. 

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх