Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, опубликовавший в мае на своей странице в социальной сети Facebook историческую карту «Великой Венгрии» до окончания Первой мировой войны, спровоцировал  широкий общественный резонанс в Хорватии. Толки вокруг поста, сделанного вроде как в поддержку сдающих экзамены студентов, не утихали очень долго.

Espresso

На карте «Великой Венгрии» отмечена историческая территория, включавшая в себя значительную часть современных Хорватии, Румынии, Сербии и Словакии (все эти земли отошли от Венгрии по Трианонскому мирному договору 1920 года после распада Австро-Венгерского государства). Несмотря на то, что с того времени прошло ровно сто лет, многие жители Венгрии до сих пор считают это событие национальной трагедией. Именно поэтому с подобными картами нередко выходят на митинги приверженцы крайне правых взглядов.

Стоит подчеркнуть, это не первый случай, когда Орбан демонстрирует карту «исторической Венгрии». Подобный инцидент произошел, к примеру, в декабре минувшего года. Тогда хорватский премьер-министр Андрей Пленкович обещал провести переговоры с Будапештом на эту тему, однако все ограничилось только обещаниями, и спустя полгода инцидент повторился.

На этот раз реакция хорватского лидера Зорана Милановича была незамедлительной. Он обратился к хорватским студентам с просьбой «не размещать старые карты Хорватии в соцсетях».

«В связи с тем, что [в интернете появилась] карта с изображением гипертрофированной Венгрии — нашего соседа и — в новейшей истории — партнера, которым сегодня управляют хронические ”картоманы”, я решил обратиться к нашим выпускникам школ. Хорватия — это современное европейское государство. В наших шкафах и архивах есть многочисленные карты, на которых наша родина гораздо больше, чем сегодня. Не распространяйте эти карты и не публикуйте их в соцсетях. Они давно потеряли актуальность и, что куда важнее, без конца нервируют наших соседей. Вот так и мы каждый раз удивляемся историческим картам, которые, словно темный фетиш, появляются на страницах некоторых вождей соседних стран. Это провокации тех, кто хорошо знает, что эти карты все равно останутся только в шкафах», — написал Миланович в Facebook, подчеркнув, что нынешнее поколение должно учиться на ошибках прошлого, но при этом смотреть исключительно в будущее.

В свою очередь, глава МИД Хорватии Гордан Грлич Радман обратил внимание на прекрасные отношения между Венгрией и Хорватией, указав при этом на недопустимость территориальных претензий друг к другу.

«Существование исторических карт, которые можно купить в антикварном магазине, не отражает реальность и в некотором смысле отвлекает внимание от актуальных вопросов, таких как общее будущее», — заявил он.

Ну а глава румынского правительства Людовик Орбан ответил на действия своего венгерского коллеги национальной пословицей «Воробей мечтает о кукурузной муке». Правда, полностью данная пословица звучит следующим образом: «Воробей мечтает о кукурузной муке, а безумец — о хаосе».

Эксперты считают неслучайным решение Виктора Орбана вновь напомнить миру о существовании «исторической» карты Венгрии.

Директор Института Западно-Украинских исследований Олег Хавич отмечает, что Виктор Орбан как раз известен своей приверженностью идеи «Великой Венгрии». 

«В декабре 2019 года сеть уже бурлила по поводу фото премьера Венгрии на фоне такой карты, причём размещённой в штаб-квартире его партии ФИДЕС. Однако и тогда, и ныне речь, скорее, идёт о политическом троллинге соседей, чем о реальных территориальных претензиях Будапешта. К примеру, в Хорватии живёт всего около 15  тысяч этнических венгров (0,33% населения страны), они признаны автохтонным национальным меньшинством, их организации получают государственное финансирование, а в населённых венграми районах Хорватии венгерский язык является официальным. Подобная ситуация и в Сербии, где венгерский язык является официальным на территории автономного края Воеводина», — обращает внимание эксперт.

Олег Хавич отметил, что официальный Будапешт пытается обеспечить подобный эксклюзивный статус для венгров и в тех странах, где его нет и пока не предвидится — в Румынии, Словакии и на Украине. 

«В последних двух странах районы с преобладающим венгерским населением находятся на границах с Венгрией, что время от времени и вызывает в Братиславе и Киеве публикации о ”венгерской угрозе”. С другой стороны, такие информационные кампании всегда прикрывают реальные ограничения культурно-языковых прав венгерского меньшинства, которые на Украине начались после принятия законов о языке и образовании», — убежден он.

При этом Олег Хавич не исключает, что Виктор Орбан хотел спровоцировать реакцию структур Европейского Союза.

«Во-первых, [он это сделал] чтобы напомнить о молчании Евросоюза в ответ на притеснения европейских нацменьшинств на Украине, а во-вторых, чтобы показать своим избирателям, что все претензии Брюсселя к Будапешту (по поводу ”узурпации правительством Венгрии власти” и т.п.) являются надуманными», — пояснил он.

В то же время эксперт обращает внимание на то, что хоть Орбан и разместил свой пост ещё накануне Дня Победы и резонанс от этой публикации не утихает до сих пор, реакция соседей Венгрии на действия премьера остается разной.

«Так, президент Хорватии Зоран Миланович буквально через несколько часов написал иронический пост о ”вождях по соседству” и “хронических картоманах”. Однако он акцентировал внимание на том, что в новой истории Венгрия является дружественной к Хорватии страной (тут явный намёк о поддержке, в том числе оружием, во время гражданской войны 1991-1995 годов). В Румынии отшутились пословицей. А вот лидеры Словакии, Сербии и Украины на пост Виктора Орбана вообще не отреагировали. Более того, наличие нынешней Закарпатской области на карте ”Великой Венгрии” не заметили даже в редакции телеканала Euronews – в соответствующем сюжете вспомнили только о Хорватии, Сербии, Румынии и Словакии», — указал он.

В то же время, поскольку Хорватия сейчас председательствует в Европейском Союзе, то ответ президента этой страны можно считать реакцией всего ЕС. И «он был весьма грамотным в пиар-смысле», считает Хавич.

«Правда, нужно отметить одно важное отличие между ”Великой Венгрией” и “Великой Хорватией”. Первая формировалась на протяжении столетий (та же Хорватия была частью Венгерского королевства более 800 лет) и исчезла с карты Европы в 1918 году, а вот вторая существовала лишь в 1941-1945 годах как союзница гитлеровской Германии и печально прославилась массовым уничтожением евреев, цыган и сербов», — подытожил он.

В свою очередь, профессор Российского государственного гуманитарного университета, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Александр Шубин уверен, что ничего экстраординарного в ситуации с Венгрией не произошло. 

«Ничего нового не случилось: сторонники Орбана давно на митинги носят изображения исторической Венгрии», — пояснил он.

При этом Шубин акцентирует внимание на том, что при современной системе международных отношений односторонний пересмотр границ государств Евросоюза исключен.

«Это обычная националистическая агитация, ориентированная на внутриполитические нужды», — заключил он.

Доцент МГИМО Кирилл Коктыш выразил уверенность в том, что действия Орбана носят исключительно вербальный характер.

 «То, что сделал Орбан, вполне в его духе. Он не изменяет своим традициям», — говорит он.

Кирилл Коктыш не сомневается, что сообщение Орбана было ориентировано, в первую очередь, на внутреннюю аудиторию, а не на внешнюю, поэтому данная ситуация не приведет к реальным действиям Будапешта на внешнеполитической арене.

«Орбан демонстрировал своим избирателям готовность отстаивать национальные интересы, он в очередной раз показал свой венгерский национализм, за который его так любят», — пояснил он.

В то же время эксперт уверен, что в данном случае критика в сторону Орбана от лидеров соседних стран пойдет даже на пользу венгерскому премьер-министру и придаст ему вес в глазах своего народа.

«Хорватия уже как-то отреагировала на данную ситуацию, зафиксировав при этом свою готовность отстаивать национальные интересы. Но дальше словесной перепалки двух стран дело не пойдет. Орбан совершил вербальное действие, и все этим и ограничится», — резюмировал он.

Здесь все же стоит отметить, что внешняя политика Будапешта все больше направлена на защиту венгров, проживающих на территориях соседних государств. Неукоснительное соблюдение прав и свобод диаспор является одним из основополагающих моментов при выстраивании отношений Будапешта с соседями. И это венгерский народ, безусловно, учитывает.

Если обратиться к статистическим данным, которые приводит в своей статье эксперт журнала «Международная жизнь» Владислав Гулевич, то на данный момент наибольшее количество венгров за пределами страны проживает в Румынии (1,3 миллиона), Словакии (500 тысяч), Сербии (300 тысяч) и на Украине (156 тысяч). В Хорватии же всего 15 тыс. венгров, однако для Будапешта они представляют особую значимость ввиду того, что занимают густонаселенные районы на границе.

К слову, инциденту с картой предшествовало то, что парламент Румынии отклонил инициативу Демократического союза венгров объявить венгерский язык официальным в Трансильвании. Немногим ранее румынский Сенат отклонил и законопроект о предоставлении автономии некоторым районам Трансильвании, где проживают венгры.

В свете вышесказанного вполне логичной выглядит версия Владислава Гулевича о том, что подобные публичные действия Виктора Орбана являются, ко всему прочему, еще и трансляцией идеи о мобилизации венгров, цель которой — создание трансграничной венгерской общины. Ну а Хорватия в данном случае — самый короткий путь для Венгрии к Адриатике и Средиземному морю, что дает Будапешту призрачные надежды вновь стать средиземнорской державой (как во времена Австро-Венгерской империи), считает эксперт. 

Учитывая, что Венгрия, будучи членом Европейского Союза, не может позволить себе применить силу при решении политических споров, вполне вероятно, что Орбан, публикуя карту, вполне мог прибегнуть еще и к активизации венгерских общин в соседних странах, чтобы тем самым укрепить политическое, экономическое и культурное присутствие Будапешта в регионе.