Экономические инициативы Вашингтона на Балканах позволили Дональду Трампу не только набрать очки в предвыборной кампании, но и обойти ЕС и Россию на балканском политическом треке. Такое мнение в статье для «Аргументов и фактов» выразил директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко.

«Американский подход Трампа оказался ближе Белграду, чем непреклонная позиция [канцлера ФРГ] Ангелы Меркель, требующей безоговорочного признания независимости Косово. Вашингтонское соглашение, помимо деклараций и обещаний переноса посольства Сербии в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, практически ничего конкретного не содержит. Зато полтора миллиона сербов, проживающих в США, Трамп может записать к себе в актив», считает эксперт, особо отмечая тот факт, что в ходе заключения договоренностей в Белом доме президент Сербии Александр Вучич отстоял два принципиально важных для страны пункта — непризнание Косово и продолжение строительства балканской ветки российского газопровода «Турецкий поток», по которой «Газпром» планирует обеспечивать голубым топливом всю центральную и юго-восточную Европу.

«Никому прежде из сербских политиков после развала Югославии ещё не удавалось эффективно противостоять политическому давлению Запада», — подчеркивает политолог.

Вместе с тем американцам удалось наладить сотрудничество Белграда и Приштины над совместными проектами благодаря готовности вложить 4 млрд долларов в развитие региональной инфраструктуры. Помимо этого, важно, что Косово обязалось войти в балканский «мини-Шенген». Нахождение общих точек соприкосновения между Сербией и Косово, для начала — в экономической сфере, станет шагом к достижению долгосрочных компромиссов, полагает Олег Бондаренко. 

Он указывает и на то, что предприимчивый подход Вашингтона выгодно отличается от «упертой позиции Берлина по неизменности административных границ в Европе», которая по сути загнала переговорный процесс в тупик. 

Эксперт, в частности, напоминает, что ранее Александр Вучич выдвигал идею разрешить многолетний сербско-косовский конфликт путем разграничения территорий — населённые сербами территории Севера Косово перешли бы под формальный контроль Белграда, в то время как две албанонаселённых общины юга Сербии достались бы Приштине. В таком случае и Республика Сербская получила бы возможность воссоединиться с Сербией. Тем не менее в Европе наложили вето на подобные сценарии, что мотивировано, очевидно, откровенным опасением усиления сербского государства. 

Политолог также обращает внимание и на безынициативность российской дипломатии, выражая сожаление по поводу нежелания российского МИД включаться в геополитические процессы в регионе. Тем временем «стремление удержать статус-кво обычно рано или поздно приводит к краху своих сторонников», заключает он.