Как считают в Белграде, дипломатия Евросоюза крайне холодно восприняла соглашения о нормализации экономических отношений между Сербией и Косово, спешно подписанные в Вашингтоне неделю назад. Об этом пишут в Сербии, и всем понятно, что подобные рассуждения вбрасываются в общественное мнение страны с подачи самих же ЕСовцев — через прозападные СМИ.  

Особо расстроила Брюссель новость о возможном переносе посольства Сербии из Тель-Авива в Иерусалим и открытии там же «диппредставительства» Косово. Официальный представитель внешнеполитической службы Еврокомиссии Петер Стано заявил, что «в ЕС нет ни одной страны, у которой было бы посольство в Иерусалиме».  «Любые дипломатические шаги, которые могут поставить под сомнение общую позицию ЕС по Иерусалиму, вызывают серьезную озабоченность и сожаление», — подчеркнул Стано. 

Согласно общему настроению в Брюсселе, подобные действия могут стать препятствием на пути в Евросоюз. К слову, тот же Стано аккурат после вашингтонских дискуссий позволил себе лишний раз надавить на больное место Приштины, напомнив о том, что среди членов Евросоюза есть пять стран, которые не признали Косово суверенным государством, ввиду чего у самопровозглашенной республики нет возможности подать заявку на вступление в ЕС. Там такой комментарий восприняли очень болезненно. «Никогда ещё в Евросоюзе не говорили так ясно, что Косово для них не государство», — под таким заголовком вышел материал в приштинском издании «Kохa». 

Да, конечно, Америке очень хотелось перехватить инициативу у Брюсселя, и в Европе это прекрасно поняли. Но это — лишь амбиции американцев. У ЕС свои порядки и своя процедура, которая не стыкуется с форматами, принятыми в Вашингтоне. Нарастающие, как снежный ком, идеологические и экономические противоречия между США и Европой лишь добавляют негативного настроя в отношения двух полюсов. Ну а оказавшиеся между ними Сербия и Косово после встречи делегаций в Вашингтоне теперь остались наедине с брюссельской бюрократией, которая явно не симпатизирует американским шагам и теперь будет на свой лад «мирить» Белград и Приштину. По крайней мере, так размышляют аналитики в Сербии, комментируя итоги визита президента Вучича в США. 

Так, уже понятно, что документы, подписанные в Белом доме, не прибавят аргументации не только к подаче косоварами заявки на членство в ЕС, но и к вступлению самой Сербии в «европейскую семью». Достигнутые в Америке договоренности не охватывают всех требований Евросоюза к кандидатам, особенно в плане урегулирования споров и конфликтов с соседями, без чего стучаться в брюссельские двери даже и не стоит.

Собственно, именно поэтому 7 сентября в Брюсселе Белград и Приштина продолжили обсуждать такие аспекты нормализации отношений, как урегулирование имущественных споров и раскрытие архивов Армии Освобождения Косово для получения информации о пропавших без вести. После вооружённого конфликта в 1998-1999 годов сербы были собственниками 60% всего имущества и недвижимости на территории автономного края, — и всё оно было незаконно присвоено косовскими албанцами. Не менее остро стоит вопрос об использовании ресурсов гидроэлектростанции Газиводе, построенной Сербией, но используемой косовскими властями. В конце концов, православные монастыри на территории Косово и Метохии годами ведут битву с албанскими чиновниками, которые не позволяют вписать в кадастр эти земли, закрепленные за СПЦ документами о праве собственности и соответствующими судебными решениями.  

В ситуации, когда «угодить всем» попросту невозможно, президент Вучич достойно и с уверенностью вышел из Овального кабинета, где мужественно и мудро отстаивал жизненно важные позиции — позиции собственной страны. Будучи втянутым в глобальную шахматную игру, он делает выверенные и ответственные ходы в этой партии.

Ему удалось добиться от своих американских и косовских собеседников того, что он заранее анонсировал общественности в виде планов и ожиданий. Так, например, сербский лидер не раз подчеркивал, что Белграду и Приштине необходимо наладить такие торгово-экономические отношения, которые позволят улучшить условия жизни представителей обоих народов. Собственно, по итогам вашингтонских дискуссий стало известно, что Косово примет участие в региональной инициативе «мини-Шенген», подразумевающей беспрепятственное перемещение рабочей силы по территориям ее участников, а также создание свободного товаропотока. Вместе с тем Белграду и Приштине будут выделены 13 млрд долларов инвестиций на осуществление совместных экономических проектов, призванных развивать инфраструктуру региона. Речь идет главным образом о строительстве автотрассы и железной дороги. Белград, очевидно, столкнулся с предложением, от которого не смог отказаться. Тем более, что Америка обладает ресурсами, которые могут быть полезны Сербии. 

Вместе с тем, Вучич не стал вестись на предложения о поставках американского сжиженного газа, ставя в приоритет сотрудничество с Россией по снабжению сербов энергоресурсами.

«И там [в Вашингтоне] я защищал наши отношения с Россией и отказался подписать соглашение о покупке более дорогого сжиженного газа, что было в первоначальном документе», — сообщал позднее сербский лидер. 

Немаловажно и то, что в США Приштина взяла на себя обязательство приостановить на год все попытки добиться членства Косово в международных организациях. Но пусть и в ЕС уже заявили, что албанцев все равно «не пустят на европорог», очевидно, что Сербия будет и далее подвергаться прямому либо косвенному давлению в вопросах, касающихся своего отделившегося края. Тем удивительнее, что для Брюсселя это крохотное псевдогосударственное образование, возникшее по недоразумению, стало важнее реально существующей и успешно развивающейся страны — Сербии, с ее талантливым и креативным народом (на фоне всем известных фактов о бандитской и мафиозной сущности Косово).

Что касается размышлений ЕС по поводу будущего отношений сторон, то здесь, опять-таки, главное слово будет за Белградом. В какие бы тиски ни пытались поместить Сербию, её власти найдут лучшее решение, которое, в первую очередь, будет соответствовать интересам народа.

Автор с большой долей уверенности предполагает, что Брюссель продолжит прикладывать собственные усилия по налаживанию диалога между Белградом и Приштиной. Причуды вашингтонского «обкома» уже давно не указ для ЕС, у которого имеется своя повестка дня и план действий.

С другой стороны, важно понять, что это будет означать для Белграда? Новые испытания и компромиссы — либо возможности для членства в ЕС? Время покажет.