На славянских языках, по разным оценкам, говорят от 500 до 400 млн человек в мире. При этом русский — самый распространенный среди них: принято считать, что сегодня им владеет около 250 млн человек. Русский язык — один из пяти официальных языков ООН и в последние годы второй по распространенности язык в Интернете. 

И сами носители русского языка, и иностранцы, владеющие им в той или иной степени, часто задаются вопросом, насколько русский похож на родственные ему славянские языки, и может ли знание русского помочь в их понимании или освоении? Попробуем ответить. 

Откуда взялись славянские языки и кто на них говорит?

У современных славянских языков есть общий предок – праславянский язык, который существовал приблизительно до VI-VII вв. н.э. как совокупность диалектов славянских племен, населявших обширные пространства Восточной Европы.

С VII в. в праславянском выделяются западная, южная и восточная группы диалектов, из которых впоследствии получились подгруппы славянских языков с присущими каждой общими лексическими, морфологическими, фонетическими и грамматическими особенностями.

Западная подгруппа – это современные польский (около 40 млн носителей), чешский (около 10,5 млн), словацкий (5,2 млн), кашубский (Поморское воеводство в Польше, около 100 тыс.), серболужицкие языки (земли Саксония и Бранденбург в Германии, около 50-60 тыс.), южнорусинский язык (Воеводина в Сербии, Славония в Хорватии, около 15 тыс.), а также вымершие несколько веков назад языки полабских и поморских славян, которые некогда проживали на территориях современной Германии и Польши. Все западнославянские языки используют латиницу, кроме южнорусинского. 

Южная подгруппа – это современные болгарский (около 9 млн.) и македонский (около 1,3 млн; в Болгарии считается македонским диалектом), словенский (около 2 млн), а также преемники еще совсем недавно единого сербскохорватского языка: 

— сербский (более 9 млн человек в Сербии, Республике Сербской в БиГ, а также в Черногории: там часть населения и власти считают местный вариант сербского «отдельным черногорским языком». Также носителями сербского являются 3 миллиона представителей диаспор), 

— хорватский (около 6 млн человек),

— бошняцкий (язык боснийских славян-мусульман, носителей около 1,3 млн). 

Вновь появившиеся на месте сербскохорватского упомянутые государственные языки (речь идет о языковой норме Сербии, Хорватии, БиГ и Черногории, а не о локальных диалектах) имеют практически идентичную грамматическую основу и общий словарный запас. Друг с другом они соотносятся приблизительно как британский и американский английский или как германский и австрийский немецкий. Однако ввиду сложных политических отношений этих стран (и их жителей) каждый народ называет сегодня свой язык «в свою честь». А лексические и фонетические различия и расхождения обладают в массовом сознании большой ценностью. 

При этом говорящие на нормативном языке своей страны жители Белграда, Загреба, Сараево или Подгорицы обычно без проблем понимают друг друга при общении на любые темы. 

Южнославянскими являются и языки православного богослужения – вымерший старославянский и его наследник церковнославянский.

Болгары и македонцы используют кириллицу, сербы и черногорцы – кириллицу и латиницу, хорваты и словенцы – только латиницу.     

Восточная подгруппа – это современные русский язык, украинский (по разным оценкам 30-40 млн), белорусский (около 7 млн), а также карпаторусинский (по разным оценкам 100-600 тыс., Закарпатская область Украины, Восточная Словакия, северные районы Венгрии и Румынии, районы т.н. Лемковщины в Польше), который признан отдельным языком в странах ЕС и России, но считается диалектом украинского на Украине. Восточные славяне используют кириллицу (отдельные варианты карпаторусинского языка в Словакии – латиницу).

Все славянские языки сохранили несколько тысяч общих слов. в каждом они составляют значительную долю частотной лексики. При этом в лексике, фонетике, словообразовании и грамматике языков каждой подгруппы общего еще больше. Кроме того, между славянскими языками из разных подгрупп могут быть двусторонние исторические связи и параллели. 

Вместе с тем на многие славянские языки повлияли и неславянские: прежде всего, немецкий, турецкий и венгерский. Если тысячу лет люди из разных частей славянского мира могли общаться без переводчика, то сегодня они зачастую вынуждены друг с другом говорить по-английски: полноценно понимать без подготовки письменную или устную речь поляка русскому, чеха — сербу или болгарина — словенцу не представляется возможным. 

Исключение составляет, как уже было сказано, коммуникация сербов, черногорцев, хорватов и бошняков. Также смогут понять друг друга чехи и словаки, болгары и македонцы. Словенцы и македонцы, как правило, хорошо понимают жителей остальных стран бывшей Югославии (сербскохорватский был государственным во всех республиках СФРЮ). А у тех, в свою очередь, с пониманием словенского и македонского все значительно сложнее.

Русский и южнославянские языки 

Как жители балканских стран понимают русских? Чем похож и чем отличается наш язык от южнославянских?

Благодаря особой роли, которую в развитии русского сыграл старославянский язык (а потом и церковнославянский), русский и южнославянские языки связывает большое количество т.н. церковнославянизмов, а также русских слов южнославянского происхождения. Это не только книжная лексика, но и множество таких простых слов, как среда, праздник, здание, одежда, страна, помощь, единица, нравиться и др. 

Во второй половине XIX века, когда Россия приняла непосредственное участие в освобождении балканских славян от турецкого ига, а русская литература обрела поклонников по всему миру, маятник качнулся в обратную сторону, и уже обновленные сербскохорватский и особенно болгарский языки стали активно заимствовать русские слова.

Несмотря на эти исторически обусловленные сходства в лексике, с легкостью выучить любой из южнославянских языков не выйдет. Сложностей хватает. 

Если говорить о сербском/хорватском и словенском, проблемы появятся со склонениями (окончания в этих языках «не такие, как в русском», а в словенском есть и двойственное число…), со спряжениями глаголов, с ударением и порядком слов в предложении. 

Тех, кто учит болгарский и македонский, пугают постпозитивные артикли, большое количество глагольных форм и отсутствие склонения. 

Ко всему прочему, в этих языках много славянской лексики, не употребляемой в современном русском. А еще хватает заимствований из немецкого, венгерского и турецкого (особенно много турцизмов в болгарском и македонском и в языке бошняков, немного у сербов, хорватов — меньше всего).

В общем, знание русского, может, и упростит для вас изучение южнославянских языков, но легкой прогулки в любом случае не ждите. 

К какому выводу можно прийти относительно схожести русского и других славянских языков? 

Русский и все остальные славянские языки – довольно близкие родственники. Их схожесть обусловлена как общими корнями, так и из последующими контактами между собой. 

Помогает ли знание русского изучению других славянских языков? 

Одновременно и помогает (когда вы видите сходство с русским), и не помогает (когда вы не видите сходств), и даже мешает (когда сходства только вводят в заблуждение). 

Безусловно, научиться понимать другие славянские языки легче и быстрее при чтении, чем на слух или, тем более, в устной речи. В процессе говорения или при письме элементы похожих систем начинают путаться в голове, и человек смешивает языки (в игру вступает так называемая близкородственная языковая интерференция). К примеру, в условиях фактического двуязычия на Украине или в Белоруссии люди часто общаются на несистемно смешанном русско-украинском (т.н. суржик) или русско-белорусском говоре (т.н. трасянка). 

В заключение приведем мнения билингвов и иностранцев, владеющих русским и другими славянскими языками.    

Деян, филолог, русист, носитель сербского и македонского:

Не думаю, что знание двух славянских языков мне хоть как-то помогло в изучении русского. Скорее усложнило задачу. Самые большие препятствия для меня – это порядок слов в предложении, управление и произношение некоторых звуков.

Но это всего лишь мой пример. Я знаю сербку, которая говорит на чистейшем русском, — при этом она не в состоянии объяснить ни одного грамматического правила. Также я знаю немало сербов, которые живут в России десятилетиями и говорят на «пиджин русском» (то есть на очень упрощённом — прим. ред.).

Лексика, конечно, схожа, однако есть и множество однокоренных слов, которые означают разные понятия и заставляют вас сказать совсем не то, что вам хотелось. Знакомая мне лектор русского языка (наполовину македонка) могла, говоря по-русски, буквально перевести македонское выражение «лопнуть со смеху» словами «я пукнула со смеху» (пукнав од смеа).

Славянские языки, конечно, похожи. Но если ставить себе высокие цели, славянину должно быть все равно, изучает он русский или папуасский. Задачи — те же.

Светослава, филолог-сербокроатист, носитель русского и болгарского языков:

Я выросла в двуязычной русско-болгарской семье. Мои родители прекрасно овладели обоими языками. Оставшись жить в России, папа со временем в совершенстве выучил русский и полностью ассимилировался, хотя, приехав в Москву 20-летним студентом, язык он знал на школьном уровне (в Болгарии при социализме русский входил в обязательную программу). 

Поначалу случались языковые курьезы. Например, однажды, рассказывая моей (будущей) маме о своем родном городе, он добавил:
«А крыши у нас покрыты… – повисла пауза, он подбирал правильное слово, — черепашками…» (имелось в виду «черепицей»). 

Канамэ, филолог-славист, преподаватель русского и сербского языков, носитель японского (владеет русским, сербским, болгарским, русинским, словацким и польским):

У меня нет сомнений, что знание русского помогает при изучении других славянских языков, но нельзя сказать, что оно всегда приводит к их успешному усвоению. 

На начальном этапе изучения других славянских языков русский помогает быстро сориентироваться в грамматической системе языка. Именно благодаря русскому кажется, что все очень просто и понятно. Но потом, на более позднем этапе, о нем придётся «забыть», так как он мешает понять особенности изучаемого языка и овладеть им более естественным образом. Лучше начать думать на том самом языке, избегая мысли «Как это будет по-русски?». 

Я не раз сталкивался с этой проблемой, когда учил, например, сербский, болгарский и русинский. С одной стороны, приятно вспомнить, что в ходе своей первой поездки в Сербию я заметил, что говорю по-сербски с русским акцентом. С другой стороны, я осознал тогда, что надо как-то избавиться от своих «плохих» привычек, чтобы заговорить по-сербски по-настоящему. После этого у меня в голове русский и сербский стали совсем разными языками, и я перестал путать слова или грамматики.

Вячеслав Чарский, славист, к. филол. н., зам. шеф-редактора проекта Russia Beyond

Светослава Цветкова, профессиональный гид, филолог, переводчик с сербского языка, редактор проекта Russia Beyond

Оригинальный текст на сербском языке