fbpx
Now Reading
«Стиль Софии»: комментарий к визиту в Москву главы МИД Болгарии

«Стиль Софии»: комментарий к визиту в Москву главы МИД Болгарии

Аватар

Сегодня в Москву прибыла с визитом министр иностранных дел Болгарии Екатерина Захариева. Когда сообщаешь знакомым эту новость, надо быть готовым, что они либо недоумённо пожмут плечами, либо сочувственно покрутят пальцем у виска. «Сумасшедший дом», скажут они всем своим видом. И в этом не будет ничего удивительного: такая трактовка болгарской внешней политики у нас постепенно становится нормой, отодвигая более традиционную версию о болгарах как извечных «братушках-предателях».

Действительно, если следить за инфоповодами, приходящими к нам с юго-западного побережья Черного моря, можно усомниться в адекватности болгарского внешнеполитического ведомства. Вот пример: в начале прошлого месяца болгарские власти заявляют, что советские войска в 1944 г. не освободили их страну от нацизма, а, наоборот, «удушили их гражданскую совесть» и «деформировали экономическое развитие».

Через неделю следует арест руководителя болгарского движения «Русофилы» Николая Малинова по обвинению в шпионаже в пользу Москвы. А ещё через неделю – заседание российско-болгарской межправительственной комиссии, которая проходит в мажорных тонах и оканчивается победной реляцией главы правительства о начале строительства газопровода «Балканский поток» (так болгары окрестили продолжение второй ветки «Турецкого потока»). 

После таких виражей у неподготовленного наблюдателя может закружиться голова. Но и давно следящие за стилем вождения Софии зрители испытывают примерно тот же спектр ощущений. Так, во второй половине 2000-х президент и премьер-министр Болгарии не жалели добрых слов в адрес нашей страны, устроили перекрёстные годы России в Болгарии (2008) и Болгарии в России (2009), и подвели под эту риторику солидный экономический фундамент в виде сразу трёх энергетических проектов: нефтепровода («Бургас-Александруполис»), газопровода («Южный поток») и атомной электростанции («Белене»). В первой половине 2010-х болгарское же руководство добилось отмены всех трёх запущенных ранее проектов, присоединилось к антироссийским санкциям и призвало весь мир в свидетели вмешательства российских хакеров в свои муниципальные выборы. Но вот на дворе вторая половина 2010-х, и мы видим обмен визитами глав правительств, встречи президентов и возобновление, пусть и в ином виде, двух из трёх закрытых ранее энергетических инициатив («Балканский поток» и АЭС «Белене»).

Приходится признать: последовательность – не самая сильная черта болгарского МИДа, по крайней мере на российском направлении. Но в то же время хочется предостеречь читателя от лежащих на поверхности выводов относительно профессиональных качеств болгарского руководства. Обратите внимание хотя бы на тот факт, что с 2009 г. у власти в стране находится одна и та же партия, а правительство возглавляет один и тот же человек – Бойко Борисов. И это при том, что внутриполитическая жизнь в этот период совсем не стояла на месте, а как раз наоборот, била ключом: с 2009 года в стране сменилось семь (sic!) кабинетов министров! Политик, который в таких условиях способен удержать в своих руках бразды правления явно не подходит под определение некомпетентного.

Странные кульбиты болгарской внешней политики объясняются проще. Они – не плод продуманной стратегии, со смелыми комбинациями и рискованными гамбитами. Эти неожиданные повороты – результат преобладания логики внутриполитической борьбы над государственными интересами. В последние десять лет политическая жизнь Болгарии больше всего напоминает игру в «царя горы», когда Бойко Борисов и его партия ГЕРБ (Граждане за европейское развитие Болгарии) стоят на вершине этого «Олимпа», а их соперники наступают по всему периметру, стараясь столкнуть их вниз. Реакции партии-гегемона на такие попытки как раз и составляют те хаотичные движения, которые мы наблюдаем на российском направлении. 

Так, в 2009 г. Борисов пришёл к власти на волне антикоррупционных настроений и первым делом заморозил совместные с Россией энергетические инициативы до выяснения их экономической целесообразности. Что не помешало ему через год разморозить их обратно (и снова заморозить ещё через пару лет под давлением США – но об этом чуть позже). В 2014 г. веянием времени было «реформаторство»: Борисов пригласил на ключевые посты в своём кабинете молодых либералов, которые два года отвечали этому требованию общества, в том числе демонстрируя солидарность с реакцией «цивилизованного мира» на украинские события. К 2016 г. в связи с миграционным кризисом в моду вошёл консерватизм – Борисов смягчил риторику в адрес России и даже выступил против проекта флотилии НАТО в Чёрном море.

Этой же логикой объясняется и упоминавшийся выше спонтанный всплеск антироссийской агрессии в сентябре этого года. 27 октября в Болгарии пройдут муниципальные выборы, главной интригой которых является битва за пост мэра Софии. Основным конкурентом ГЕРБ здесь выступает социалистическая партия, и критика советского периода болгарской истории, как и дело о «российских шпионах», направлены в первую очередь против неё.

Так чего же ждать от визита в Москву главы болгарской дипломатии? Есть ли хоть какая-то надежда на способность Софии к конструктивному сотрудничеству? 

Как ни парадоксально, на этот вопрос можно ответить утвердительно. Несмотря на заметную конъюнктурность политики ГЕРБ в отношении нашей страны, в действиях Борисова обнаруживается и другая логика. С 2009 и примерно по 2015 г., несмотря на попытку хорошей мины в адрес Москвы, проамериканский вектор Болгарии был не просто основным, а фактически единственным, и никакие перепады настроений электората не оказывали на него ни малейшего воздействия. Однако уже к 2015 г. этот крен в сторону Вашингтона стал давать плоды, и они оказались совсем не такими, на какие рассчитывали в Софии. Так, в 2012 г. госсекретарь США Хилари Клинтон убедила Борисова отказаться от контракта с Росатомом в пользу американской компании Вестингауз. В результате Болгария не только не получила новых атомных мощностей, но и вынуждена была оплатить уже произведённое российской компанией оборудование.

В декабре 2014 г. в очередной раз замороженный Софией проект «Южного потока» был окончательно свёрнут по инициативе Москвы, что, как оказалось, совершенно не входило в планы Борисова. Наконец, надежды на более тесное экономическое сотрудничество с США также оказались иллюзорными, о чём болгарский премьер-министр с горечью пенял партнёрам в октябре 2015 г. 

Итогом постигшего Борисова разочарования в ставке на Вашингтон стало настойчивое желание возобновить утраченные энергетические проекты с Москвой. Первые шаги на этом пути были предприняты уже сразу после закрытия «Южного потока» (декабрь 2014 года), т.е. задолго до того, как «пророссийскость» в Болгарии стала мейнстримом (конец 2016-2017-х.). В 2017 году, после того, как Арбитражный суд в Женеве обязал Софию выкупить произведённые Росатомом реакторы, правительство Борисова активно выступило за возвращение к проекту АЭС «Белене», несмотря на значительное сопротивление местных прозападных кругов. В 2018 г. премьер-министр по собственной инициативе посетил Москву, где ожидаемо встретил достаточно сдержанный приём и был вынужден принести публичные извинения за предыдущий срыв сотрудничества в сфере энергетики.

Таким образом, отвечая на поставленный выше вопрос, – да, надежда на конструктив в российско-болгарских отношениях есть, и основана она не на славянофильстве, а на трезвом анализе тенденций болгарской политики. А вот оправдается эта надежда или нет – время покажет. 

Фото: МИД РФ

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top